Меню Рубрики

Профилактика тромбоза при кесаревом сечении

Профилактика тромботических осложнений после операции кесарева сечения с использованием двух различных режимов терапии бемипарином

Milagros Cruz 1, 2 , Ana M. Fernández-Alonso 1, 2 , Isabel Rodríguez 1, 2 , Loreto Garrigosa 1, 2 , Africa Caño 1, 2 , Pilar Carretero 1, 2 , Amelia Vizcaíno 1, 2 , Amanda Roćıo Gonzalez-Ramirez 1, 2, 3

1 Кафедра акушерства и гинекологии, Университетская клиника Сан-Сесилио, Гранада, Испания
2 Кафедра акушерства и гинекологии, медицинский факультет, Университет Гранады, Испания
3 Подразделение методологии и статистики, FIBAO и Университетская клиника Сан-Сесилио, Гранада, Испания

Цель исследования: сравнить эффективность профилактики тромботических осложнений после операции кесарева сечения при использовании двух различных режимов терапии бемипарином.

Материал и методы. В данное исследование было включено 646 женщин, находившихся в нашей клинике после операций кесарева сечения, выполненных в течение 1 года. Участниц случайным образом распределяли в одну из двух групп профилактической терапии для получения бемипарина в дозе 3 500 МЕ 1 раз в сутки в течение 5 дней или бемипарина в дозе 3 500 МЕ 1 раз в сутки в течение 10 дней.

Результаты исследования. Зафиксирован один случай тромбоэмболии легочной артерии (в первый день после операции кесарева сечения). У 98,2% женщин имелись дополнительные факторы риска, чаще всего ими являлись экстренное выполнение операции кесарева сечения, анемия или ожирение. Единственные факторы риска тромбоэмболических осложнений, достоверно связанные с тромбоэмболией легочной артерии, включали отслойку плаценты и преждевременные роды. Различий в частоте тромбоэмболических осложнений между двумя режимами профилактики не зафиксировано.

Выводы. В исследуемой популяции в результате принятых мер профилактики было снижено количество тромбоэмболических явлений, связанных с операцией кесарева сечения. Для предотвращения тромбоэмболических осложнений было достаточно тромбопрофилактики с использованием бемипарина в дозе 3 500 МЕ 1 раз в сутки в течение 5 дней после операции кесарева сечения.

Венозная тромбоэмболия (ВТЭ) остается одной из основных причин материнской смертности в развитых странах [1—4]. Основной вклад в эту категорию смертности вносит тромбоэмболия легочной артерии (ТЭЛА) [5—7], которая является причиной гибели приблизительно 20% рожениц [8].

По результатам эпидемиологических исследований, ежегодная заболеваемость тромбозом глубоких вен в общей популяции варьирует от 0,16 [7] до 1‰ [9], из них 2% случаев связаны с беременностью [5]. Во время беременности и в послеродовый период наблюдается повышение риска тромбоэмболических осложнений (тромбоза глубоких вен или тромбоэмболии легочной артерии) [5, 10]. Согласно расчетам риск венозной тромбоэмболии при этом увеличивается в 10 раз [11—15], достигая 2‰ [16].
Максимальный риск венозной тромбоэмболии наблюдается в послеродовый период [12—14, 17, 18], когда он в 25 раз выше показателей у небеременных женщин [12—14]. Согласно имеющимся данным, примерно 43—60% связанных с беременностью эпизодов тромбоэмболии легочной артерии происходят в послеродовый период [11, 13].

Частота связанных с беременностью венозных тромбоэмболий, согласно расчетам, составляет 0,76—1,72‰ [11, 18].
Поскольку у женщин часто отсутствует симптоматика [19] либо наблюдаются неспецифичные симптомы и жалобы [20], а также вследствие того, что диагностика и лечение венозных тромбоэмболий в послеродовый период часто осуществляются в другой клинике (не в той, где происходили роды), данные показатели, вероятнее всего, являются сильно заниженными [20, 21].

