Меню Рубрики

Неврология детей при кесаревом сечении

Часть первая: Нужен ли грудничку ежедневный массаж, есть ли смысл в раннем плавании и как родить неврологически здорового малыша

Досье: Алексей Сулимов, 1962 г.р. В 1986 г. окончил Свердловский государственный медицинский институт по специальности «Педиатрия», в 1987 г. получил специализацию невролога. С 1996 г. — главный детский невролог г. Екатеринбурга. С 1998 г. – заведующий отделением неврологии ДГКБ №9. В 2006 г. получил степень кандидата медицинских наук (диссертация по проблемам детской эпилепсии). Воспитывает 17-летнего сына.

U- mama: Как часто заведующему отделением неврологии встречаются дети без неврологических проблем?

А.С.: В принципе, мы их здесь не видим. Потому что сюда дети попадают после тройного «отсева»: сначала врач-невролог выходит из поликлиники в школу или детский сад, выявляя подозрение на патологию; потом пациентов осматривают в поликлинике, и только самых-самых отправляют к нам в отделение для последующей диагностики. И специфика отбора такова, что приходят те, кто нуждается в помощи. Поэтому постоянно пребываешь в ощущении, что все дети вокруг – с какими-то особенностями. Но, в то же время, когда ходишь по улице, общаешься с другими детьми – видишь, что не так уж все и плохо. Хотя, действительно, до 60% детей выписываются из родильных домов с диагнозом перинатальное поражение центральной нервной системы (ППЦНС – прим. автора ). Как вы понимаете, это не может висеть в воздухе: хотим мы этого или не хотим, но высокий процент неврологических проблем сохраняется у детей до школы. Чем быстрее и эффективнее мы их решаем, тем более адекватно мы готовим ребенка к садику, к школе и к выходу в большую жизнь.

U- mama: И у 60% детей, выписывающихся из роддома с диагнозом ППЦНС, наблюдаются реальные проблемы, или все же присутствует элемент гипердиагностики?

А.С.: Ребенок развивается девять месяцев. И фактически при рождении мы оцениваем его только по системе баллов – сердцебиение, пульс, дыхание. Конечно, по этим баллам не оценить многих параметров. И мы начинаем опираться на рефлексы, которые есть у новорожденного. Потом, в месяц, смотрим, держит ли ребенок голову, в полгода – сидит ли, к году он должен ходить и говорить 10 слов, в 2 года – 200 слов, в 3 года – около 2500 слов с фразовой речью, в 5 лет он должен быть готов к школе. Повторяю, мы ничего не знаем о ребенке при рождении, но в то же время мы знаем о каких-то факторах риска – например, о том, что мама долго не могла иметь детей, долго болела или долго лечилась, имела контакт с вредными веществами и т.д. Все эти факторы могут реализовываться и в два, и в три, и в четыре месяца, поэтому диагноз ППЦНС не носит фатального характера, он настораживает врача. В год этот диагноз исчезает у доношенных детей и в полтора года – у недоношенных. Неврологи могут снять его и раньше, но к году ты либо определяешься, здоров ли ребенок, либо должен выставить какой-то другой диагноз, что требует дальнейшего динамического наблюдения. Таким образом, диагноз ППЦНС – это не фатальность, это системность, которая позволяет нам не выпустить ребенка из поля зрения и подходить к нему более дифференцированно.

U- mama: Да, но помимо диагноза, как правило, доктора расписывают и лечение: среди моих знакомых практически нет мам, чьим детям не выписывали лекарств от внутричерепного давления или, скажем, гипертонуса. Насколько это оправдано?

А.С.: До появления нейросонографии гипертензионно-гидроцефальный синдром (так называемое внутричерепное давление – прим. автора ) себя оправдывал: этот диагноз всегда существовал, и мы его называли. Сегодня мы считаем, что он имеет право на жизнь только в возрасте до одного месяца. А дальше мы имеем расширение желудочковой системы, и давление там не повышенное с позиции того, что мозг всегда мягче, чем кости, и он растет быстрее, чем кости. И сама природа заложила маленький или большой родничок, швы. Мы имеем детей, у которых давление нулевое – они вот с такой головой ( показывает сжатый кулак ), и у них масса других неврологических и прочих отклонений. Но принято гипертензию выставлять направо и налево, мы уже перестали в этом отношении бороться. Нейрохирурги понимают, что это неправда. Мы понимаем, что это неправда. С помощью нейросонографии мы это отслеживаем. Что касается тонуса. Когда ребенок рождается, он весь в высоком тонусе, и это обусловлено его положением в матке. Когда ребенок начинает ходить, он делает это уже на прямых ногах, и в принципе вопросов по поводу его скрюченного положения уже не возникает. И переход от высокого тонуса к низкому порой действительно принимается за высокий или низкий тонус. Невролог в этом отношении, скорее, больше индуцирует мать, чтобы она занималась с ребенком массажем или лечебной физкультурой, играя на этом, зная, что тонус сам по себе является физиологической особенностью. Случаи, когда высокий тонус перерастает во что-нибудь действительно серьезное, встречаются, но таких детей единицы, и по ним обычно сразу видно, что они значительно отстают в развитии.

U- mama: ППЦНС снимается к году, внутричерепная гипертензия актуальна до месяца, а гипертонус физиологичен – так нужно ли все это лечить?

А.С.: Безусловно! Наша активность должна присутствовать в следующие возрастные периоды: сразу же после рождения; потом мы делаем перерыв, оставляя в качестве рекомендаций режим, ЛФК, массаж, купание в большой ванной. В 3 месяца начинаются прививки, и здесь мы тоже особо не вмешиваемся, но наблюдаем. Если в 6 месяцев ребенок не сидит, мы можем подключить очередной курс терапии, чтобы подстимулировать ему двигательную функцию. Следующий этап – месяцев в 10…

U- mama: Вы говорите про всех детей?

А.С.: Фактически да. Зная, что фактор риска заложен. Проводя курс сосудистой или метаболической терапии, мы помогаем мозговой ткани быстрее собраться.

U- mama: А что с побочными эффектами?

А.С.: Огромное количество. Но мы знаем, что пленку не отмотать назад. И мы исходим из того, что если у медикаментов нет побочных эффектов, то это не медикаменты. И на сегодняшний день мы должны себе признаться, что если есть выверенные препараты, имеющие большой опыт клинического использования, и мы видим очевидный эффект, то, не проведя лечение, потом просто-напросто будет не понятно, почему не провели.

U- mama: Знакомое правило выбора из двух зол…

А.С.: Формально выбор получается в пользу того, что мозговая ткань не регенерируется, в отличие от всего остального, поэтому здесь ошибок быть не может. И если мы на каком-то этапе используем принцип «из пушки по воробью», то только в отношении нервной системы. Печень, сердце, легкие, кости, мышцы – это все обслуга мозга, это формулировка французских неврологов. Мозг не терпит пятиминутного кислородного голодания, он моментально погибает; мозг весит килограмм, а «съедает» 20% глюкозы…

U- mama: …и мы вынуждены стрелять из пушки по воробьям, потому что не можем себе позволить этого не делать?

А.С.: Да. Мы не можем позволить себе допустить сбой на любом этапе. Но в то же время это не огульные, а выверенные «выстрелы», опирающиеся на опыт лечения других детей. Ведь чтобы препарат пришел в педиатрию, он должен пройти длинный путь из многих этапов. И если он на каком-то этапе «споткнулся», в педиатрию его не запустят.

