Меню Рубрики

Эмболизация маточных артерий при кесаревом сечении

Автореферат и диссертация по медицине (14.01.01) на тему: Врастание плаценты у пациенток с рубцом на матке после кесарева сечения. Органосохраняющие операции

Автореферат диссертации по медицине на тему Врастание плаценты у пациенток с рубцом на матке после кесарева сечения. Органосохраняющие операции

Латышкевич Олег Александрович

ВРАСТАНИЕ ПЛАЦЕНТЫ У ПАЦИЕНТОК С РУБЦОМ НА МАТКЕ ПОСЛЕ КЕСАРЕВА СЕЧЕНИЯ. ОРГАНОСОХРАНЯЮЩИЕ ОПЕРАЦИИ

14.01.01 — акушерство и гинекология

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

Работа выполнена на кафедре акушерства и гинекологии Факультета фундаментальной медицины Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова».

Зав. кафедрой акушерства и гинекологии Факультета фундаментальной медицины МГУ имени М.В. Ломоносова

академик РАН, доктор медицинских наук, профессор Г.М. Савельева Официальные оппоненты:

профессор кафедры акушерства и гинекологии №2 лечебного факультета ГБОУ ВПО «Первый Московский государственный медицинский университет имени И.М. Сеченова» Минздрава России

доктор медицинских наук, профессор А.И Давыдов

Руководитель родильного отделения

ФГБУ «Научный Центр акушерства, гинекологии

и перинатологии им. В.И. Кулакова» Минздрава России

доктор медицинских наук, профессор O.P. Баев

Ведущая организация: ГБОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова» Минздрава России.

Защита диссертации состоится «_»_2015 г. в_ч. на заседании диссертационного совета Д 212.203.03 при Российском университете дружбы народов по адресу: 117333, г. Москва, ул. Фотиевой, д.6.

С диссертационной работой можно ознакомиться в Научной библиотеке Российского университета дружбы народов (117198, г.Москва, ул.Миклухо-Маклая, д.6).

Автореферат разослан «_»_2015 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат медицинских наук

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Врастание плаценты (placenta accreta) — это чрезвычайно серьезное осложнение беременности, сопряженное с риском массивного маточного кровотечения, начиная с попытки ее отделения, и материнской смертностью. Выявлена четкая причинная связь локализации врастания плаценты с наличием рубца на матке после кесарева сечения (КС), поскольку зона врастания ворсин чаще всего находится на передней стенке в нижнем сегменте матки, т.е. по месту типичного ее разреза (Милованов А.П., 2011; Erin A.S., 2011; Eshkoli Т., 2013).

В последние десятилетия наблюдается неуклонный рост распространенности данного осложнения, что в немалой степени обусловлено увеличением частоты КС и, как следствие, беременностей с рубцом на матке. Частота встречаемости врастания плаценты за последние 20 лет увеличилась более чем десятикратно (Gielchinsky Y., 2002; Kanal Е., 2004; Oyelese Y.; 2006). По данным Департамента здравоохранения г. Москвы врастание плаценты в области рубца на матке после операции КС (33%) — вторая по частоте встречаемости причина массивных акушерских кровотечений (Курцер М.А., 2011).

К сожалению, до сегодняшнего дня основным методом борьбы с ин-траоперационным кровотечением остается гистерэктомия, в результате чего пациентки утрачивают репродуктивную функцию. Практически во всех странах мира, в том числе в Российской Федерации, массивная кровопотеря (более 1500-2000 мл) при отсутствии эффекта от введения утеротоников, препаратов крови, факторов свертывания, перевязки маточных артерий и др. является показанием к гистерэктомии. Согласно мировым статистическим данным, на сегодняшний день врастание плаценты является ведущей причиной акушерских гистерэктомий (Dandolu V., 2012; Daskalakis G., 2007; Wu S., 2005).

Избежать гистерэктомии и сохранить репродуктивную функцию пациенток с врастанием плаценты — важная задача современного акушерства. Ряд инновационных техник, разработанных в последние десятилетия, позволяют изменить подход к ведению таких пациенток на органосохраняющий.

В последние годы появляются работы, посвященные модернизации оперативной техники при врастании плаценты. Инновационным явился подход, предложенный японскими специалистами, — донное КС (Kotsuji F., 2013; Nishida R., 2013). По мнению авторов, при врастании предлежащей плаценты, основная масса которой расположена в нижнем сегменте по передней стенке, использование вертикального или горизонтального донного кесарева сечения позволяет избежать кровотечения до извлечения ребенка.

Многими исследователями обсуждается эффективность эндоваскуляр-ных методов остановки интраоперационного кровотечения: эмболизации ма-

точных артерий (ЭМА), етентирования, баллонирования сосудов бассейна общей подвздошной артерии (Хасанов A.A., 2011; Bailas J., 2012; Poujade О., 2012; Elagamy А., 2013). Обшепризнано значение аппаратов для реинфузии аутологичной крови (Cell-saver).

Очевидно, что тщательная подготовка к родоразрешению пациенток с врастанием плаценты невозможна без точной антенатальной диагностики данного осложнения. В зарубежной литературе последних лет активно обсуждается вопрос о значимости различных методов диагностики врастания плаценты, в первую очередь, инструментальных: ультразвуковое исследование (УЗИ), магнитно-резонансная томография (МРТ) во 2-3 триместрах беременности (Taipale Р., 2004; Lim P.S., 2011).

Задача сохранения репродуктивной функции у пациенток с врастанием плаценты на сегодняшний день далека от своего окончательного решения. Необходима разработка четкого алгоритма оперативного родоразрешения пациенток с врастанием плаценты, который должен включать как современные методы предотвращения и остановки кровотечения, так и инновационные хирургические техники.

Цель исследования: оптимизация тактики родоразрешения пациенток с врастанием плаценты и рубцом на матке после кесарева сечения, сохранение репродуктивной функции.

1. уточнить факторы риска врастания плаценты у пациенток с рубцом на матке после кесарева сечения и предлежанием плаценты;

2. сравнить диагностическую ценность УЗИ и МРТ, выявить наиболее значимые антенатальные критерии верификации врастания плаценты;

3. сопоставить эффективность различных методов снижения интраопера-ционной кровопотери при врастании плаценты;

4. оценить значимость инновационных хирургических методик (донное кесарево сечение, метропластика) в родоразрешении пациенток с врастанием плаценты и сохранении репродуктивной функции.

Научная новизна. Впервые в одной когорте пациенток с рубцом на матке после КС определены факторы риска врастания предлежащей плаценты, выявлены наиболее значимые диагностические критерии патологии прикрепления плаценты по данным УЗИ и МРТ, обоснованы наиболее эффективные методы остановки интраоперационного кровотечения, предложены органосохраняющие хирургические техники.

Установлено, что совокупность двух диагностических критериев (отсутствие гипоэхогенной ретроплацентарной зоны, наличие плацентарных сосудистых лакун) обеспечивает наилучшее качество верификации врастания

плаценты в сроки 24-28 недель беременности при использовании УЗИ и МРТ.

Доказано, что, что инновационные хирургические техники (донное КС, метропластика) в совокупности с эндоваскулярными методами остановки кровотечения статистически значимо снижают объем интраоперационной кровопотери, позволяют реализовать органосохраняющий подход к родораз-решению пациенток с врастанием плаценты.

Практическая значимость работы. Определены факторы риска врастания предлежащей плаценты у пациенток с рубцом на матке (2 и более КС в анамнезе, преимущественное расположение предлежащей плаценты по передней стенке, полное предлежание плаценты), что дает возможность сформировать группу риска в ранние сроки для мониторинга на протяжении беременности.

Установлены наиболее значимые диагностические критерии врастания плаценты по данным УЗИ и МРТ (отсутствие гипоэхогенной ретроплацен-тарной зоны, наличие плацентарных сосудистых лакун), а также сроки, в которые возможно наиболее точное выявление врастания плаценты (24-28 недель).