Частота венозных тромбоэмболий в послеродовый период составляет 0,65‰ [11].
К факторам риска венозных тромбоэмболий в ходе беременности относят [9, 22]: возраст матери (1/800 для возраста > 35 лет; 1/1 600 для возраста 30) [24, 25], преэклампсию/ гипертензию, количество родов в анамнезе — ≥ 3 [16], венозные тромбоэмболии в анамнезе, а также врожденные или приобретенные тромбофилии [17, 19, 20, 23, 26], курение, сахарный диабет [4], многоплодную беременность [25], негроидную расу [27] и анемию. В ходе родов появляются другие факторы [9]: тип родов (риск при операции кесарева сечения в 3—6 раз выше, чем при естественных родах, более высокий риск также наблюдается при экстренном кесаревом сечении [13, 28, 29] и оперативном родовспоможении [28, 29], длительные роды > 12 часов [10, 25, 28]), неподвижность; обширное хирургическое вмешательство на брюшной полости длительностью > 30 минут в ходе беременности или послеродового периода [12], преждевременные роды [11], чрезмерная кровопотеря (> 1 литра) или гемотрансфузии. В послеродовый период добавляются такие факторы, как дегидратации, неподвижность и анемия [9, 22].
Факторы, которые оказывают наибольшее влияние на частоту тромбоэмболических осложнений, включают возраст > 35 лет, ожирение и кесарево сечение [28].
Операция кесарева сечения сама по себе увеличивает риск венозных тромбоэмболий, поскольку представляет собой хирургическое вмешательство на органах таза, продолжительность которого может составлять > 30 минут. Этот фактор действует дополнительно к протромботическим эффектам родов, увеличению массы тела при беременности и прочим факторам риска (см. выше).

Частота венозных тромбоэмболий после операции кесарева сечения составляет 1,78‰ [11], при этом (со)отношение шансов равно 2 [11]. Согласно наиболее актуальным руководствам [9, 16, 22], для женщин, направляемых на экстренное, а также плановое кесарево сечение с дополнительными факторами риска, рекомендуется профилактика тромботических осложнений с использованием низкомолекулярных гепаринов (НМГ).

Тем не менее, учитывая повышенный риск венозных тромбоэмболий в послеродовый период, в особенности в течение первой недели после родов [9, 22], а также тенденцию к более ранней выписке из стационара после операции, продолжительность профилактики тромботических осложнений после операции кесарева сечения является предметом обсуждения, поскольку это очень важный фактор развития осложнений. Согласно последним версиям руководств [9], рекомендуемая продолжительность профилактики у этих женщин составляет 7 дней. Тем не менее в настоящее время отсутствуют научные данные о длительности тромбопрофилактики, имеются только клинические рекомендации [7, 9, 22]. Мы изучили частоту венозной тромбоэмболии у женщин после операции кесарева сечения (которым не требовалось применение низкомолекулярных гепаринов в ходе беременности) при использовании двух различных режимов терапии НМГ с целью определения наиболее подходящего для профилактики данного заболевания.

В нашей клинике в качестве метода профилактики тромботических осложнений не используется пневматическая компрессия. После применения различных НМГ (эноксапарин, надропарин и пр.) для тромбопрофилактики наша клиника в конечном итоге несколько лет назад перешла на использование бемипарина в качестве препарата для послеоперационной профилактики тромботических осложнений (при оперативных вмешательствах на органах желудочно-кишечного тракта, грудной полости, а также в гинекологии, акушерстве, урологии, ортопедической хирургии и пр.).