U- mama: Несколько вопросов с форума по поводу необходимости массажа, особенно если на это мероприятие ребенок реагирует явным и сильным недовольством, криком. Чего больше в таком массаже – положительного или отрицательного?

А.С.: Что такое массаж? Это работа с мышцами, это подготовка тех мышц, которые понадобятся ребенку: мышц спины, чтобы сидеть, мышц ягодиц, чтобы стоять, и так далее. Формально можно взять любого среднего мужчину и накачать его одним массажем в плане фигуры до Шварценеггера. Это активное воздействие на мышцу, на ее работоспособность, но извне. Ребенок должен иметь массаж каждый день в течение 15-20 минут. Здесь нет каких-то сложностей, детский массаж – самый щадящий из всех. Поэтому он легко доступен: если мама смогла родить малыша, то она вполне освоит несложный массаж. Принцип здесь один. Нельзя массажировать зону промежности и шею. Все остальное можно.

А.С.: И нужно. На сегодняшний день известно: чтобы человек был счастливым, к нему нужно прикасаться до 70 раз в сутки. Так что здесь идет полезное и приятное. Дополнительно к 15-минутному массажу необходимо подключать лечебную физкультуру – катание на мячике, работа с большими суставами, это еще 15 минут. И еще 15 минут – вечернее купание. В результате, целый час посвящается ребенку, и это толкает его и в плане развития, и в то же время помогает ему адаптироваться. Если малыш кричит, нужно выяснить причину крика. Это могут быть необычные ощущения, и тогда нужно это пережить, дождаться привыкания; в этом случае ребенок очень легко отвлекается на что-то яркое, на игрушку; если массаж делает чужой человек – пусть мама будет рядом. В первые два сеанса массажа плач условно допускается, но потом надо искать более серьезную причину. Возможно, там есть другие, более значимые моменты – например, какое-то болезненное образование, которое задевает массажист, сам того не подозревая. Тем не менее, массаж – это обязательно. Кроме того, обязательна ванна, потому что в воде (а с 2 месяцев мы можем рекомендовать уже большую ванну) объем движений делать гораздо проще. И не нужно никаких специальных приспособлений для купания – подставок, досок и прочее. Ребенку этого не нужно. Природа подразумевает идею свободного перемещения в воде, поскольку мы приходим из жидкости.

U- mama: Как вы относитесь, в таком случае, к обучению новорожденных плаванию?

А.С.: Честно говоря, кроме страха, у меня больше никаких ощущений это не вызывает. Этим занимаются люди очень увлеченные, уверенные. Но мы редко кому рекомендуем в 2-3 недели начинать плавать в большой ванне. Тем более, если ребенок проблемный по неврологии. Абсолютной потребности в плавании у новорожденного нет. Только если этим кого-то удивлять, тогда плавание – в большей степени средство позиционирования себя.

U- mama: Итак, пренебрегать рекомендациями невролога чревато. Какие могут быть последствия недостаточного внимания или невнимания к лечению неврологических проблем?

А.С.: Если потенциально на каком-то этапе мы позволяем самим себе, где-то по убеждению, где-то по недомыслию, не лечить ребенка, то к школе он подходит не готовым. По данным НИИ педиатрии, в школе имеет место превышение нагрузки над физиологическими нормами по русскому языку – в 3 раза, по математике – в 20. Если здорового ребенка поместить в школу и в 20 раз его перегрузить, он сорвется? Да. Поэтому здесь существуют методики, придуманные теми же педагогами и помогающие ребенку адаптироваться. А если в 20 раз перегрузить больного ребенка, потенциально имеющего минимальный запас прочности в плане познавательной функции. Ведь мозг – это не какой-то бесформенный орган, это обилие всяческих центров: мы двигаемся лбом, видим затылком, чувствуем обоняние виском, и если в одной зоне мы видим поражение мозговой ткани, то ближайшие центры должны взять на себя ее функцию. Представьте, что в кабинете, где мы сейчас с вами сидим, потух свет. Чтобы здесь горел свет, мы где-то далеко должны быстро воткнуть в розетку удлинитель и протянуть сюда. Функция будет сохранна, но выполнение будет страдать. Например, люди будут заходить в кабинет, запинаться за провод, падать. И нам нужно, пока у нас есть возможность, пока нет вокруг людей, пока нет других задач, быстро сделать, грубо говоря, дырку в стенке и провести провод через нее. Пусть это будет некрасиво с позиции исполнительской, но зато это будет надежно, теперь никто не упадет и не стукнется. И здесь так же. Если мы чего-то не сделаем, организм сам найдет себе компромиссный вариант – образно говоря, протянет провод из другого конца коридора. Но при определенных условиях автоматически мы будем видеть сбой.

U- mama: И в чем этот сбой будет проявляться в школе?

А.С.: Банальные головные боли. Повышенная сонливость. Повышенная возбудимость, так называемый синдром гиперактивности и дефицита внимания, когда ребенок неусидчив, весь в движении, но его кпд равен нулю. Повышенное артериальное давление. И так далее. И самое главное, мы выходим на соматическую патологию: нервная система будет инициировать здесь страдание тех или иных органов и систем. Так что не нужно быть фантазером, чтобы сказать, в какой форме это все проявится в школе. Банально – ребенок просто не будет усваивать программу.

U- mama: От чего зависит неврологическое здоровье новорожденного?

А.С.: С каждым годом, по мере того, как мы вникаем проблему и оцениваем ретроспективно тех детей, которые уже имели какой-то неврологический дефицит, мы выходим на столь огромное количество факторов риска, что говорим о полиморфизме. Это и генетическое составляющая состояние здоровья матери и отца до зачатия, и период зачатия, и развитие первого триместра беременности, когда идет формирование систем и органов, и наличие хронической гипоксии, когда матка находится в высоком тонусе. Второй компонент – заболевания мамы: это и сахарный диабет, и гепатит, и хронические инфекции, передающиеся от матери к ребенку во время беременности, и генетические заболевания. Мы делим нашу проблему на пренатальный период (до родов), интранатальный (роды) и постнатальный период адаптации (первые недели, максимум месяц после рождения). И совокупность всех этих факторов риска позволяет нам делать какой-то прогноз. К сожалению, чем глубже мы входим в особенности строения мозга с помощью нейросонографии или МРТ, тем больше аномалий мы находим. То, что раньше считалось закрытым и непонятным, сегодня уже неправда с позиции наших возможностей. И мы находим врожденные аномалии в строении мозга. Поэтому проблема комплексная. Мы знаем об истинной причине отклонений, но не всегда все, что мы знаем, мы выносим на маму. Плюс еще и сама мама воспринимает через свою призму, если роды были сложными. Вот иногда и получается такое мнение, что кроме гипертензионного синдрома неврологи ничего не знают, и кроме тех факторов риска, которые подразумевают травму шеи в родах, мы тоже ничего не знаем. Мы с этим миримся, пусть говорят, как угодно. Наша задача – найти те резервные моменты, которые позволят нам скомпенсировать малыша.

Читайте также:  В чем суть кесарева сечения

U- mama: Что можно посоветовать будущей маме, чтобы минимизировать риски возникновения неврологических проблем у ребенка?