При родоразрешении пациенток с рубцом на матке после КС и врастанием предлежащей плаценты необходимо использование аппаратов для ре-инфузии аутологичной эритромассы и эндоваскулярных методов профилактики/остановки интраоперационного кровотечения (ЭМА, временная баллонная окклюзия — ВБО), способствующих снижению объема кровопотери ( 0,05; возможно, это связано с малым числом наблюдений с баллонной окклюзией (п=10). Сопоставить полученные результаты с результатами других авторов трудно, так как сравнительных исследований практически нет. Большинство доступных статей посвящено оценке достоинств/недостатков каждого из методов по отдельности. Исключение составляет работа К. Butt и соавт., где так же, как и в нашей работе, не выявлено достоверных различий в объеме интраоперационной кровопотери при ЭМА и ВБО наружных подвздошных артерий (Butt К., 2002).

По данным ВОЗ, за последние 20 лет частота гистерэктомий, связанных с акушерскими осложнениями, в развитых странах снизилась вдвое: с 1/1000 родов до 1/2000 [World Health Organization, 2004]. Не вызывает сомнения, что огромный вклад в этот позитивный факт внесли новые методы профилакти-

ки/остановки интраоперационных акушерских кровотечений (Grosvenor А., 2007; Flood К.М., 2009).

Таким образом, анализ современной литературы и собственный опыт показал, что каждый из рассматриваемых интраваскулярных методов остановки кровотечения имеет свои особенности, которые делают их применение более рациональным в различных условиях. ЭМА следует считать методом выбора при сомнительном диагнозе врастания плаценты и при placenta accre-ta (1 степень инвазии). Применение ВБО наружных подвздошных артерий рационально при наличии точного диагноза врастания плаценты, особенно при вовлечении мочевого пузыря, поскольку ВБО обеспечивает и его адекватный гемостаз.

При родоразрешении пациенток с врастанием плаценты основной задачей, стоящей перед акушерами, является снижение потенциальных рисков для жизни матери (массивное интраоперационное кровотечение), а также сохранение репродуктивной функции.

Проведенное исследование показало, что на сегодняшний день существуют доступные методы, позволяющие обеспечить решение данной проблемы. Комплексный подход к ведению пациенток с рубцом на матке и врастанием плаценты должен включать выявление факторов риска, точную антенатальную диагностику, тщательную предоперационную подготовку.

Проведенный клинический анализ позволил установить, что достоверно повышают риск врастания плаценты ее полное предлежание, преимущественное расположение по передней стенке, более 2 КС в анамнезе. С несколько меньшей достоверностью риск врастания плаценты увеличивают следующие анамнестические факторы: более 5 выскабливаний матки, более 4 беременностей в анамнезе, временной интервал после предшествующего КС менее 3 лет.

При оценке значимости инструментальных методов диагностики врастания плаценты показано, что диагностическая значимость УЗИ и МРТ вполне сопоставима. С экономической точки зрения (стоимость экспертного УЗИ — 2500 руб., стоимость экспертного MPT

8000 руб.) для пациентов УЗИ следует признать более приемлемым. Следовательно, УЗИ экспертного уровня, будучи высокочувствительным и высокоспецифичным методом исследования, является достаточным для диагностики врастания плаценты. Оптимальные сроки диагностики — 24-28 недель. Эхографическими признаками, наиболее часто встречающимися при врастании плаценты, являются отсутствие гипоэхогенной ретроплацентарной зоны и наличие плацентарных сосудистых лакун. Тем не менее, когда у специалиста УЗИ или МРТ возникают сомнения в точности диагноза, целесообразно использовать оба метода.

Наиболее оптимальной тактикой оперативного родоразрешения пациенток с врастанием плаценты следует признать проведение донного КС с последующей метропластикой на фоне эмболизации маточных артерий или временной баллонной окклюзии общих подвздошных артерий. Данная тактика позволяет минимизировать объем кровопотери и обеспечивает сохранение репродуктивной функции.

В связи с этим мы считаем целесообразным придерживаться следующего алгоритма ведения беременности и родов у пациенток с рубцом на матке и врастанием плаценты (рис. 6):

Выявление и мониторинг пациенток группы риска

Антенатальная диагностика УЗИ (24-28 нед.), МРТ

источник

Фактически никаких ограничений нет, так как технически ЭМА можно выполнить при любом размере миомы матки — от крошечной до гигантской. Речь идет о показаниях к проведению ЭМА в той или иной ситуации.

Имея в нашей клинике все методы лечения миомы матки, мы можем рекомендовать пациентке именно тот метод, который подходит ей в конкретной ситуации (включая хирургию, в т. ч. лапароскопическую и т. д.). То есть мы не ограничены техническими возможностями клиники, что обеспечивает непредвзятые рекомендации. ЭМА не всегда оправданна, и в ряде случаев мы отдаем предпочтение другим методам лечения. Но это определяется не размерами, а локализацией и топографией узлов, их количеством, а также возрастом и актуальностью репродуктивных планов пациентки.

Множественная миома матки — важнейшее показание для проведения ЭМА. Удаление большого количества узлов приводит к существенной травме матки. При ЭМА такого не происходит. Ошибочно думать, что во время ЭМА производится последовательная эмболизация каждого узла. Во время этой процедуры одномоментно прекращается питание всех узлов, включая даже те мелкие узлы, которые были не видны во время УЗИ.

Эмболизация маточных артерий не является экспериментальной методикой. ЭМА официально зарегистрирована как метод лечения миомы матки в конце 90-х годов всеми контролирующими здравоохранение организациями во всем мире, в том числе и в России. Многочисленные исследования показали высокую эффективность и безопасность этого метода лечения.

В 2004 году ЭМА была выполнена госсекретарю США Кондолизе Райз. Решение о выборе именно этого метода лечения было принято на консилиуме лучших врачей Америки. Очевидно, что экспериментальный метод лечения ни при каких условиях не мог бы быть применен у второго лица в государстве, исходя хотя бы из принципов национальной безопасности.

Официальная статистика говорит о том, что вероятность рецидива миомы матки после проведения эмболизации маточных артерий ничтожно мала. Речь идет не о возобновлении роста миоматозных узлов, а о появлении новых миом. Тут надо отметить, что вероятность возникновения новых узлов миомы больше у женщин, которым ЭМА была выполнена не полностью. В первую очередь это касается ситуаций, когда эндоваскулярному хирургу не удается выполнить эмболизацию обеих маточных артерий в силу технических сложностей при ее катетеризации.

Должны отметить, что в нашей практике не было ни одной неудачи катетеризации за последние пять лет. По-видимому, это связано с накопленным опытом тысяч ЭМА, а также использованием самого современного и высокотехнологичного инструментария. При этом важно отметить, что большое количество пациенток, у которых возникли технические сложности при выполнении ЭМА в других клиниках России и СНГ, в конечном итоге обращаются к руководителю нашего отделения рентген-хирургии Б. Ю. Боброву для выполнения повторной ЭМА. Это значит, что в нашей практике пациентов со сложной анатомией существенно больше, чем в практике обычных клиник.

При такой локализации узлов, как правило, возникают трудности для хирургического лечения миомы, и далеко не все хирурги берутся оперировать таких пациентов (как открытым доступом, так и лапароскопически). Область перешейка — это место, где маточная артерия подходит к матке и делится на восходящую и нисходящую ветви. Повреждение этого сосудистого пучка в процессе удаления узла может привести к серьезному кровотечению, остановить которое можно только удалением матки. Поэтому при такой локализации зачастую единственным эффективным и безопасным методом лечения является эмболизация маточных артерий.

Надо отметить, что при чисто шеечном расположении узла после ЭМА в большинстве случаев происходит экспульсия (рождение узла), то есть матка полностью освобождается от такого узла.