Была продемонстрирована безопасность и эффективность НМГ бемипарина при лечении и профилактике венозной тромбоэмболии. Бемипарин является низкомолекулярным гепарином второго поколения. Это натриевая соль, получаемая в результате деполимеризации нефракционированного гепарина, полученного из слизистой оболочки кишечника свиней. Бемипарин характеризуется минимальной молекулярной массой (3 600 Да), максимальным периодом полувыведения (5,3 часа), а также наиболее высоким соотношением активности антиFXa/антиFIIa (8:1) по сравнению с любыми другими низкомолекулярными гепаринами второго поколения.
Основная цель исследования заключалась в сравнении эффективности тромбопрофилактики после операции кесарева сечения при применении двух различных режимов терапии бемипарином: 3 500 МЕ 1 раз в сутки в течение 5 и 10 дней.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Данное исследование было одобрено комитетом по исследовательской этике нашей Университетской клиники.
Исследование Сравнение режимов терапии бемипарином в течение 5 и 10 дней (3 500 МЕ 1 раз в сутки) с целью профилактики тромботических осложнений после операции кесарева сечения.

В данное исследование включали женщин после операции кесарева сечения, которым не требовалась профилактика или терапия любым видом НМГ в ходе беременности (низкий риск венозных тромбоэмболий во время беременности). У них также отсутствовала аллергия на гепарин или его производные. На более поздних этапах из исследования исключались женщины, не выполнявшие условия длительного приема препарата.

Показатели результатов лечения включали количество тромбозов глубоких вен и тромбоэмболии легочной артерии, а также связанную с венозными тромбоэмболиями материнскую смертность в течение до 3 месяцев после операции кесарева сечения. В качестве возможных факторов риска тромбоэмболических осложнений оценивали следующие переменные: возраст, курение, ожирение (индекс массы тела > 30), гипертензия, количество родов в анамнезе, многоплодная беременность, сахарный диабет, неделя родов, тип кесарева сечения (экстренное или плановое), тип наркоза, кровопотеря и неподвижность (в течение по крайней мере 3 дней).
За период данного исследования в нашей клинике было зафиксировано 2 924 родов; из них 742 — путем кесарева сечения. Регистрировались все случаи венозной тромбоэмболии.

Из исследования были исключены 96 женщин после операции кесарева сечения, поскольку они не соответствовали критериям отбора.
В данное исследование было включено 646 женщин, перенесших в течение 1 года в нашей клинике операции кесарева сечения, при этом их распределяли в случайном порядке в одну из двух групп для профилактической терапии бемипарином в дозе 3 500 МЕ в течение 5 или 10 дней.
Бемипарин начинали вводить по крайней мере через 8 часов после кесарева сечения. В случае локорегионарной анестезии бемипарин не применяли до истечения 8 часов после удаления эпидурального катетера.

У всех женщин в течение 24—36 часов после кесарева сечения выполнялся общий анализ крови.
Продолжительность тромбопрофилактики была определена в 5 и 10 дней, поскольку 5 дней — это рекомендация руководств по клинической практике до 2008 г. Для сравнения мы выбрали 10-дневный период, т.к. нормализация различных факторов свертывания начинается спустя неделю после родов, хотя риск осложнений может сохраняться до 6 недель послеродового периода.

Статистический анализ Для всех переменных исследования вычислялась описательная статистика. Для сравнения терапии бемипарином в течение 5 и 10 дней использовался критерий χ2.
Для анализа демографических и морфометрических переменных, а также вероятности тромбоза глубоких вен/тромбоэмболии легочной артерии (зависимые переменные) для каждого режима применялась модель логистической регрессии.
РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЯ

На протяжении данного периода времени критериям включения в это исследование соответствовали 646 женщин с операцией кесарева сечения.

В таблице 1 приведены ха рактеристики женщин и возможные факторы риска тромбо эмболических осложнений во время беременности.
Средний возраст участниц составил 31 ± 5,47 года, 59,7% из них были нерожавшими, у 9% женщин было ≥ 2 родов, в анамнезе у 14% женщин зафиксировано курение. По результатам оценки индекса массы тела у 42,3% пациенток в группах бемипарина зафиксировано ожирение (ИМТ > 30).