А.С.: В идеале должно быть так. Женщина приходит к терапевту и говорит ему о том, что она планирует быть мамой, сообщая о своем наборе заболеваний. Если его нет, то сдает анализы, чтобы посмотреть: сегодня различные тесты, кровь из вены, УЗИ брюшной полости и другие вещи позволяют выявить проблемы, и любое хроническое заболевание ввести в состояние глубокой ремиссии, это касается особенно почек. В период беременности уже будет поздно лечить инфекции. Поэтому визит к инфекционисту до беременности тоже нужен. Например, мама сообщает, что у нее бывает частый герпес не только в области рта, но и на гениталиях (это разные вирусы). Либо говорит о том, что у нее увеличенная печень, желтизна и так далее. Все эти моменты будут гипертрофированы у малыша, и от них мама может избавиться до беременности, сегодня возможности такие есть. Когда начинается беременность, в силу вступает очень много ограничений, потому что каждый день закладываются какие-то органы, ребенок развивается. И поэтому здесь – избитая на сегодняшний день тема: курение и алкоголь противопоказаны. При этом мать может сама не курить, но могут курить все домашние – и это будет пассивное курение, что не менее вредно для будущего ребенка. Что еще из очевидного – позднородящие мамы. И это не просто слова: у таких женщин качество плаценты влияет на адекватность кровоснабжения растущего организма. Но и здесь, если человек хочет родить в этом возрасте, особых проблем нет: существуют различные акушерско-гинекологические хитрости, которые помогут и выносить, и адекватно использовать возможности организма с тем, чтобы повысить работоспособность рано стареющей плаценты.

U- mama: Что касается родов, или интранатального периода: есть мнение, что необоснованное ускорение процесса родов, якобы нередко практикующееся в наших роддомах, напрямую воздействует на уровень неврологического здоровья малыша и…

А.С.: Это безапелляционное заявление? Чтобы к концу рабочего дня все родили. Бытует такое мнение…

U- mama: Мнение бытует, и, на самом деле, некоторым женщинам случается столкнуться если не с установкой «родить к концу рабочего дня», то с проблемой форсированного медицинского вмешательства. И, продолжая начатую мысль, есть позиция, что если роды проходят более плавно, постепенно, как должно происходить по задумке природы, то неврологических проблем потом у ребенка либо меньше, либо нет совсем. Насколько это обосновано с точки зрения детского невролога?

А.С.: Роды – это проблема близкая, для многих актуальная. А давайте мы с вами лучше обсудим…скажем, теорию запуска нейтрона через ускоритель в какое-нибудь поле. Это сложно. И мы не будем это обсуждать, правда? Примерно то же самое и с процессом родов. На сегодняшний день активное ведение процесса родов с позиции акушеров определяется готовностью организма ребенка к гипоксии. И активное участие акушеров позволяет сегодня избежать многих проблем. Когда я начинал работать, это был 1987-88 год, мы имели родовые плекситы, когда у ребенка висела рука, – и это было результатом неправильного ведения родов с позиции передачи инициативы рожающей женщине. Сегодня плекситов нет. И сам по себе алгоритм, введенный в родовом зале, когда рядом стоит анестезиолог, педиатр, когда методика отработана, – это шаг вперед со стороны акушеров. Есть множество исследований влияния факторов риска, и когда я писал свою диссертацию, мы тоже проводили работу по выявлению факторов, влияющих на развитие эпилепсии: малый или большой плод, затяжные или стремительные роды и так далее. И мы отталкиваемся от одного: в каждом случае есть масса своих нюансов, которые продиктованы, прежде всего, пренатальным периодом. За рубежом очень широко используется кесарево сечение как вид родоразрешения в пользу щадящего воздействия на ребенка. В свое время эта тактика была поддержана нашим НИИ ОММ, они много работали в этом отношении как федеральный центр оказания помощи матерям и детям на Урале. Но на сегодняшний день выводить какой-то один безапелляционный тип родоразрешения слишком смело. Рожать-то мы все пришли, а вот с чем пришел каждый из нас?

U- mama: Есть ли разница в плане неврологии между детьми, рожденными естественным путем, и детьми, рожденными с помощью кесарева сечения?

А.С.: Чтобы сравнивать этих детей адекватно, чтобы получить вполне адекватный ответ на ваш вопрос, нужно сравнивать с теми детьми, которых «кесарили» просто так. Такая категория детей есть (если имеется шов на матке, то последующие дети будут рождаться через кесарево сечение). И подобная статистика фактически была получена. На сегодняшний день считается, что родоразрешение с помощью кесарева сечения, сделанного в продвинутой клинике в плановом порядке, более физиологично для ребенка. Это моя точка зрения.

U- mama: Означает ли это, что у ребенка, рожденного через кесарево сечение, наблюдается меньше неврологических проблем?

А.С.: Не факт. Понимаете, у нас нет такого, чтобы вот сейчас сюда вошел Иван Иванович Иванов, рожденный с помощью кесарева сечения, а за ним – Петр Петрович Петров, рожденный естественным путем, причем в один день, в одном роддоме. Исследования человечества неудачны, потому что мы растем вместе со своими исследованиями. Мы берем факт произведенного кесарева и сможем отследить ребенка в год, в два. Брать во внимание то, что проводилось 15 лет назад, мы не можем, потому что методики были другие. Но сейчас мы говорим о том, что человеческий организм сам по себе ущербен в плане самовоспроизводства, и есть масса работ на эту тему. Почему? Почему мы имеем остеохондроз, поражающий шейные, поясничные отделы? Потому что нагрузки очень большие. Как только человек встал – все поменялось. У кошек, у собак нет остеохондроза. Поэтому элементы компромисса между вертикальным хождением, социализацией человека с его специфическим положением на рабочем месте и всеми биологическими механизмами как-то должны находиться. Конечно, категорически заявить, что мы будем всех «кесарить», мы не можем. Но, по большому счету, сказать, что кесарево сечение является панацеей, выходом из сложных проблем в акушерстве, — я бы сказал.

U- mama: Вообще есть ли у детей-«кесарят» особенности в неврологическом наблюдении? Мамы, прошедшие через кесарево сечения, почему-то больше озабочены консультациями с неврологом, считая, что таким детям нужен какой-то особенный подход.

А.С.: Возможно, они предполагают, что какие-то биологические законы были нарушены, раз ребенок родился не через естественные родовые пути? Но на сегодняшний день отдельной диспансерной группы детей после кесарева сечения не существует.

U- mama: Недоношенные дети – проблемные в неврологическом плане?

А.С.: Безусловно. Они проблемны не только у невролога, но и у других специалистов. Поэтому мы и продлеваем им период ППЦНС до 1,5 лет для того, чтобы убедиться, что у них все в порядке. Если что-то не дозрело, мы это стимулируем, более агрессивно лечим. Их и выхаживают не так, как обычных детей. Но в принципе опыт лечения недоношенных детей в мире есть, вы знаете, что огромное количество великих людей были из категории недоношенных. Поэтому, я считаю: да, трудно, но наша задача, чтобы к семи годам сама идея проблем по перинатальному периоду у этого ребенка была просто-напросто убрана. И мы пытаемся эту задачу выполнять.

Читайте вторую часть интервью: речь пойдет о детском сне, проблеме гиперактивности, об отношении к неофициальной медицине и многом другом.

источник

Дата публикации: 29.04.2019 2019-04-29

Статья просмотрена: 41 раз

Солиев С. М., Кобилов Ш. М., Рустамова И. К., Касымова С. А. Клинико-неврологические особенности у детей, рождённых путем кесарева сечения // Молодой ученый. — 2019. — №17. — С. 60-62. — URL https://moluch.ru/archive/255/58449/ (дата обращения: 07.09.2019).