Да, такое возможно, но происходит крайне редко. Возможных причин несколько:

    • Технические погрешности при проведении ЭМА, приведшие к неполной эмболизации артерий миомы. Например, если была проведена односторонняя эмболизация маточных артерий (то есть закрыт кровоток только в одной маточной артерии, — это случается при технических трудностях доступа в случаях атипического строения артерии). В таких случаях делается повторная ЭМА силами более опытного хирурга. Эндоваскулярный хирург Б. Ю. Бобров, помимо самого значительного опыта ЭМА, также обладает и самым большим опытом повторных вмешательств, поскольку мы собираем пациентов после неудачных ЭМА, выполненных в других клиниках, со всей России.
    • Если до ЭМА пациентка получала терапию агонистами гонадотропин-рилизинг-гормона(«Бусерелин», «Золадекс», «Диферелин», «Люкрин-депо») и ЭМА была проведена сразу же после лечения. Дело в том, что на фоне такой терапии происходит временное снижение кровоснабжения узлов и эмболы не могут заполнить все артерии. Это приводит к тому, что после окончания действия препарата кровоток в узлах восстанавливается по ранее спазмированным артериям). Если использовалась терапия агонистами, ЭМА возможна не ранее чем через 2 месяца после отмены препарата.
    • Наличие особенностей кровоснабжения матки и яичников, обеспечивающих дополнительные источники кровоснабжения миомы. Такие особенности встречаются относительно редко, и не более чем в 1,5% всех случаев ЭМА они могут быть ответственны за восстановление кровотока в миоме после эмболизации. Как правило, кровоток восстанавливается лишь в небольшой части ткани миомы. Однако если это становится клинически значимо (например, возобновляется рост узлов), выполняется повторное вмешательство — эмболизация дополнительного источника кровоснабжения. На наших базах повторные вмешательства такого рода выполняются строго бесплатно.
Читайте также:  Гороскоп ребенка кесарево сечения

Временной эмболизации маточных артерий не бывает, так как под термином «эмболизация» подразумевается закрытие просвета сосуда каким-то веществом (тромбом, частичкой жировой ткани, специальными эмболами), и их оттуда никак невозможно удалить. ЭМА при миоме подразумевает необратимое прекращение кровоснабжения.

Существует временное прекращение кровоснабжения матки за счет пережатия маточных артерий или их окклюзии баллонами, которое производится во время операции или кесарева сечения, а также для остановки послеродовых кровотечений. Но к лечению миомы матки эти технологии не имеют отношения.

Не существует никакой связи и никакого механизма, способного связать ЭМА и варикозную болезнь. К варикозному расширению вен нижних конечностей приводят разные причины. В частности наличие очень большой миомы матки, которая за счет компрессии может нарушать отток крови из нижних конечностей. В этом случае результат ЭМА — уменьшение размеров матки — может даже приводить к снижению выраженности хронической венозной недостаточности у пациентов с варикозной болезнью.

Возрастных ограничений нет, однако есть понятие целесообразности проведения эмболизации в той или иной ситуации. К примеру, после менопаузы ЭМА, как правило, не проводится, так как после прекращения менструальной функции миома матки в большинстве случаев регрессирует самостоятельно. В молодом возрасте, до начала менструаций, миома матки не встречается. Во всех остальных ситуациях ЭМА выполняется по показаниям.

В подавляющем большинстве случае пациентка выписывается на следующий день после операции, то есть проводит в клинике ровно 1 день. Крайне редко возникает ситуация, когда требуется еще один день госпитализации. Это обычно бывает связано с желанием самой пациентки находиться под наблюдением, если некому помогать ей дома (например, пациентка приезжает из другого города и останавливается в гостинице).

Эта тема подробно рассматривается в разделе «ЭМА и беременность», а также на форуме о миоме матки. Если ответить коротко: эмболизация маточных артерий применяется у пациенток, планирующих беременность в тех случаях, когда хирургическое лечение (миомэктомия) могут нанести матке существенную травму (много рубцов на матке, неудачная локализация узла и т. д.). В таких случаях отдают предпочтение эмболизации маточных артерий. После эмболизации узлы не исчезают, а необратимо уменьшаются в размерах, по сути, переставая быть миомой — они превращаются в соединительную ткань. Узлы же, изначально растущие в полость матки, после ЭМА рождаются (экспульсируются) и больше в матке не определяются.

Беременность после ЭМА возможна приблизительно через 1 год, именно к этому моменту заканчивается процесс замещения узлов соединительной тканью и уменьшения их размеров.

При проведении эмболизации маточных артерий используется специальное ослабленное рентгеновское излучение, суммарная длительность экспозиции которого не превышает 2–3 минут. При этом доза излучения, которую получает пациентка, не больше, чем при обычном рентгеновском снимке грудной клетки или снимке, который производится для оценки проходимости маточных труб у пациенток, обследующихся по поводу бесплодия. Также стоит принять во внимание, что эндоваскулярный хирург, выполняющий ЭМА, получает сопоставимую дозу рентгеновского облучения. Но только он получает ее ежедневно и несколько раз в день.

Тем не менее уменьшение продолжительности и дозы рентгеновского облучения — это одна из основных задач эндоваскулярного хирурга. Сокращение времени рентгеноскопии и, соответственно, дозы облучения напрямую связано с опытом оперирующего хирурга — от средних 30–40 минут у начинающих докторов до 2–3 минут в руках врача с опытом в тысячи ЭМА. Не в ущерб качеству, разумеется.

13. Какие исследования надо провести перед эмболизацией (минимум и максимум)? Какой метод является более информативным — УЗИ или МРТ — для последующего сравнения динамики изменения узла?

Начать надо с УЗИ — в большинстве случаев его достаточно. МРТ необходима крайне редко, только в тех ситуациях, когда возможностей УЗИ недостаточно (например, очень большая матка и множество миоматозных узлов сложной локализации).

Хотим особо отметить, что УЗИ следует проводить у гинеколога, который занимается эмболизаций маточных артерий. Это важно, так как есть очень много нюансов (параметры кровотока и т. п.), которые обычные гинекологи рутинно не смотрят (или смотрят не очень профессионально). Нам нередко приходится переделывать неинформативные УЗИ, сделанные в другом месте.

Если в ходе консультации принимается решение о проведении ЭМА, гинеколог выдает пациентке «Лист подготовки», в котором подробно перечислены все анализы и обследования. Этот список почти не отличается от списка анализов, которые сдают перед госпитализацией в любой хирургический стационар, но есть ряд специфических анализов и исследований. Анализы в современных лабораториях выполняются быстро. В нашей консультативной «Европейской клинике» все обследование можно пройти за 20–30 минут, результаты будут готовы в течение 2–3 дней (есть только один анализ — «аспират из полости матки», который выполняется 7–8 рабочих дней, но это связано с технологией его выполнения).

Скорее всего речь идет о сочетании миомы матки и аденомиоза (другое название — внутренний эндометриоз). Сочетание миомы матки и аденомиоза никак не влияет на эффективность эмболизации маточных артерий.

Есть отдельное состояние, когда в матке превалирует аденомиоз и есть единичные мелкие миоматозные узлы — в данном случае эффективность ЭМА в отношении такого симптома, как обильные менструальные кровотечения, может быть снижена. То есть у части (около 10%) пациенток с аденомиозом 3-й степени кровотечения могут снова появиться в отдаленном периоде, поскольку связаны они были не с миомой, а с аденомиозом.

Однако в последние годы все больше выполняют ЭМА для лечения именно аденомиоза. Даже при отсутствии миомы. Дело в том, что других методов эффективно вылечить аденомиоз, не удаляя при этом матку, пока нет. Напишите нам и получите консультацию о варианте лечения, показанном в вашем случае.

Когда после консультации принимается решение о выполнении ЭМА, пациенту выдается специальный «Лист подготовки», в котором подробно описано все, что необходимо сделать перед ЭМА.

В схему подготовки входит сдача анализов и прохождение нескольких исследований (по сути все то же самое, что проходит пациент перед любой хирургической операцией), также в листке указано, какие лекарственные препараты надо принимать до ЭМА и за какое время. Препараты начинают принимать за неделю до операции. В целом в подготовке к ЭМА нет ничего сложного, просто есть свои нюансы.

16. Можно ли в ночь перед операцией принимать успокоительные средства и лекарства постоянного применения?