Другие возможные факторы риска венозной тромбоэмболии включали сахарный диабет (0,8—4,82%), гипертензию во время беременности (10,7%), а также многоплодную беременность (приблизительно 5%). Частота длительной неподвижности, приема препаратов или заболеваний сердца в исследуемой популяции была пренебрежимо мала.

В таблице 2 приведены характеристики родов, а также связанные с ними факторы риска тромбоэмболии. Операции кесарева сечения практически всегда проводились в срок, при этом только в 12,7% случаев они были преждевременными. В 73,6% случаев операции являлись срочными, что представляло собой дополнительный фактор риска тромбозов.

Наиболее распространенной формой анестезии была локорегионарная (88,3%). Другие возможные факторы риска (вследствие возможных фоновых заболеваний) включали отслойку плаценты (2,2%), а также задержку внутриутробного развития (8,5%). В данном исследовании достоверная взаимосвязь с тромбоэмболией легочной артерии была зафиксирована только для отслойки плаценты и срока гестационного возраста (преждевременные роды) (p 70%, анемия — 50%), мы зафиксировали только один случай венозной тромбоэмболии (присутствовавшие факторы риска: курение, экстренная операция кесарева сечения, преждевременные роды, вагинальное кровотечение и тяжелая анемия).
Принятые в нашей клинике меры профилактики тромботических осложнений позволяют объяснить низкую частоту венозной тромбоэмболии (0,34%) по сравнению с опубликованными данными [11, 32]. Кроме того, более чем в 90% случаев при операции кесарева сечения использовалась регионарная анестезия (эпидуральная/дуральная), что также снижает риск венозной тромбоэмболии [24].

В течение длительного времени в нашей клинике низкомолекулярные гепарины назначались во всех случаях кесарева сечения; вследствие появления тенденций к раннему выписыванию из стационара после операции (на третий день) мы считаем необходимым продолжение профилактики после выписки из стационара.

Согласно рекомендациям некоторых авторов, низкомолекулярные гепарины следует применять после операции кесарева сечения только при наличии дополнительных факторов риска или в случае экстренного кесарева сечения [29]. Тем не менее мы придерживаемся рекомендаций, изложенных в нескольких руководствах по клинической практике [9, 22], согласно которым пороговые значения для назначения тромбопрофилактики в послеродовый период должны быть ниже, чем до родов. Согласно некоторым рекомендациям [9], профилактику тромботических осложнений низкомолекулярными гепаринами в течение 7 дней должны получать все женщины после экстренной операции кесарева сечения или после плановой операции кесарева сечения, если есть хоть один фактор риска венозных тромбоэмболических осложнений.
Поскольку мы не можем априори исключить появления в послеродовый период дополнительных факторов риска тромбоза (например, анемии, инфекции и гипертензии), а также необходимости в более длительном периоде покоя (например, вследствие головной боли после пункции, инфекции), мы назначаем низкомолекулярные гепарины во всех случаях операции кесарева сечения (как экстренных, так и плановых). В действительности у 98,53% прооперированных женщин из исследуемой популяции зафиксирован по крайней мере один дополнительный фактор риска.

Причиной высокой выявляемости факторов риска венозной тромбоэмболии в нашей клинике может быть постоянное и комплексное наблюдение, в т.ч. в послеродовый период. Например, выполняемый в течение 24—36 часов после операции кесарева сечения общий клинический анализ крови с оценкой количества эритроцитов, лейкоцитов и тромбоцитов позволяет выявить случаи анемии, которые бы в противном случае остались незамеченными.
С нашей точки зрения, польза от применения низкомолекулярных гепаринов после операции кесарева сечения с целью минимизации вероятности тромбоэмболических осложнений значительно превосходит тот незначительный риск, который возникает при приеме данных препаратов [33, 34].

В нашем исследовании не зафиксировано никаких побочных эффектов низкомолекулярных гепаринов (кровотечение и индуцированная НМГ тромбоцитопения).
Терапия бемипарином в дозе 3 500 МЕ 1 раз в сутки в течение 5 дней (на 2 дня меньше, чем в руководствах по клинической практике) [9] обладала достаточным эффектом для профилактики тромбоэмболических осложнений, хотя для нормализации уровня факторов свертывания крови может потребоваться несколько большее количество дней.