Актуальность проблемы: Впроцессе деторождения кесарево сечение является одним из наиболее частых оперативных вмешательств. Это обусловлено увеличением числа беременных с различной экстра генитальной и акушерской патологией, пациенток, которые благодаря применению современных технологий лечения бесплодия получили возможность иметь желанную беременность и выносить здорового ребёнка, а также внедрением в акушерскую практику современных методов диагностики патологических состояний матери и плода во время беременности и родов. В настоящее время путём кесарево сечение рождён каждый 4-й ребёнок в США, каждый 5-й в Англии и Канаде, почти каждый 6-й в России [1,4].

Увеличение частоты операций кесарево сечение в настоящее время обусловлено постоянным расширением показаний к этой операции, среди которых преобладают показания, обусловленные состоянием плода [2,5].

Доказано, что во время рождения ребёнка через естественные родовые пути происходит запуск механизмов адаптации новорождённого к внеутробной жизни. Любые нарушения, влияющие на процессы временной адаптации организма после рождения, а именно, осложнённое течение беременности, экстрагенитальная патология, осложнённое течение родов могут привести к перинатальной патологии [2,3,4].

В адаптации новорождённого к внеутробной жизни большую роль играет центральная нервная система. К этой группе относятся и новорождённые, извлечённые путём кесарева сечения. Это в свою очередь способствует более глубокому пониманию напряжённости процессов адаптации к внеутробной жизни и склонности к переходу транзиторных состояний в патологические у детей после кесарева сечения, что отмечает и ряд авторов [3,6].

Комплекс неврологических изменений и осложнений, возникающих у детей, рождённых путём кесарева сечения, сложен и неоднозначен.

Большую значимость с медицинской и социальной точек зрения имеет показатель перинатальной заболеваемости, который до настоящего времени остаётся недопустимо высоким при абдоминальном родоразрешении произведённом по совокупности относительных показаний [3,6].

Изучение состояния новорождённых показало, что при родоразрешении путём кесарева сечения в 2 раза снижается частота рождения детей в состоянии асфиксии (35,7 % против 75 %), в 2 раза реже отмечаются неврологические нарушения в раннем неонатальном периоде (36,7 % против 66,6 %), в 5 раз реже возникает потребность в переводе в специализированные отделения для продолжения интенсивной терапии (14,3 % против 75 %). Таким образом в настоящее время абдоминальное родоразрешение остаётся важным фактором, влияющим на перинатальные исходы [4].

Проблема здоровья и неврологические осложнения у детей при абдоминальном родоразрешении весьма актуальна, однако в литературе она практически не обобщена.

Анализ данных литературы показал, что лишь единичные работы посвящены неврологическим проявлениям у детей, родившихся путём кесарева сечения. В условиях Узбекистана на сегодняшний день родоразрешение путём кесарева сечения составляет 2,5 %, в то время как изучение неврологического состояния детей, родившихся таким родоразрешением, остаётся малоизученной проблемой, анализ которой внёс бы в педиатрическую службу значительные пояснения тех или иных неврологических отклонений. B связи с чем, возникает необходимость проведения исследований в данном направлении медицины.

Цель исследования: Изучить особенности клинико-неврологических осложнений проявлений у детей родившихся путём кесарево сечения.

Материалы иметоды исследования: Для достижения поставленной цели и решения задач исследования нами было проведено комплексное клинико-лабораторное обследование 120 женщин, оперативным путем экстренные порядке I гр — 55 и в плановом порядке II гр — 65, находящихся на стационарном лечении в клиническом родильном доме г. Андижан. Две трети детей (66,8 %) родились pervianaturalis, а остальные (33,2 %) — путем кесарева сечения. Более половины пациентов — 45,8 % оперативным путем экстренные порядке и 54,2 %в плановом порядке. Критерии исключения: беременные, не состоящие на диспансерном учете по беременности, ВИЧ-позитивные беременные, наличие манифестной инфекции любой локализации и этиологии, беременные с резус-конфликтной беременностью.

Результаты исследования: Состояние двигательной сферы было оценено по разработанной 3-х балльной шкале (таблица 1). В раннем восстановительном периоде у детей отмечено превышение нормальных показателей по всем исследуемым параметрам; в позднем восстановительном периоде — снижение параметров мышечного тонуса, больше выраженное для верхних конечностей (р

кесарево сечение, новорожденный, ребенок, II-III, группа, матка.

Ключевые слова: новорожденные дети, кесарево сечение, период адаптации, перинатальные поражение центральной нервной системы (ППЦНС).

К показаниям проведения операций кесарева сечения в плановом порядке чаще явились экстрагенитальные патологии матери.

В работе изучены особенности периода адаптации у новорожденных детей, извлеченных при операциях кесарева сечения с рубцом на матке. Проведено обследование 50 новорожденных детей, родившихся путём кесарева сечения (КС) с гестационным возрастом 29–42 недели.

В работе изучены особенности периода адаптации новорожденных детей от матерей путем экстренной операции кесарева сечения. Проведено обследование 60 новорожденных детей, родившихся путём планового и экстренного кесарева сечения (КС).

Кроме этого, увеличение числа операций кесарева сечения связано с расширением показаний со стороны плода, что преследует цель

Цель исследования: изучение особенностей микробной колонизации новорожденных детей, извлеченных путем операции кесарева сечения.

Плановое кесарево сечение, проведенное до начала родовой деятельности и разрыва плодных оболочек, в 2 раза снижает риск передачи ВИЧ от матери к ребенку, предотвращая длительный контакт плода с инфицированными секретами родовых путей матери.

Изучение перинатальной заболеваемости у детей, рожденных путем кесарева сечения, свидетельствуют о затяжном периоде адаптационного

В экстренном порядке прооперированы (22) рожениц, в плановом порядке (28) рожениц. Показаниями к кесарева сечению были.

кесарево сечение, новорожденный, ребенок, II-III, группа, матка, особенность периода адаптации. Перинатальная патология новорожденных, родившихся от матерей. Особого внимания заслуживал тот факт, что при повторной операции кесарево сечение наблюдалось.

В плановом порядке было родоразрешенно 77 % женщин, в экстренном — 23 %.

В стандартных ситуациях операция кесарево сечение проводится под одним из видов нейроаксиальной анестезии (спинальной или эпидуральной анестезией).

Клиническая характеристика детей, рожденных путем кесарева сечения, имевших клинические признаки ЦИ, в первые сутки жизни была в первую очередь связана

Проведено обследование 60 новорожденных детей, родившихся путём планового и экстренного кесарева сечения (КС).

Процент операций кесарева сечения среди родов крупным плодом возрос с 5,7% до 26,7% за период с 1990 по 2010гг. [О.Б. Панина, Л.Г.Сичинава, А.Л

При этом процент кесарево сечения возрастал параллельно увеличению массы плода (с 17% до 48%), за счет чего, вероятно, и.

источник

…искусная и проворная бабка и
благоразумный врач, не о снискании
тщетной себе славы, но о всеобщей пользе пекущиеся,
больше могут, сделать при родах одними руками,
чем всеми прочими искусственными орудиями (инструментами).

Н. Максимович-Амбодик, 1754 г.

В последние годы в целях улучшения результатов родовспоможения возросло число операций кесарева сечения (КС). По отношению к общему количеству родов частота КС увеличилась с 0,8% в 1908 г, (Г. А. Бакшт, 1934) до 10,2% в 1988 году (Г. А. Паллади и соавт., 1989).

Читайте также:  Кесарево сечение методом спинальной анестезии

За рубежом операции КС встречаются значительно чаще, и встречаются в ряде клиник, до 21,6%. Закономерное возрастание частоты КС вызвано заботой о сохранении жизни детей.