Успокоительные средства даже входят в перечень препаратов, которые необходимо принимать до операции. Прием лекарств постоянного применения вы обсуждаете с вашим лечащим врачом. Возможно, что эти препараты могут быть противопоказаны, могут не сочетаться с препаратами, которые вы будете принимать в процессе подготовки или в стационаре.

Иногда возникает необходимость получить консультацию у своего лечащего доктора (который назначил эти препараты для постоянного применения) с целью коррекции дозы в связи с планирующимся вмешательством — к примеру, если вы получаете сердечные препараты или средства от гипертонии.

В первые часы после ЭМА есть не рекомендуется. Употребление пищи может вызвать тошноту и рвоту. Полноценное питание возможно уже вечером, если у вас будет аппетит, при этом нет никаких строгих ограничений. Если вы сами знаете, что некоторые продукты могут вызвать у вас газообразование — просто именно их стоит исключить из питания. Часть пациенток после ЭМА чувствуют себя настолько хорошо, что могут спокойно поужинать.

Сгибать ногу после ЭМА можно через 6 часов при использовании гемостатического устройства Safeguard, через этот же промежуток времени можно вставать. При использовании нового гемостатического устройства Angio Seal уже сразу же после операции можно сгибать ногу на 30% и поворачиваться на бок, а через 2 часа – занимать в постели любую позу. Через 4 часа можно вставать, но в сопровождении медсестры. Так как для обезболивания используются наркотические анальгетики и другие препараты, которые влияют на общее состояние, мы не рекомендуем вставать после операции до следующего утра. В целом поводов для вставания у вас особенно не будет — пациенты, как правило, большую часть времени просто спят.

Рекомендация не сгибать ногу связана с необходимостью обеспечить полноценное закрытие места пункции бедренной артерии (очень похоже на ситуацию, когда после того как вам взяли кровь из вены, просят 5–10 минут держать руку согнутой в локтевом суставе). В отличие от вены на руке, давление на бедренную артерию должно быть более длительным, при этом ногу не сгибают, а на область пункции наклеивают специальную давящую наклейку — гемостатическое устройство Safeguard. При использовании нового гемостатического устройства Angio Seal место пункции «пломбируется» особым способом, поэтому потребности в компрессии места пункции нет.

Эластичные бинты мы в своей практике их не используем, так как они неудобны и часто малоэффективны. Наши пациенты надевают на операцию специальные компрессионные чулки, которые подбираются по размеру — только такие чулки могут обеспечивать профилактику застоя крови в венах ног (задача, которую ранее решали с помощью эластических бинтов). Дело в том, что любое хирургическое вмешательство повышает риск развития этого осложнения. При этом надо сделать оговорку, что при проведении эмболизации маточных артерий эти риски минимальны и существенно ниже таковых для хирургического лечения (особенно лапароскопического), так как нет большой операционной травмы, общего наркоза, повышения давления в брюшной полости во время операции. Но в любом случае профилактика необходима, и она осуществляется за счет чулок и введения специального препарата после операции.

20. Как долго может держаться температура после ЭМА, чтобы не беспокоиться и не бежать к врачу? Что еще относится к максимальной норме?

Все зависит от наличия у вас узла или узлов с тенденцией на «рождение». В этом случае температура может быть очень разной — до 40 градусов, и полностью восстановится она только через несколько дней после выхода узла или узлов. Бывают ситуации, когда после рождения одного узла через некоторое время начинает рождаться следующий, тогда температура может подниматься вновь. Если таких узлов у вас нет — температура может быть существенно повышенной до недели, далее может сохраняться на субфебрильных цифрах до нескольких недель или месяцев.

В любом случае, если возникают сомнения, вопросы или нужен совет — смело обращайтесь к нашим докторам. Мы максимально открыты для контакта и доступны по телефону 24 часа в сутки. То есть лучше лишний раз обратиться к врачу с вопросом, чем самостоятельно оценивать значимость температурной реакции.

Это очень субъективный момент. Сильные болевые ощущения, возникающие сразу после ЭМА, активно обезболиваются и уже на следующее утро после процедуры, как правило, уходят. Менее выраженные тянущие боли должны полностью исчезнуть в течение первой недели после ЭМА, однако периодически возникающие слабые болевые ощущения в матке могут сохраняться еще в течение некоторого времени. И это норма.

Длительность и характер выделений зависят от наличия «узлов с тенденцией к рождению». Если таких узлов нет, выделения могут продолжаться от 1 дня до 2 недель после ЭМА. Их вполне может и не быть вовсе.

Если есть узлы, которые могут «родиться», выделения могут начаться, закончиться и потом начаться вновь — и так до тех пор, пока полностью не закончится процесс «рождения». Мажущие или сукровичные выделения после ЭМА могут начаться уже на следующий день после операции и продолжаться до 2–3 недель — это тоже вариант нормы.

Первые месячные после ЭМА, если она была выполнена накануне менструации, могут пройти очень скудно, в виде простой «мазни» — их тоже часто принимают за выделения после ЭМА.

Чаще всего на работу пациентки возвращаются через неделю после ЭМА, однако некоторые выходили и раньше — на 3-4-й день (рекорд — выход на работу на следующий день, но это безусловно рискованно по отношению к своему здоровью), другие же не торопились возвращаться к работе и через пару недель. Все очень субъективно.

Четких сроков нет. В большинстве случаев рекомендуется воздержание в течение месяца, однако если есть узлы с тенденцией к рождению — сроки могут сильно варьировать.

Возвращаться к активному фитнесу можно через 1,5 месяца. Занятия фитнесом на эффект ЭМА не влияют. Посещать баню и сауну можно умеренно, не ранее чем через пару месяцев после ЭМА.

Экспульсия (рождение миомы) — явление в целом относительно нечастое. О вероятности экспульсии становится известно еще на первом УЗИ, до выполнения ЭМА. Поэтому если в конкретной ситуации экспульсия возможна, пациентка обязательно об этом будет проинформирована заблаговременно, до выполнения ЭМА.

Рождение узла сопровождается выделениями (по цвету и консистенции похожими на растаявшее мороженое «крем-брюле»), умеренными болями внизу живота, повышением температуры тела (очень большой диапазон цифр, возможно до 40 градусов). С этого момента вас должен вести врач, который руководит по телефону этим процессом и сам укажет вам, когда стоит подойти на контрольный осмотр. В ряде случаев окончанию рождения узла надо помочь, а в других случаях узел рождается сам — просто выпадает наружу. Чаще всего именно так и происходит.

Узел может начать рождаться и через несколько дней после ЭМА, а может это произойти и через год. Были самые разные случаи. Чаще всего — первые 2-3 месяца после ЭМА. От дня цикла это не зависит.

В целом день цикла не играет никакой роли в эффективности ЭМА. Отмечено, что во время месячных ЭМА сопровождается несколько более выраженными болевыми ощущениями.

Читайте также:  Извлечение головки при кесаревом сечении

Вопрос не до конца изучен. Теоретически заместительная терапия не должна влиять на эффект ЭМА. ЭМА в постменопаузе практически никогда не проводится. Значит, необходимости в ГЗТ у пациенток после ЭМА как минимум год нет, а через год после ЭМА ГЗТ вполне возможна.

Смотря о каких препаратах идет речь. Агонисты ГнРГ («Золадекс», «Люкрин», «Диферелин», «Бусерелин» и т. п.) до ЭМА противопоказаны, так как на их фоне происходит спазм артерий, что препятствует полноценной эмболизации всего сосудистого русла миомы. Если вы принимали агонисты ГнРГ до ЭМА, процедура возможна не раньше чем через 2 месяца после отмены препаратов.

30. Что делать с большим узлом, который уменьшился наполовину и кальцинировался? Требуется ли дополнительное хирургическое вмешательство?

В данном случае все индивидуально и зависит от дальнейших репродуктивных планов. Если пациентка не планирует беременность — узел удалять не надо. Если планирует — оценивают, насколько этот узел может потенциально помешать выносить беременность, и в зависимости от этого принимается решение о необходимости операции.

ЭМА не может спровоцировать развитие заболеваний, это невозможно даже теоретически.