Наблюдение за факторами риска в ходе беременности, родов и в послеродовый период в сочетании с физикальными мерами и профилактикой тромботических осложнений при помощи низкомолекулярного гепарина позволяет снизить частоту тромбоэмболической болезни.
У женщин, перенесших кесарево сечение, мы рекомендуем в течение 5 дней после операции проводить профилактику тромботических осложнений низкомолекулярным гепарином (например, бемипарином). При появлении других факторов риска может потребоваться продолжение тромбопрофилактики.

  1. Drife J.»Thromboembolism». British Medical Bulletin, vol. 67, pp. 177— 190, 2003.
  2. Clyburn P.A. «Editorial 2. Early thoughts on ‘why mothers die 20002002’,» Anaesthesia, vol. 59, no. 12, pp. 1157—1159, 2004.
  3. Andres R.L., Miles A. «Venous thromboembolism and pregnancy,» Obstetrics and Gynecology Clinics of North America, vol. 28, no. 3, pp.
    613-630, 2001.
  4. James A.H., Tapson V.F., Goldhaber S.Z. «Thrombosis during pregnancy and the postpartum period,» American Journal ofObstetrics and Gynecology, vol. 193, no. 1, pp. 216—219, 2005.
  5. Heit J.A., Kobbervig C.E., James A.H., Petterson T.M., Bailey K.R., Melton L.J. «Trends in the incidence ofvenous thromboembolism during pregnancy or postpartum: a 30-year population-based study,» Annals ofInternal Medicine, vol. 143, no. 10, pp. 697—706, 2005.
  6. De Swiet M., «Maternal mortality: confidential enquiries into maternal deaths in the United Kingdom,» American Journal of Obstetrics and Gynecology, vol. 182, no. 4, pp. 760—766, 2000.
  7. Gates S., Brocklehurst P., Davis L.J. «Prophylaxis for ve nous thromboembolic disease in pregnancy and the early postnatal period,» Cochrane Database ofSystematic Reviews, no. 2,p.CD001689, 2002.
  8. Chang J., Elam-Evans L.D., Berg C.J. et al. «Pregnancy-related mortality surveillance—United States, 1991—1999,» MMWR Surveillance Summaries, vol. 52, no. 2, pp. 1—8, 2003.
  9. Scottish Intercollegiate Guidelines Netword (SIGN), Preven tion and Management of Venous Thromboembolism, A National Clinical Guideline, 2010.
  10. Phillips O.P. «Venous thromboembolism in the pregnant woman,» Journal ofReproductive Medicine for the Obstetrician and Gynecologist, vol. 48, no. 11, supplement, pp. 921—929, 2003.
  11. Simpson E.L., Lawrenson R.A., Nightingale A.L., Farmer R.D.T. «Venous thromboembolism in pregnancy and the puerperium: incidence and additional risk factors from a London perinatal database,» British Journal of Obstetrics and Gynaecology, vol. 108, no. 1, pp. 56—60, 2001.
  12. Anderson F.A.Jr., Spencer F.A. «Risk factors for venous thromboembolism, » Circulation, vol. 107, no. 23, supplement 1, pp. I9—I16, 2003.
  13. Scottish Intercollegiate Guidelines Network (SIGN), Prophylaxis of Venous Thromboembolism, Guideline, 2002.

Полный список литературы вы можете запросить в редакции издания » Медицинский cовет» .

источник

Тромбозы вен нижних конечностей: причины, последствия и проявления. Как избежать послеродового тромбоза. Профилактика и лечение.

Болезни венозной системы ног нередко встречаются у женщин после родов. В числе таких заболеваний — тромбозы вен нижних конечностей. Чем опасна эта патология и можно ли избежать развития тромбоза?