Основная часть кесаревых сечений производится по относительным показаниям ради получения живого полноценного ребенка. Так, частота кесаревых сечений, выполненных по показаниям со стороны плода, возросла, по данным отечественных авторов, с 24,3% в 1960 г. до 50,5% в 1980 г. (В. М. Садаускас, 1980). По сводной статистике зарубежных авторов — с 9,73% — 11,2% , в 1977 г. —до 21,2%—33,6% в 1988 г.

Казалось бы, исключение прохождения плода через родовые пути, укорочение акта родов должны повлечь за собой и уменьшение перинатальной смертности. Когда Г. Е. Рейн в 1904 г. призывал расширить показания к КС, он полагал, что при этом смертность новорожденных будет сведена к минимуму. Однако акушеры встретились с пародоксальным явлением увеличения числа асфиксий и перинатальной смертности детей, извлеченных при операции КС.

Перинатальная смертность доношенных новорожденных после кесарева сечения, по данным Г.. М. Савельевой (1991), составляла 13,9%, а недоношенных — 26,5%. Очевидно, что КС не является совершенно безопасным для плода и полностью не гарантирует ему жизнь. Многие авторы относят операцию КС к факторам риска для плода. Еще в 1923 году Н. Dencker и H. Kustner показали, что в большинстве случаев ребенок при операции КС извлекается в состоянии апное, которое вскоре сменяется или регулярным дыханием, или переходит в асфикцию, частота которой в то время составляла 62,6%. По наблюдениям Я. Н. Полонского (1939), число новорожденных, извлеченных при КС в асфиксии, составляло 40%, по В. П. Вейсу (1952) —34%; по А. С. Слепых (1968) — 26%.

Е. L. Potter (1943) обратил внимание на то, что у некоторых детей, извлечённых при КС, сразу же после, рождения отмечались симптомы угнетения дыхания (цианоз, спадение грудной клетки, хрипы, слабый крик) и сердечной деятельности. Нередко такие дети погибали между 24—48 часами после операции. Этот респираторный синдром был назван им «cesarean section syndrom.». A. Bloxsom (1942) для объяснения этих явлений высказал предположение о нарушении механизма адаптации Плода при КС. В. И. Бодяжина (1979), И. П. Елизарова (1979), Паллади (1989) .считают, что при родоразрешении путем КС исключаются стрессовые воздействия на плод, наблюдаемые при естественных родах, что затрудняет включение и перестройку функций жизнеобеспечивающих систем после рождения и отражается на процессе постнатальной адаптации.

Нарушения дыхания у детей, извлеченных при операции КС, Н. Л. Гармашева и соавт. (1978) объясняют тем, что при спонтанных родах грудная клетка ребенка подвергается сдавлению и при этом из дыхательных путей выжимается жидкость, что облегчает дыхание новорождённых. При КС этого не наблюдается. Операция КС оказывает не только отрицательное влияние на адаптацию ребенка к внеутробному существованию в первые минуты жизни, но и на течение всего раннего неонатального периода. Известное значение при этом имеют и наркотические вещества, применяемые при оперативном вмешательстве.

По мнению Л. С. Персианинова (1967), Н. Н. Расетригина (1980), общее обезболивание оказывает угнетающее действие на дыхательную функцию плода и приводит к депрессии новорожденных. Однако объяснить подобную частоту асфиксий только влиянием наркотических веществ не представляется возможным. Даже при КС, произведенном под местной анестезией, процент асфиксий составляет от 5,89% до 25,3%.

Г. П. Умеренков (1988) считает, что возникновение «cesarean section syndrom» зависит, главным образом, от тех осложнений беременности и родов, которые послужили показаниями к абдоминальному родоразрешению.

D. В. Landam et alt. (1950) полагают, что респираторный синдром можно сравнить с явлениями спинального шока у взрослых. Для подтверждения своих доводов они ссылаются на увеличение объема спинномозговой жидкости в субарахноидальном пространстве, часто наблюдаемое на вскрытии у таких детей.

По мнению ряда авторов, при извлечении плода из матки возникает ряд травмирующих моментов (Л. С. Персианинов, 1975; В. И. Ельцов — Стрелков, 1980). При операции КС по Дефлеру — Гусакову извлечение плода, из матки производится потягиванием за головку. Головку захватывают обеими, руками и посредством тракций постепенно извлекают одно, другое плечико, а затем и все туловище. При ножном предлежании ребенка .извлекают за переднюю ножку, при ягодичном — за паховый сгиб. Головку выводят приемом, идентичным приему Морисо — Левре. При этом практически в 100% происходит растяжение шейного отдела позвоночника (В. И. Ельцов— Стрелков, 1980). Кроме того, по мнению Л. С. Персианинова (1971), при производстве операции есть еще один момент, который нужно учитывать, чтобы оградить плод от травмы — это длина истмико-цервикального разреза, «…последний должен быть достаточным, чтобы можно было без усилий вывести головку плода». Согласно наблюдениям Z. Pabrowski (1954), мозговые кровоизлияния могут быть следствие внезапного изменения давления при быстром извлечении головки плода из полости матки или наличия больших осложнений в момент выведения головки.

В то же время появляется все больше оснований предполагать, что в патогенезе «cesarean section syndrom» большую роль играет травматизация спинного мозга и позвоночных артерий плода. При извлечении плода из матки за головку в первую очередь, происходит растяжение шейного — отдела позвоночника и травмируются именно шейный отдел спинного мозга и позвоночные артерии. Это ведет к ишемии спинального дыхательного центра новорожденного с развитием картины вышеописанного синдрома.

При травме позвоночных артерий вторичная асфиксия может возникнуть и за счет наступающей при этом ишемии ретикулярной формации, которая, по мнению Е. Л. Голубевой (1968, 1970), является триггером для запуска дыхания в — процессе нормальных родов.

С целью установления механизма развития неврологических нарушений у детей при операциях кесарева сечения нами было проведено наблюдение за извлечением, 86 новорожденных. У 59 (68,6% ) из них при неврологическом исследовании не было обнаружено признаков родовой травмы (первая группа), у 27 (31,4%) детей (вторая группа) — симптомы натальной патологии головного (2) и спинного мозга (25).

Осложнения беременности наблюдались у 30 женщин (50,8%). Среди них токсикозы первой (12) и второй половины беременности (8 женщин), анемия беременных (6) , угроза прерывания беременности (13 женщин). У 5 женщин течение беременности осложнилось гриппом.

У 26 беременных, и предыдущие роды закончились операцией кесарева сечения (причем у 23 — операция с разрезом матки в области нижнего сегмента в модификации Гусакова, у 3 — корпоральное кесарево сечение). Первородящих было 25 (42,4%), повторнородящих— 34 (57,6%); одни роды в анамнезе — у 28, двое и более — у 6. Из числа повторнородящих у 8 были медицинские аборты (у 5 — один, у 3 — два аборта).

Осложнения родов наблюдались у 31 роженицы (52,5%), среди них — преждевременное отхождение вод (15), первичная слабость родовой деятельности (10), преждевременная отслойка низкорасположенной плаценты (5) , упорная активная дистоция шейки матки (5).

В первом периоде оперировано 27 (45,8%) женщин, Но втором — 4 (6,8%), до начала родовой деятельности — 28 (47,4%). Показаниями к операции явились: предлежание плаценты и кровотечение (8), несостоятельность послеоперационного рубца на матке (28), клинически узкий таз (13), преждевременное отхождение вод, упорная слабость родовой деятельности и возраст первородящей свыше 35 лет (10), преждевременная частичная отслойка нормально расположенной плаценты (5).