Проведение эмболизации маточных артерий не оказывает никакого воздействия на эндометрий в том случае, если процедура выполнена опытным хирургом и использовались эмболы правильного размера и формы.

Использование мелких эмболов, не стандартизированных для проведения ЭМА, избыточная эмболизация (незнание характеристик «конечной точки эмболизации») и другие нюансы могут привести к повреждению эндометрия за счет эмболизации мелких веточек сосудистой сети матки.

В опытных руках и при соблюдении всей технологии повреждение эндометрия невозможно.

Это процессы, которые происходят после лишения узла кровоснабжения. Ткань узла представляет собой гладкомышечные клетки, окруженные соединительной тканью. После ЭМА гладкомышечные клетки гибнут и полностью замещаются соединительной тканью.

Течение и выраженность постэмболического синдрома не зависят от исходной клинической ситуации, то есть от размера, количества и локализации узлов.

Все определяется индивидуальной реакцией на изменения в организме, вызванные проведенной операций.

35. Одну пациентку на операционном столе спросили: «На сколько процентов будем эмболизировать миому?» Что это значит и как решается этот вопрос врачом?

Видимо, доктор шутил, когда задавал этот вопрос, а пациентка не поняла, что это была шутка (особо отметим: это был не наш доктор и не наша клиника).

Дело в том, что эмболизация проводится по определенной технологии — до того момента, когда хирург видит, что достигнута «конечная точка эмболизации» — специальный термин, обозначающий, что кровоток во всех миоматозных узлах прекратился полностью. Никаких других вариантов эмболизации маточных артерий не существует.

Этот вопрос неоднократно обсуждался в научных статьях, опубликованных в западных медицинских журналах.

Единственная опухоль, похожая на миому, — это лейомиосаркома матки. Лейомиосаркома — чрезвычайно редкая опухоль. Имеются определенные ультразвуковые и МРТ-признаки лейомиосаркомы. Кроме того, кровоснабжение такой опухоли довольно специфично, во время ЭМА вполне возможно заподозрить лейомиосаркому и принять меры для ее дальнейшей диагностики и лечения.

Само выполнение ЭМА при лейомиосаркоме не представляет никакой опасности. ЭМА даже некоторым образом замедляет рост опухоли. Однако после эмболизации узел лейомиосаркомы, в отличие от миомы матки, не уменьшается — в нем очень быстро восстанавливается кровоток. Таким образом, подобная реакция на ЭМА позволяет быстрее выявить это заболевание и принять необходимые меры.

Еще раз подчеркнем, что лейомиосаркома — это очень редкая опухоль матки и риск ее возникновения чрезвычайно низок.

Выскабливание проводится только по показаниям. Если во время проведения УЗИ не выявлены признаки патологии эндометрия (слизистой оболочки матки), к примеру полипы или гиперпластический процесс, эндометрий хорошо просматривается и его можно полноценно оценить — выскабливание не показано. В таком случае достаточно взятия аспирата из полости матки — это амбулаторная процедура, выполняющаяся всеми гинекологами, занимает 5–10 минут.

Если же патология эндометрия выявлена — выскабливание под контролем гистероскопии проводится обязательно. Ни выскабливание, ни аспират не несут никакой информации о строении миомы матки, эти исследования необходимы только для оценки состояния слизистой оболочки матки.

источник

Операционный блок Центра планирования семьи и репродукции является современным, высокотехнологичным комплексом по оказанию круглосуточной хирургической помощи пациентам акушерского и гинекологического профиля.

Первым заведующим операционным отделением ЦПСиР была Архипова Людмила Александровна, которая продолжает свою деятельность до настоящего времени, работая акушером-гинекологом в послеродовом отделении.

Архипова Людмила Александровна

Первая заведующая отделением

Сейчас возглавляет отделение Константин Олегович Веклич, врач акушер-гинеколог высшей категории, который за 20 лет в ЦПСиР прошел путь от ординатора до руководителя отделения. Старшая операционная сестра высшей категории Ирина Борисовна Чмелёва. В оперблоке работают 13 высококвалифицированных опытных операционных медицинских сестёр.


Веклич Константин Олегович
Заведующий отделением

Чмелева Ирина Борисовна
Старшая медицинская сестра

В состав операционного блока входят 8 операционных: 4 — для акушерских операций (в т.ч. оборудованная ангиографической аппаратурой), а также 4 для гинекологических операционных, позволяющих проводить лапароскопические, лапаротомические, влагалищные, реконструктиивно-пластические операции.

Впервые в России под руководством членкорра РАН, профессора Курцера М.А. на базе отделения разработаны и внедрены уникальные органосохраняющие операции при врастании плаценты, множественной миоме матки.

Профессором Курцером М.А. и зав. отделением патологии Лукашиной М.В. В 2009 г. получен патент № 2394509: “Способ лечения послеродовых кровотечений путем тампонирующих скобкообразных швов на матку” .

Кроме того в операционном блоке ЦПСиР проводятся эндоваскулярные методики профилактики/остановки акушерских кровотечений (эмболизация маточных артерий, временная баллонная окклюзия общих подвздошных артерий), ангиографические операции при миоме матки (ЭМА). Это современный, малоинвазивный, органосохраняющий метод лечения миомы матки. ЭМА выполняется при миомах практически любых размеров и локализации, приводит к прекращению кровотока в миоматозных узлах с их последующим «рассасыванием».

Особое значение имеет применение ЭМА у женщин, планирующих беременность. При наличии множественной миомы матки, миомы больших размеров, а также миомы с интерстициальным компонентом, эмболизация позволяет избежать формирования рубцов на матке, являющихся основной причиной такого грозного осложнения, как разрыв матки во время беременности и родов, а также развития спаечной болезни. Зачастую, эмболизация маточных артерий является единственным шансом сохранить матку и способность к деторождению.

В операционном отделении ежедневно проводится до 10 плановых и 15 экстренных операций. В 2013 году было проведено более 2500 операций.

Врастание плаценты остается одной из ведущих причин массивных кровотечений в акушерстве, что связано с возрастанием количества операций кесарева сечения. По мнению Курцера М.А. и соавторов для обозначения врастания плаценты целесообразно использовать термин placenta accreta, объединяющий применяемые ранее в нашей стране placenta accreta, placenta increta, placenta percreta, основанные на глубине повреждения миометрия. В настоящее время диагноз placenta accreta фигурирует с частотой 1 на 533 – 2500 родов.

По данным Курцера М.А. и соавторов (2016), placenta accreta формируется в результате полного «расползания» несостоятельного рубца, область которого не содержит мышечных волокон и представлена фиброзной тканью, покрытой брюшиной с прикрепляющейся к ней ворсинами хориона. Ворсины хориона не прорастают в мочевой пузырь, а невозможность отделения плаценты от его задней стенки объясняется выраженным спаечным процессом между мочевым пузырем и патологически измененной стенкой матки.

При подозрении на врастание плаценты беременным группы риска (наличие рубца на матке после операции кесарева сечения и предлежания плаценты, располагающейся по передней стенке матки в области рубца) должно быть выполнено 2D ультразвуковое исследование (УЗИ) с цветовым допплеровским картированием или магнитно – резонансная томография (МРТ).

Эхографическими критериями, позволяющими поставить диагноз placenta accreta, являются наличие плацентарных лакун, облитерация гипоэхогенной зоны между плацентой и миометрием, истончение миометрия менее 1 мм, отсутствие четкой границы между стенкой матки и мочевым пузырем.

К МР — признакам врастания плаценты относятся аневризма нижнего маточного сегмента, истончение прилежащего к плаценте миометрия, разнокалиберные сосудистые плацентарные лакуны, наличие патологических сосудов, выходящих за пределы органа.

По данным нашего главного врача – О.А. Латышкевича (2015) — методы обладают сопоставимой диагностической ценностью – при наличии высококвалифицированных специалистов предпочтение должно отдаваться экономически более приемлемому УЗИ.

В последние годы у беременных с диагнозом врастание плаценты при родоразрешении появилась возможность избежать неминуемой ранее гистерэктомии благодаря метропластике.