В нижних конечностях человека имеется две системы вен — подкожная и глубокая. По подкожным венам оттекает лишь незначительная часть крови — всего около 5%. но именно эти вены могут подвергаться варикозной трансформации. Основной объем крови — до 95% — проходит по глубоким венам голени и бедра. Глубокие вены расположены между мышцами, что защищает их от бесконтрольного расширения, а значит, и от развития варикоза. Кровь по венозной системе поднимается снизу вверх, от пальцев стоп до сердца, перенося бедную кислородом кровь для обогащения в малый круг кровообращения, в легкие.

Читайте также:  Кесарево сечение после аппендицита

Чтобы каждый день перекачивать огромный объем крови, в венах есть все необходимое. Стенка вены содержит много гладкомышечных волокон, обеспечивающих мощное сокращение вены. Соединительнотканные волокна (коллаген, эластин) выполняют роль арматуры, а клапаны внутри вен не позволяют крови возвращаться в нижние отделы после очередного сокращения.

Кровь продвигается по сосудам с достаточно высокой скоростью, однако иногда в просвете вены образуется кровяной сгусток, который может закрыть только часть диаметра сосуда или, как пробка, полностью перекрыть движение крови. Это и есть тромб, а состояние, связанное с возникновением тромба, называется тромбоз. При этом тромбоз варикозно измененных вен нижних конечностей носит название варикотромбофлебит, а поражение глубоких вен — тромбоз глубоких вен.

Тромбомассы, находящиеся в просвете вены, в первые 3 дня своего существования очень рыхлые; как правило, на верхушке тромба активно нарастают новые слои, увеличивая протяженность тромба в верхнем направлении. В этот период жизни тромба очень велика вероятность отрыва его части, которая с током крови может переноситься в камеры сердца или, что самое опасное, в легочные артерии. Закупорка даже мелких ветвей легочной артерии может привести к выключению из дыхания части легкого, что является прямой угрозой жизни. При беременности тромбозы вен не редкость, поэтому именно в это время усилия врачей направлены на выявление риска тромбообразования, назначение профилактических мероприятий. Однако часто складывается следующая ситуация: роды прошли благополучно; казалось бы, все позади, опасность миновала, никакой профилактики больше не требуется. Но именно в это время увеличивается риск поздних осложнений беременности и родов послеродовых тромбозов.

Прежде всего, развитие послеродового тромбоза связано с изменениями в свертывающей системе крови. Во время естественных родов или кесарева сечения теряется кровь. Объем кровопотери может быть разным — от минимального (физиологического) до значительного (патологического), что зависит от конкретной ситуации. В любом случае, организм стремится прекратить дальнейшее истечение крови, вырабатывая большое количество факторов, способствующих повышению свертывания крови путем образования сгустков-пробок в просвете сосудов. И чем больше кровопотеря, тем активнее эти процессы. Кроме того, при отхождении плаценты или из-за механического повреждения тканей во время операции повреждается и стенка сосудов, происходит выбрасывание в кровь особых белков и ферментов эндотелия (внутренней выстилки сосуда), что также немаловажно для сдвига процессов в сторону повышения свертывания крови.

После родов тонус сосудов малого таза и нижних конечностей снижен, вены еще не успели приспособиться к работе в новых условиях, Застой крови, то есть снижение естественной скорости кровотока, также запускает механизмы тромбообразования. Немаловажную роль в развитии послеродовых венозных тромбозов играет и гормональный фон, резко меняющийся после окончания беременности.

Особенно велик риск развития венозных тромбозов у женщин с различными патологиями системы свертывания крови, которые выявляются еще до беременности или во время вынашивания малыша. Высока вероятность тромбоэмболических осложнений и при наличии сердечнососудистых заболеваний, избыточной массы тела, анемии, перенесенном позднем токсикозе. Повышается риск тромбоза и у женщин в возрастной группе после 40 лет, при наличии злокачественных образований, малоподвижном образе жизни. Затяжные, длительные роды, кесарево сечение также предрасполагают к осложнениям. К группе очень высокого риска по развитию тромбозов, в том числе и в послеродовом периоде, относятся женщины с варикозной болезнью нижних конечностей.