Общая анестезия была применена у 52 женщин (88,1%), перидуральная — у 3 (5,1 %), местная инфильтрационная анестезия — у 4 (6,8%). Общая анестезия проводилась по следующей схеме. Премедикация с применением М-холинолитиков (атропин, метацин), антигистаминных препаратов (димедрол или супрастин, или пипольфен) и альфа-адреноблокаторов (дроперидол), индукция в наркоз проводилась сомбревином, либо кетамином, либо барбитуратами ультракороткого действия. Интубация трахеи проводилась на фоне миорелаксантов из группы сукцинилхолина (дитилин, миорелаксин, дистекон). Поддержание анестезии проводилось закисью азота в соотношении с кислородом 1:1 , .2:1, 3:1 в условиях искусственной вентиляции легких. После извлечения плода производился переход на атаральгезию с использованием седуксена и центральных анальгетиков (морфин, промедод, фентанил) с выключением сознания субнаркотическими дозами закиси азота.

При перидуральной анестезии после премедикации и пункции перидурального пространства использовались следующие анестетики: раствор лидокаина, либо дикаина или тримекаина. Дыхание больной при этом виде обезболивания было спонтанное.

Для профилактики синдрома аорто-кавальной компрессии (синдрома сдавления нижней половой вены) положение беременной на операционном столе, было с приподнятым правым боком на 15°. При первых признаках, развития синдрома аорто-кавально» компрессии хирург смещал, матку, влево.

Внутриутробная гипоксия имела место в 6 случаях (10,2%), гипоксия новорожденных — в 5 (8,5%).

У 48 женщин операция была произведена на сроке беременности 38—41 неделя, у 2 (3,4%)—34—35 недель, у 9 (15,3%) — при переношенной беременности. Все 59 детей, отнесенных нами к первой группе, были извлечены при операции кесарева сечения с разрезом матки в области нижнего сегмента по модификации Гусакова.

В головном предлежании было 52 ребенка (88,1%), в тазовом — 6 (10,2%), в поперечном положении—1 (1,7%). С нетугим обвитием пуповины вокруг шеи родилось 12 детей (10 — с однократным, 2 — с двукратным). Мальчиков было 25, девочек—34. Состояние 17 (28,8%) извлеченных детей оценивалось по шкале Апгар на 8—9 баллов, 37 (62,7%)—на 5—7 баллов, 5 (8,5% ) — на 1—4 балла.

Приступ вторичной асфиксии с апное наблюдался у 4 (6,8%) детей, реанимационные мероприятия проводились по общепринятым схемам. Масса родившихся детей составляла: у 2 (3,4%)—менее 2450 г, у 42 (74,6%) — от 2500 до 3900 г, у 13 (22,0%)—более 4000 г. 27 извлеченных при операции детей, у которых при неврологическом осмотре была обнаружена неполноценность головного и спинного мозга, составили вторую группу. Возраст матерей этой группы был у 16 в пределах 30—34 лет (59,2%), у 7 (25,9%) — от 21 до 29 лет и старше 35 лет было 4 женщины (14,9%). Средний возраст женщин этой группы составил 31,2 года.

Осложнения беременности наблюдались у 6 (22,2%) женщин, среди них токсикозы второй половины беременности (4), угроза прерывания беременности (2), анемия беременных (2).

У 7 рожениц этой группы и предыдущие роды закончились операцией кесарева сечения. Первородящих было 13 (48,1%), повторнородящих — 14 (51,9%): одни роды в анамнезе — у 10; двое и более у 4. Из числа повторнородящих у 7 были медицинские аборты.

Осложнения родов наблюдались у 17 рожениц (62,96%), преждевременное отхождение околоплодных вод — у 10, первичная слабость родовой деятельности — у 6; преждевременная частичная отслойка низкорасположенной плаценты — у 4.

В первом периоде родов прооперировано 17 рожениц (62,96%), до начала родов — 10 (37,04%). Показаниями к операции были: предлежание плаценты и кровотечение (6), несостоятельность рубца на матке после операции кесарева сечения (13), клинический узкий таз (6), преждевременное отхождение вод и упорная слабость родовой деятельности, не поддающаяся терапии (2). Операция была произведена под общей анестезией у 19 женщин (71,4%), с применением перидуральной — у 8 (28,6).

У 2 женщин операция была произведена при сроке беременности 33-34 недели, у 9 — в конце доношенной беременности, у 12 — при беременности больше 42 недель. 28 детей этой группы были извлечены при операции кесарева сечения по Гусакову — Дефлеру с разрезом матки в нижнем сегменте, один — при корпоральном кесаревом сечении. В головном предлежании было 19 детей (70,4%), в тазовом — 8 (29,6%). С нетугим обвитием пуповины вокруг шеи родилось 5 детей. Мальчиков было 12, девочек — 15, состояние извлеченных детей оценивалось по шкале Апгар в 8—9 баллов у 4 (14,8%), в 5—7 баллов— у 20 (74,1%), в 1—4 балла — у 3 (11,1%). Приступ вторичной гипоксии с остановкой дыханий наблюдался у 8 (29,6%) детей.

Масса родившихся детей составляла: менее 2450 г -2 (7,4%), от 2500 до 3900 г — 22 (78,7%), более 4000 г — 3 (13,9%).

Заслуживает внимания тот факт, что среди детей этой группы только у двоих имелись, достоверные признаки повреждения головного мозга. Значительно чаще здесь имелась патология шейного отдела позвоночника, спинного мозга и позвоночных артерий (у 13 -48,1% детей), проявляющая себя в форме миатонического синдрома (8 детей) и акушерского паралича руки (4). Признаки повреждения поясничного утолщения спинного мозга в форме нижнего вялого парапареза отмечены у 6 (22,2%) детей. Кроме того, у 6 детей (22,2%) имелись доказательства поражения спинного мозга одновременно и в поясничном, и в шейном отделах.

Анализ приведенных данных показывает, что нет четких корреляций между частотой повреждения нервной системы у детей, извлеченных при операции кесарева сечения, и возрастом матерей, с одной стороны, и числом предшествующих беременностей и родов, с другой. Частота натальной травмы центральной нервной системы возрастает незрелых (до 50%), крупных (до 40,9%) и перезрелых плодов (до 42,85%).

Осложнения родов, увеличение частоты крайних состояний рожениц, явившихся показанием к операции, вносят определенную долю в степень травматизации детей, но не могут полностью объяснить механизм родовых травм новорожденных, извлеченных в конце доношенной беременности при операции, произведенной в плановом порядке.

По нашему мнению, при операции кесарева сечения к травме спинного мозга здорового (тем более страдающего) плода могут привести следующие ошибки:

1. Недостаточная длина разреза матки. Малая длина разреза затрудняет извлечение не только головки, но и плечевого пояса плода. По мнению многих акушеров, поперечный разрез в области нижнего сегмента должен соответствовать наибольшему диаметру головки, т. е. 12—13 см, но получаемая длина окружности операционной раны при этом равна лишь 24—26 см, в то время как окружность головки — 32 см, а окружность плечевого пояса плода принято считать равной 35 см. Отсюда понятна та трудность, с которой хирург сталкивается при извлечении головки и плечевого пояса при недостаточном разрезе матки.