Современный хирургический подход заключается в проведении оперативного родоразрешения с одномоментной пластикой матки и мочевого пузыря. На первом этапе операции производится донное кесарево сечение, позволяющее минимизировать кровопотерю и обеспечить атравматичное извлечение плода. На втором этапе выполняется метропластика. Метропластика заключается в резекции измененного участка миометрия единым блоком с подлежащей плацентой с последующей реконструкцией стенки матки.

Такие операции начали разрабатываться в ЦПСиР с 2006 г: всего за период с 2006 по 2017 г были прооперированы 154 пациентки с диагнозом placenta accreta.

При диагностировании врастания плаценты беременную необходимо маршрутизировать в стационар III уровня, где должен соблюдаться мультидисциплинарный подход к родоразрешению, предусматривающий наличие высококвалифицированной акушерско – анестезиологической службы, препаратов крови и возможности использования аппаратов для аутологической реинфузии крови, урологической и хирургической помощи в круглосуточной доступности с применением современных эндоваскулярных методик. Стационар должен располагать современной рентгеноперационной или передвижной ангиографической установкой (RCOG,2011).

ЦПСиР предоставляет медицинскую помощь пациенткам с placenta accreta в рамках программы ОМС, у нас используются как современные диагностические, так и высокотехнологичные методики в области эндоваскулярной хирургии — эмболизация маточных артерий (ЭМА), временная баллонная окклюзия общих подвздошных артерий.

Временная баллонная окклюзия общих подвздошных артерий обладает высокой эффективностью и создает условия для выполнения метропластики с минимальной интраоперационной кровопотерей (Курцер М.А. и соавт., 2016). После достижения полной окклюзии артерий начинается этап акушерской операции — с 20 – минутным интервалом проводится попеременное сдувание баллонов продолжительностью 30 – 40 секунд — достигается восстановление кровотока по общим подвздошным артериям в органах малого таза и нижних конечностях.

В 2013 году команда врачей акушеров–гинекологов и сосудистых хирургов под руководством Марка Аркадьевича Курцера (ГБУЗ ЦПСиР ДЗМ, Перинатального медицинского центра г. Москвы, Клинического госпиталя Лапино) была удостоена премии «Призвание» в номинации «За создание нового метода лечения» — за создание новой технологии одномоментного проведения родоразрешения путем кесарева сечения с одномоментной пластикой матки и мочевого пузыря.

источник

Кровотечение в ходе выполнения кесарева сечения может быть обусловлено ранением сосудистого пучка или гипотонией матки. Повреждение восходящей ветви маточной артерии происходит при извлечении крупного плода, несостоятельности рубца на матке либо в результате недоучета топографического положения матки, т.е. разрез ротированной матки производят не в центре нижнего сегмента, а ближе к одному из ее ребер (чаще левому) и он переходит на сосудистый пучок.

Мерой профилактики данного осложнения является выполнение разреза матки строго по центру нижнего сегмента и дугообразно вверх; в ряде случаев (при рубцовых изменениях нижнего сегмента матки) возможно вскрытие матки в латеральных отделах по методу Дерфлера. При повреждении сосудистого пучка следует перевязать восходящую ветвь маточной артерии, а иногда при продолжающемся кровотечении возникает необходимость в перевязке внутренней подвздошной артерии или даже удалении матки.

При возникновении гипотонического кровотечения следует повторно ввести утеротонические препараты, произвести массаж матки, при необходимости наложить зажимы на магистральные сосуды (маточные, яичниковые артерии) и быстро ушить рану матки [Серов В.Н. и др., 1997]. Окончательно судить об эффективности данных мероприятий можно только при зашитой матке. В случае их неэффективности показано удаление матки — надвлагалищная ампутация, а при явлениях коагулопатии — экстирпация [Чернуха Е.А., 1990; Серов В.Н. и др., 1997].

Если кровотечение возникает в раннем послеоперационном периоде, то некоторые авторы допускают возможность осторожного выскабливания матки большой тупой кюреткой в расчете на то, что при этом будут удалены задержавшиеся дольки плаценты и децидуальная оболочка, которые явились причиной снижения тономоторной функции матки [Слепых А.С., 1986; Чернуха Е.А., 1990; Petiti T.J., 1985]. При неэффективности данных мероприятий показаны релапаротомия и удаление матки.

В ряде случаев затруднения при извлечении плода обусловлены предлежанием плаценты к линии разреза матки (placenta cesarea). В данной ситуации следует быстро отслоить плаценту до оболочек, вскрыть их и извлечь плод [Серов В.Н. и др., 1997]. Не рекомендуется рассекать плаценту и через нее извлекать плод, так как при этом новорожденный теряет много крови, что значительно осложняет течение раннего неонатального периода и обусловливает необходимость проведения ему гемотрансфузии.

Любое расширение объема операции в ходе выполнения кесарева сечения нежелательно и может быть проведено только по строгим показаниям: при миоме матки больших размеров (особенно с нарушением питания в узлах или при подслизистом расположении узлов), опухолях яичников, раке шейки матки [Слепых А.С., 1986; Серов В.Н. и др., 1989; Кулаков В.И. и Прошина И.В., 1996; Field Ch.S., 1988].

В этих клинических ситуациях объем оперативного вмешательства определяется характером сопутствующей патологии: при миоме матки производят удаление матки, а при доброкачественных опухолях яичников — резекцию их или удаление придатков матки. При выявлении во время беременности рака шейки матки показана экстирпация матки с придатками (простая или расширенная), в дальнейшем — сочетанная лучевая терапия. Если в ходе выполнения кесарева сечения обнаружена матка Кувелера, то после извлечения плода производят экстирпацию матки.

Наиболее часто абдоминальное родоразрешение расширяют, производя стерилизацию, что должно быть строго обосновано: врачебное заключение о наличии тяжелых заболеваний, повторное кесарево сечение (при котором извлечен живой здоровый ребенок), заявление женщины о ее согласии. Нежелательно расширение объема кесарева сечения за счет выполнения консервативной миомэктомии, так как при этом на матке образуются два рубца, что может привести к значительному ухудшению заживления рассеченной в нескольких местах стенки матки, т.е. намного увеличится риск развития несостоятельности шва на матке.

Консервативную миомэктомию можно производить только в крупных специализированных клиниках, имеющих опыт выполнения подобных оперативных вмешательств с тщательным дооперационным обследованием и подготовкой к вмешательству, адекватным ведением послеоперационного периода [Шмаков Г.С. и др., 1988; Кулаков В.И. и др., 1988].

Одним из наиболее тяжелых осложнений, возникающих во время выполнения кесарева сечения, является аспирационный синдром (синдром Мендельсона), развивающийся при регургитации желудочного содержимого с последующим попаданием его в легкие [Титова Т.В., 1986; Кулаков В.И., Прошина И.В., 1996; Серов В.Н. и др., 1997; Bassel G.M., 1985]. При этом желудочное содержимое разрушает альвеолярный эпителий, что приводит к уменьшению продукции сурфактанта, спадению альвеол и нарушению равновесия между вентиляцией и перфузией. Клиническая картина при этом синдроме характеризуется ларинго- и бронхоспазмом, острой дыхательной и сердечной недостаточностью, возникают цианоз, одышка, тахикардия, в легких выслушиваются сухие и влажные хрипы.

Читайте также:  Второе кесарево если начались схватки

Наиболее эффективным методом лечения данного синдрома является бронхоскопия, при которой устраняют обструкцию дыхательных путей. Необходимо проводить продленную ИВЛ. Параллельно вводят глюкокортикоиды внутривенно и эндотрахеально. Профилактикой данного тяжелого осложнения являются применение антацидных средств (антацид, тагомет, циметидин) и обязательное опорожнение желудка перед проведением наркоза, в случае необходимости в желудок вводят зонд. При проведении вводного наркоза рекомендуют применять положение Фовлера (приподнятый головной конец).