2. После выведения головки из матки хирург извлекает плечевой пояс потягиванием за головку плода (см. рис. 1), при тазовом предлежании прибегает к экстракции плода за тазовый конец (рис. 2). Эти тракции могут привести к растяжению шейного отдела позвоночника и развитию неврологических осложнений у новорожденного. Причем округлая форма головки способствует медленному и постепенному растяжению окружности разреза (поэтому частота травм головного мозга плода при кесаревом сечении сравнительно мала), в то время как прямоугольная форма плечевого пояса затрудняет извлечение последнего, плечики «застревают» в полости матки. Для извлечения их (посредством тракций за головку) акушеру иногда необходимо приложить значительные усилия, в результате которых шея плода сначала максимально растягивается, а затем уже происходит рождение плечевого пояса. Растяжение шеи в ряде случаев приводит к травме шейного утолщения спинного мозга или позвоночных артерий ребенка.

Читайте также:  Больничный за кесарево оформление

Рис. 1. Момент извлечения плода при кесаревом сечении тракцией за голову. Применение этого пособия может травмировать плод

Рис. 2. Экстракция плода за тазовый конец при кесаревом сечении может привести к травме новорожденного

3. Слишком энергичные тракции за плечевой пояс при извлечении нижней части тела плода также могут явиться причиной растяжения, а следовательно, и травмы поясничного утолщения спинного мозга или артерии Адамкевича.

С позиции сказанного, на наш взгляд, следует пересмотреть некоторые детали техники выполнения операции кесарева сечения. Очевидно, что общепринятые методы проведения этой операции в ряде случаев травматичны и угрожают нервной системе плода, особенно целостности его спинного мозга. Спинальные травмы в этих случаях часты и могут, сопровождаться внезапной остановкой дыхания. Если учесть, что тенденция расширения показаний к выполнению операции кесарева сечения отчетливо прослеживается и во многом оправдана, то очевидно, что должны быть предприняты меры, исключающие столь высокую частоту натальных повреждений нервной системы новорожденных. Поискам этих мер и было посвящено наше исследование.

источник

О не слишком радужной статистике, основных опасностях для будущего ребенка и проблемах при родах рассказывает врач-невропатолог высшей категории Владимир Андреевич Берсенев.

«Самая главная проблема государства Украина – это патологические роды. Больные дети – больное будущее», — считает Владимир Берсенев.

Об основных опасностях для будущего ребенка и проблемах при родах рассказывает автор метамерного метода лечебного воздействия, заслуженный врач Украины, врач-невропатолог высшей категории, член Национального союза писателей Украины, основатель «Медицинского центра Берсенева» и «Института проблем боли», Владимир Андреевич Берсенев.

Владимир Андреевич Берсенев

В 1993 году 61 % родов в Украине имели патологическое течение.

В 1997 году — 67 %, а в начале 21 века уже было 71 % патологических родов!

В Киеве нормально рожает только каждая десятая женщина, и к сожалению, сейчас нормальные роды уже вызывают удивление.

Поговорим об одной из причин. Сейчас делают кесарево сечение очень многим женщинам. Причем, довольно часто — по их инициативе. А при кесаревом сечении возникает масса проблем, на которые не слишком обращают внимание. Но ведь это далеко не пустяшная операция.

В моей клинической практике был случай, когда во время осмотра ребенка его мама сказала, что у нее было кесарево сечение, и я определил, что при операции был горизонтальный разрез.

Раньше всегда делали только вертикальные разрезы и через них нормально извлекали плод. Когда же делают горизонтальный разрез, акушер вынужден перегибать шейный отдел плода, и это приводит к определенным негативным последствиям.

Горизонтальный же надрез делают для того, чтобы сделать шрам после операции менее заметным и придать ему более эстетичный вид. Тогда, к примеру, женщина может выйти в раздельном купальнике на пляж. Казалось бы мелочь, но принципиальная!

Самое разумное, конечно, это обычные роды, ведь так, как задумано природой. Но не всегда здоровье женщины позволяет это осуществить. Бывают показания для проведения кесарева сечения. А они бывают плановые и внеплановые. И это принципиальный вопрос.

Потому что решение по внеплановому кесареву сечению принимается во время родов, которые стали патологическими. К примеру, прекратились движения плода.

Среди наших маленьких пациентов с инвалидностью много детей, которым сделали кесарево сечение. Почему так произошло? Потому что уже плод был сжат, уже наступили перегибы позвоночника, и только потом принимается решение об оперативном вмешательстве. А ведь операционную еще надо подготовить! И на это уходит определенное время, что, конечно, ухудшает состояние ребенка.

Но сейчас практикуют и плановые операции и тоже по определенным медицинским показаниям. И здесь есть одна маленькая деталь.

Сейчас она уже отражена в научной прессе, но, видимо, это довольно свежая работа.

Медики проследили состояние нервной системы ста детей после кесарева сечения, и оказалось, что при горизонтальном разрезе, когда врач вынужден перегибать шейный отдел позвоночника больше, чем это положено при вертикальном разрезе, более вероятно возникновение ДЦП (детский церебральный паралич).

Интересно, что первые звоночки нарушения замечают чаще не врачи, а бабушки. Они видят, что дети в 4-5 месяцев не держат голову и начинают бить тревогу, искать причины вместе с врачами.

А причина обычно в нарушении функции спинного мозга в шейном отделе и ствола мозга.

Наша практика показала, что таких детей нужно начинать лечить в первый год жизни и тогда можно достигнуть такого эффекта (и мы его достигали), что ребенок идет в школу, а его сверстники даже не подозревают, что ребенок был парализован.

Вариантов развития ДЦП много. Но к трем с половиной годам они уже объединяются в устойчивое патологическое состояние. И решать проблемы становится значительно сложнее. А вообще в нашей клинике лечатся дети разного возраста.

Есть еще одна очень серьезная проблема.

Начну с наблюдений: у нас в клинике лечится много мусульманских семей. И вот я заметил, что у детей славянского происхождения (Украина, Молдавия, Белоруссия, Россия) практически у каждого второго ребенка с ДЦП — эписиндром, т.е – эпилепсией. А вот у мусульманских детей, которых проходит через нашу клинику немало, я не помню ни одного такого случая.

Я всем задаю этот вопрос. Точки зрения есть разные. Мое мнение таково: причина в том, что мусульманские женщины не пьют алкоголь. Мне кажется, что вся причина такого положения вещей с нашими детьми — в бытовых интоксикациях. Я всегда стремлюсь донести до людей очень важную мысль: женщина, пока не родила и не выкормила своих детей, не имеет никакого права на бытовые интоксикации.

Когда рождается девочка, у нее в яичниках «запаковано», по разным данным, до полумиллиона яйцеклеток и они должны быть защищены от токсинов. Нужно защищать материал, из которого потом рождаются дети. В женском организме очень несовершенная ферментная система. А у каждого человека алкоголь перерабатывают определенные ферменты. Да, есть целые народы, которые не могут употреблять алкоголь, их представители спиваются за месяц (чаще всего, это северные народы), а есть такие, кто пьет вино вместо воды с детства, как это бывает у французов, грузин.

У большинства же наших женщин ферментная система слабо развита. Их нельзя подпускать к алкоголю. Это очень опасно.

Вообще я скажу Вам, человек уникально рождается.

Вот, какая самая крупная клетка человеческого организма, которую можно увидеть невооруженным глазом? Никто мне не отвечает на этот вопрос правильно. А это яйцеклетка. Её величина – 100 микрон, это одна десятая миллиметра и ее можно рассмотреть. Яйцеклетка живет всего одни сутки, за которые должна быть оплодотворена. Она созревает определенное время и раз в месяц выталкивается из яичника. Тут же захватывается определенными выростами, что находятся в маточной трубе. Оплодотворение происходит в конечной зоне этой трубы. Оно, напомню, должно наступить в течение суток. И если так, то получается, что сперматозоиды должны встретиться с яйцеклеткой в один день. Но если бы так именно происходило, то зачатие было бы очень редким явлением.

А вот, к примеру, пара встретилась в пятницу, а беременность может наступить во вторник. Как? Оказывается, природа создала специальную систему. Когда заходят миллионы сперматозоидов, но нет еще яйцеклетки, то они могут прожить некоторое время до её появления! В шейке матки существует специальная «отельная зона» — железы, где сперматозоиды могут найти себе временное укрытие. Там они могут спокойно находиться и ждать овуляции. Три, четыре, а иногда и пять дней! И если овуляция наступила, то они мобилизуются и делают свое дело – наступает беременность.

Вот такие удивительные вещи.

Беседу вел Михаил Пернатый.

источник

В настоящее время вопросы краткосрочного и долгосрочного влияния кесарева сечения на ребёнка приобретают особое значение, так как всё больше детей рождаются с помощью этой операции.

Распространённость кесарева сечения (КС) возрастает во всём мире. Несмотря на то, что существуют конкретные показания для проведения кесарева и это прописано в медицинской документации, часто операция выполняется просто для перестраховки или по желанию роженицы.

В последние годы много говорят и пишут о значительном изменении в лучшую сторону технологии операции, о более современных способах анестезии, что создаёт иллюзию безопасности кесарева не только у будущих мам и членов их семей, но и у некоторых медработников. Более того, в некоторых странах кесарево стало считаться чем-то престижным.

Нередко женщины сами настаивают на операции, так как боятся родовых травм, а также из-за страха боли. Привлекает родителей и возможность выбора дня родов, особенно в тех странах, где считают, что день рождения влияет на судьбу ребёнка.

Врачи также во многих случаях предпочитают кесарево сечение по следующим причинам.

Материальная заинтересованность. Не секрет, что медработники, особенно, если вы хотите, чтобы операцию делал конкретный специалист, рассчитывают на денежное вознаграждение.

Конечно, в наше время и за естественные роды многие «благодарят» врачей, в частности, когда заранее договариваются о родах, но кесарево сечение проводится обычно в 30-40 минут, тогда как естественные роды непредсказуемы и могут длиться 12 часов и более. Оперативное вмешательство для врача предпочтительнее, времени потрачено меньше, а стоит дороже.

Юридический аспект. Проводя операцию по поводу и без повода, врач страхует себя от возможных обвинений. Если после естественных родов у ребёнка возникнут проблемы со здоровьем, мать может обвинить врачей в бездействии. А если осложнения возникнут во время или после операции, то доктор всегда может сказать, что без хирургического вмешательства нельзя было обойтись.

Тем не менее, помимо уже доказанных последствий кесарева сечения для ребёнка, таких как проблемы с дыханием, риск преждевременного рождения при плановой операции (если срок был подсчитан неправильно), уменьшение шансов на грудное вскармливание, возможно, у КС есть и долгосрочное негативное влияние.

Влияние метода рождения на детскую заболеваемость начало изучаться сравнительно недавно. Врачи больше обеспокоены проблемой рождения здорового ребёнка и мало кто думает о долгосрочных последствиях.

Однако было замечено, что увеличение количества КС происходит одновременно с увеличением частоты аутоиммунных заболеваний: диабета 1 типа, болезни Крона, атопического дерматита, астмы, рассеянного склероза.

Аутоиммунные заболевания связаны с нарушением функционирования иммунной системы, то есть иммунная система начинает воспринимать свои клетки как чужеродные и повреждать их.

На сегодняшний день есть данные, что кишечные бактерии играют большую роль в формировании иммунной системы. Не подвергаясь воздействию материнской флоры, ребёнок может иметь долгосрочные последствия, связанные с иммунной функцией.

Считается, что желудочно-кишечный тракт плода является стерильным, а во время родов заселяется бактериями от матери и окружающей среды. Состав этих бактерий будет зависеть от способа рождения.

При естественных родах воздействие бактериальной флоры матери начинается ещё на этапе нарушения целостности плодного пузыря. Дальше во время прохождения через родовые пути в рот ребёнка попадает некоторое количество слизи.

В идеале сразу после естественных родов ребёнка выкладывают на живот матери, где происходит заселение кожи малыша материнской флорой. Грудное вскармливание в течение первого часа жизни также способствует формированию правильной микрофлоры кишечника.

После кесарева сечения кожа ребёнка заселяется в первую очередь больничными бактериями.

Исследования показали, что у матерей, перенесших КС, процесс лактации запускается позже, что дополнительно мешает нормальной колонизации кишечника. Предполагается, что это связано с более низким уровнем окситоцина, а также стрессом матери из-за операции.

Исследования показали, что дети, рождённые кесаревым сечением, более склонны к проблемам с весом, ожирению, аллергическим заболеваниям, в том числе и астме. Есть также предположение, что кесарево сечение увеличивает риск диабета 1 типа, но в этой области требуются дополнительные исследования.

Кесарево может быть прямо или косвенно связано с когнитивными нарушениями. Когнитивное развитие — это развитие мыслительных процессов, таких как память, логика, воображение и так далее.

Некоторые исследования показали, что у детей, рождённых кесаревым, возможны синдром дефицита внимания и гиперактивности, аутистические расстройства, более низкая успеваемость. Эта теория требует дальнейшего подтверждения, но уже сегодня специалисты рекомендуют взвешивать все риски кесарева сечения, прежде чем делать операцию.

Если кесарево проведено уже после начала естественных родов — это даёт несколько преимуществ для ребёнка. Во-первых, малыш проходит через схватки, что готовит его к внеутробной жизни. Во-вторых, если плодный пузырь при этом был повреждён, ребёнок заглатывает нестерильные околоплодные воды и получает бактерии от матери.

Очень важен для ребёнка контакт кожа с кожей, и для заселения правильной флоры, и для снижения стресса от рождения. Так как мама находится в операционной, после рождения малыша могут положить на грудь папе, что разрешается в современных роддомах. Для этого нужно только, чтобы у папы была сменная одежда и обувь, а также справка о пройденной флюорографии.

Некоторые негативные моменты, связанные с кесаревым сечением, возможно, наступают из-за задержки грудного вскармливания или невозможности наладить его. После кесарева сечения тем более важно кормить грудью.

Желательно, чтобы ребёнок как можно раньше получил первые капли молозива. Можно заранее предупредить персонал о своём желании и попросить, чтобы первое кормление произошло как только позволит состояние матери и ребёнка.

В первое время мамочкам после кесарева может потребоваться дополнительная поддержка, психологическая и физическая, например, подать малыша для кормления. Но если грудное вскармливание налажено, то дальше шансы кормить такие же, как и у мам после естественных родов.

Хочется отметить, что многие негативные эффекты, связанные со способом рождения, не такие значительные как то, что могут сделать мама и папа для здоровья своего ребёнка.

Например, тот же риск астмы, умеренный для ребёнка, рождённого с помощью КС, многократно повышается у малыша после естественных родов, но у курящих родителей. Так же и когнитивное развитие намного больше связано с интеллектуальным уровнем родителей, чем со способом рождения.

Тем не менее подвергать женщину и ребёнка неоправданному риску, пусть даже и стопроцентно не доказанному, неправильно. Сегодня проведение кесарева сечения часто связано с немедицинскими причинами (страхом боли при родах, материальной заинтересованностью врачей и так далее).

Если нет риска вагинальных родов, от кесарева сечения лучше отказаться.

источник