В.И. Кулаков и И.В. Прошина (1996) с целью профилактики аспирационного синдрома предлагают использовать катетер Фолея, который вводят через нос на расстояние 20—25 см за второе физиологическое сужение пищевода, где раздувают манжетку катетера до фиксации ее в пищеводе. Таким образом, раздутая манжетка катетера препятствует попаданию желудочного содержимого в легкие, что, по мнению автора, является оптимальной мерой профилактики аспирационного синдрома.

Выраженный синдром аортокавальной компрессии может развиться накануне родов у 70 % беременных, а у 11 % из них он проявляется в виде «постурального шока». Факторами, способствующими возникновению данного синдрома, являются многоводие, многоплодие, длительная перидуральная анестезия. Клиническая картина при данной патологии характеризуется общей слабостью и затруднением дыхания беременной в положении лежа на спине, причем эти симптомы быстро исчезают при повороте женщины набок.

Мера профилактики данного синдрома — рациональное положение женщины на операционном столе, при котором производят смешение беременной матки влево. Это достигают путем наклона левого края стола на 15° или с помощью валика, который подкладывают под правую ягодицу пациентки: при этом матка перестает оказывать давление на нижнюю полую вену и брюшную аорту. После извлечения плода женщину переводят в горизонтальное положение.

Однако если сдавление нижней полой вены продолжается более 10 мин, то требуется провести интенсивную инфузионную терапию, направленную на восстановление центральной и периферической гемодинамики (в первую очередь введение реовазоактивных препаратов). Ни в коем случае не следует вводить катехоламины, так как они приводят к выраженной гипертензии и перегрузке кровообращения, которые проявляются острой сердечной недостаточностью.

Известно, что после кесарева сечения в 10—15 раз возрастает риск развития тромбоэмболических осложнений [Серов В.Н. и др., 1982, 1997; Айламазян Э.К., 1985; Репина М.А., 1986]. Факторами, способствующими их возникновению, являются хроническая венозная недостаточность, варикозное расширение вен нижних конечностей, перенесенные ранее тромбозы и тромбоэмболии, различные виды шока (при которых развивается ДВС-синдром), массивные гемотрансфузии, сочетание беременности со злокачественными опухолями матки, яичников, поджелудочной железы. Наиболее грозным и опасным для жизни осложнением является тромбоз сосудов головного мозга и легочной артерии.

Тромбоз сосудов мозга проявляется внезапной головной болью, помрачением сознания, спастическими парезами, вялыми параличами, очаговой симптоматикой (гемиплегия), мозговой комой. Начальными симптомами данного осложнения могут быть эпилептиформные припадки, кратковременная потеря сознания.

При тромбоэмболии легочной артерии отмечаются одышка, сухой кашель, возбуждение, боли в груди, кровохарканье. При осмотре больных выявляют цианоз губ, тахипноэ, поверхностное дыхание, тахикардию, аускультативно выслушиваются хрипы в легких.

Основными методами диагностики данного осложнения являются рентгенологическое исследование легких, ЭКГ, ангиопульмонография. Рентгенологически устанавливают наличие треугольной тени инфаркта (расположенной верхушкой к корню легкого, а основанием — к периферии), исчезновение нормального сосудистого рисунка периферических ветвей облитерированной артерии, приподнятую диафрагму на стороне поражения, наличие плеврального выпота. При электрокардиографическом исследовании выявляют признаки перегрузки правых отделов сердца: изменение комплексов S1—Q3— Т3, появление P-pulmonale, инверсия зубца T (в отведениях V1 и V2).

При ангиопульмонографии обнаруживают внутрисосудистый дефект наполнения, облитерацию периферических ветвей легочной артерии, отсутствие сосудистого рисунка на различных участках легочной ткани. Диагностику всех тромбоэмболических осложнений облегчает исследование системы гемостаза, при котором выявляют выраженную хронометрическую и структурную гиперкоагуляцию, гиперагрегацию тромбоцитов, уменьшение содержания антитромбина III.

При тромбоэмболии легочной артерии рекомендуют проводить тромболитическую терапию (стрептаза, стрептокиназа в дозе 2 000 000—3 500 000 ЕД в течение 2—3 сут) под контролем системы гемостаза. В дальнейшем эффект лечения закрепляют с помощью прямых (гепарин) и непрямых (пелентан, фенилин) антикоагулянтов и антиагрегантов (ацетилсалициловая кислота, курантил). Мерами профилактики тромбоэмболии в акушерской практике являются эффективное лечение заболеваний, протекающих с хронической формой ДВС-синдрома, предупреждение коагулопатических кровотечений; специфическая и неспецифическая профилактика у всех послеоперационных больных; гемостазиологический контроль в группах высокого риска.

Данное осложнение представляет опасность для жизни, так как является одной из основных причин возникновения шока и выраженных нарушений гемостаза [Бакщеев Н.С., 1977; Серов В.Н. и др., 1989, 1997]. Факторами, предрасполагающими к развитию осложнения, служат длительный гипертонус матки на фоне неадекватной стимуляции родовой деятельности, отслойка плаценты, многоплодная беременность, разрыв матки, зияние сосудов плацентарной площадки в ходе выполнения кесарева сечения.

В типичных ситуациях эмболия околоплодными водами развивается остро, обычно в I или II периоде родов, значительно реже — в последовом или раннем послеродовом периоде. При проникновении околоплодных вод в кровоток матери отмечаются зябкость, озноб, повышенная потливость, возбуждение, кашель, рвота, судороги.

Затем развиваются главные симптомы — загрудинные боли, цианоз, острая сердечно-сосудистая недостаточность, кровотечение и кровоточивость, кома. Большинство больных умирают в течение 2—4 ч (летальность достигает 80 %) на фоне необратимых изменений, обусловленных кардиогенным и геморрагическим шоком.

Важнейшим диагностическим мероприятием, без которого невозможно проведение эффективной интенсивной терапии эмболии околоплодными водами, является исследование системы гемостаза. При появлении первых клинических признаков эмболии обнаруживают гиперкоагуляцию и гиперагрегацию тромбоцитов и I фазу ДВС-синдрома. При дальнейшем развитии патологического процесса выявляют гипокоагуляцию, обусловленную коагулопатией и тромбоцитопенией потребления: гипофибриногенемию и тромбоцитопению, увеличение времени свертывания цельной крови; на тромбоэластограмме определяется резко выраженная хронометрическая и структурная гипокоагуляция, а нередко фиксируется просто прямая линия, что свидетельствует об абсолютной несвертываемости крови.

Основными мероприятиями в терапии эмболии околоплодными водами являются борьба с дыхательной недостаточностью, купирование проявлений шока, предупреждение и лечение геморрагических осложнений. С этой целью осуществляют ИВЛ, вводят электролиты, плазмозаменяющие препараты, нативную и свежезамороженную донорскую плазму, раствор альбумина, переливают теплую донорскую кровь. При резко выраженном фибринолизе используют трасилол, контрикал, гордокс.

Основными мерами профилактики данного тяжелого осложнения следует считать адекватную терапию возникших осложнений беременности, рациональное ведение родов, своевременное выполнение абдоминального родоразрешения с учетом показаний и противопоказаний, правильным выбором метода операции и необходимой предоперационной подготовкой.

источник

Миома матки – это реакция женского организма на повреждение. Таким повреждающим фактором является менструация. В мышечном слое матки образуются зачатки миомы, из которых впоследствии растут миоматозные узлы. Первая реакция женщины после того, как у неё диагностируют миому матки – растерянность и страх.

Обращаем ваше внимание, что данный текст готовился без поддержки нашего Экспертного совета.

В настоящее время актуальным остаётся вопрос тактики ведения беременности и родов у пациенток с миомой матки. Миому диагностируют у 20% женщин, достигших 30-летнего возраста. Увеличивается число первородящих после 30 лет, миомные образования развиваются в молодом возрасте, расширяются границы детородного возраста

Большинство гинекологов после кесарева сечения у женщин, страдающих миомой, выполняют надвлагалищную ампутацию или экстирпацию матки. Исключение составляют лишь узлы, расположенные на ножке и небольшие миомные образования по линии разреза матки. В этих случаях проводят миомэктомию. Молодой возраст многих рожениц требует бережного подхода к данному контингенту пациенток и сохранению матки. Врачи клиник, с которыми мы сотрудничаем, на этапе планирования беременности делают эмболизацию маточных артерий. После процедуры узлы исчезают, структура матки восстанавливается. Пациенток, у которых беременность наступила после выздоровления, родоразрешают естественным путём.

Беременных с миомой матки в 36-37 недель гестации госпитализируют в плановом порядке для обследования, определения тактики ведения родов и подготовки к кесареву сечению. Пациенткам проводят ультразвуковое обследование, во время которого определяются размеры, количество, локализацию миоматозных узлов и их отношение к сосудистым пучкам матки. Врачи определяют показания к кесареву сечению и хирургическому удалению миомы.

Миомные узлы, которые удаляются во время кесарева сечения, размером от 10 до 14 см считаются большими, а миомы диаметром от 15см и более – гигантскими. В беременной матке во время операции интерстициальные, субсерозные и субсерозно-интерстициальные узлы, как и их локализация по задней передней и задней стенке матки обнаруживаются с равной частотой. Иногда миоматозные образования располагаются в нижнем сегменте матки, препятствуя естественным родам.

У 47,4% женщин во время беременности не наблюдается выраженной динамики роста узлов, у 42,1% имеет место умеренное увеличение миомных образований. Только у 10,5% пациенток с первой беременностью миома растёт быстро. В миоматозных образованиях отмечаются некротические изменения, зачастую сопровождавшиеся лейкоцитарной инфильтрацией или гиалинозом и обызвествлением. В других случаях миома сочетается с кровоизлияниями, отёком и фокусами лейкоцитарной инфильтрации. В гигантских узлах определяются некротические изменения.

Функциональные обследования перед операцией включают оценку внутриутробного состояния плода: кардиотокографию, допплерометрию сосудов матки, пуповины и аорты плода. Проводится исследование микрофлоры влагалища и цервикального канала, поскольку при вскрытии полости матки во время кесарева сечения инфекция может проникнуть в брюшную полость, что приводит к осложнениям в послеоперационном периоде.

При решении вопроса о способе родоразрешения пациенток с миомой матки врачи учитывают:

  • возраст женщины;
  • акушерский анамнез;
  • характер и расположение миомного узла;
  • течение данной беременности;
  • состояние плода.

Наличие миомы матки у беременных редко является единственным показанием для операции кесарева сечения.

Женщинам, у которых наступила беременность на фоне миомы матки, кесарево сечение выполняют при наличии следующих показаний:

  • большие миомы, расположение которых препятствует прохождению плода через родовые пути;
  • наличие миомы большой подслизистой миомы;
  • выявленная до родов дегенерация миомных узлов;
  • перекрут основания субсерозного миоматозного образования с развитием воспаления брюшины;
  • миома матки, сопровождающаяся нарушениями функции смежных органов;
  • возраст пациентки более 35 лет.
  • подозрение на злокачественное перерождение миомного узла;
  • миоматозные образования у женщин с рубцом на матке вследствие перенесенного ранее кесарева сечения, перфорации матки, миомэктомии;
  • наличие дополнительных неблагоприятных факторов: тяжёлых соматических заболеваний, гестоза, частичного предлежания плаценты, крупного плода.

Относительными показаниями к кесареву сечению при миоме матки являются:

  • множественная миома у беременных «пожилого» возраста;
  • миома матки и плацентарная недостаточность (гипотрофия и гипоксия плода);
  • миома и длительное детородной функции (индуцированная беременность, неблагоприятные исходы предыдущих беременностей, длительное бесплодие);

Кесарево сечение выполняют при наличии аномалии развития женских внутренних репродуктивных органов.

Миомэктомию во время кесарева сечения выполняют при наличии субсерозных узлов на тонком основании в любом доступном месте матки, субсерозных узлов на широком основании (за исключением образований, расположенных на сосудистых пучках и в нижнем сегменте матки). Операцию выполняют при наличии не более 5 крупных узлов размер которых больше 10 см. Во время кесарева сечения можно удалить 1 миомный узел диаметром не более 10см, расположенный интрамурально либо с центрипетальным ростом. Хирургическому удалению подлежат миоматозные образования разной локализации при хорошем доступе к ним, за исключением интрамуральных узлов размером менее 5 см.

Миомэктомию во время кесарева сечения не выполняют при наличии одного или нескольких узлов размером до 2 см, особенно при наличии сопутствующей экстрагенитальной патологии. Миомные образования не удаляют при преждевременной отслойке плаценты, приводящей к острой кровопотере, остро возникшего во время кесарева сечения кровотечения, тяжёлой анемии любого происхождения накануне операции.

Миомэктомия во время кесарева сечения проводится под наркозом или эпидуральной анестезией. Хирург разрезает брюшную стенку и осматривает матку. При небольшом размере миомного узла врач сначала извлекает плод и послед, а после восстанавливает целостность матки. Если оперирующий гинеколог убеждается, что миома большого размера, в первую очередь удаляет миомное образование.

В ходе операции особое внимание уделяется перевязке кровеносных сосудов. Для скорейшего восстановления дренируется брюшная полость. Пациентке назначают антибактериальные, обезболивающие и детоксикационные препараты. В течение первых суток пациентка находится в послеродовой палате под наблюдением медицинского персонала.

На область шва накладывается стерильная повязка. Медицинский персонал следит за чистотой раны и кожи вокруг неё. Во время перевязки кожу обрабатывают антисептическими растворами.

Миомэктомия при кесаревом сечении удлиняет реабилитационный период. После операции пациентка нуждается в диетическом питании. При наличии запоров ей ставят очистительную клизму. Для того чтобы матка быстрее восстановила тонус, пациентке рекомендуют кормить младенца грудью.

Наличие миомного узла может осложнить течение родов. Объёмные образования располагаются в миометрии и являются причиной снижения сократительной способности матки во время родовой деятельности. При миоме нарушается структура матки, что повышает риск развития послеродового кровотечения. Если узел располагается в шейке матки, он препятствует прохождению плода по родовым путям. При наличии крупного плода в начальном периоде родов может развиться преждевременная отслойка плаценты.

В таком случае оптимальным вариантом родоразрешения при миоме является кесарево сечение. Сочетание двух операций увеличивает риск развития осложнений послеоперационного периода. Если миомные узлы не будут мешать родовой деятельности, гинекологи предпочитают лечить миому после восстановления функций организма родильницы.

Органосохраняющим хирургическим методом лечения миомы является консервативная миомэктомия – удаление миомных узлов. Хирурги предпочитают выполнять оперативное вмешательство на этапе планирования беременности. После операции на матке образуются рубцы. Они могут стать причиной осложнений беременности и родов. В связи с этим часто женщин после миомэктомии родоразрешают методом кесарева сечения.

Наши специалисты придерживаются мнения, что лечение миомы следует провести до зачатия. Эндоваскулярные хирурги выполняют пациенткам с миомными образованиями безопасную процедуру – эмболизацию маточной артерии. После неё миома замещается соединительной тканью. Рубцов на матке не образуется, беременность протекает без осложнений. Женщины после эмболизации не нуждаются в кесаревом сечении, они самостоятельно могут родить ребёнка.

Гинекологи наших клиник применяют инновационный метод лечения миомы – эмболизацию маточных артерий. Процедура имеет следующими преимуществами:

  • Выполняется под местным обезболиванием;
  • Не требует длительной реабилитации;
  • Минимальный объём кровопотери;
  • Отсутствие риска развития осложнений.

После эмболизации восстанавливается структура матки. Миомные образования уменьшаются в размерах, а со временем исчезают вовсе. Полость матки приобретает нормальную форму. У женщин восстанавливается репродуктивная функция. Беременность протекает без осложнений. В связи с тем, что отсутствуют препятствия для прохождения плода по родовым путям, к минимуму сводится риск осложнений в родах. Наши гинекологи не выполняют кесарева сечения после эмболизации маточных артерий, поскольку у женщин роды протекают без осложнений.

источник