Признаки неблагополучия в отношении вен нижних конечностей появляются, как правило, на 5-6-й день, реже — на 2-3-й неделе после родов или кесарева сечения. Клинические проявления той или иной формы тромбоза зависят от расположения тромбомасс в венах.

При поражении подкожных, как правило, уже варикозно измененных вен в первый же день заболевания появляется краснота (гиперемия) по ходу тромбированной вены, повышается температура кожи над тромбированной, воспаленной веной. Вена при прикосновении похожа на плотный, болезненный шнур. Ходьба и движение ногой тоже вызывают болевые ощущения. Общее самочувствие ухудшается, может повыситься температура тела.

В отличие от тромбоза поверхностных вен, проявления тромбоза глубоких вен более скудные. Основной симптом тромботического поражения вен глубокой системы — появление нарастающего плотного, болезненного отека, расположение которого соответствует локализации тромбомасс в вене голени и/или бедра. Ощущается распирающая боль, которая усиливается, если опустить ногу вниз или некоторое время постоять. Кожа ноги может приобрести синюшный оттенок или, наоборот, стать молочно-белой.

Если произошел отрыв части тромба с внедрением его в легочную артерию, появляются резкий кашель, одышка, болевые ощущения в груди, может начаться кровохарканье — появление прожилок крови в мокроте при кашле. В тяжелых случаях изменяются показания электрокардиограммы, что связано с нарушениями работы сердца.

Однако для окончательной постановки диагноза одного только осмотра мало. Необходимо «заглянуть» внутрь сосудов, чтобы понять расположение тромбомасс, их протяженность и опасность отрыва части тромба.»Золотым стандартом» такой диагностики на сегодняшний день является ультразвуковое исследование вен, дополненное допплерографией, то есть врач-диагност изучает не только анатомические особенности вен, но и характер кровотока (скорость прохождения крови по сосудам, объем протекающей крови и т.д.) по этим венам. Таким образом, создается объемная картина пораженного участка венозной сети.

Необходимо отметить, что тромбозы глубоких вен могут протекать и совершенно бессимптомно. В подобных случаях бывает, что человек узнает о перенесенном заболевании спустя годы, при выполнении ультразвукового исследования сосудов. Опасность нераспознанного вовремя и вылеченного тромбоза в том, что он может перейти в другую форму болезни — посттромбофлебитический синдром. При этом состоянии развивается значительное нарушение кровотока по мелким артериям, венам и лимфатическим сосудам в области тромбированной вены, что приводит к разрушению клеток подкожной клетчатки и кожи, изменению цвета кожи, появлению плотного отека. При отсутствии лечения конечным итогом этого про¬цесса будет возникновение хронической незаживающей раны, расположенной в нижних отделах голени, которая носит название «трофическая язва».

При правильном и своевременно начатом лечении тромбозы могут пройти бесследно. Запомните: самолечение или применение «народных» методов при тромбозах у беременных или в послеродовом периоде недопустимо! Если появились симптомы, похожие на описанные выше, обязательно обратитесь к флебологу или сосудистому хирургу.

Тромбозы подкожных или глубоких вен голени можно лечить дома, но только под наблюдением специалиста, посещая его амбулаторно в назначенное время. Если тромбомассы начинают быстро распространяться по вене вверх или сразу появляются в венах бедра — необходима госпитализация и активная терапия в специализированном ангиохирургическом отделении.

В лечении венозных тромбозов самое главное — комплексный подход, то есть одновременное применение компрессионной терапии, местного лечения в виде различных компрессов и мазей, приема различных лекарственных средств, а также физиолечения. Только гелями, мазями или компрессами с этим грозным заболеванием не справиться.

Обязательным условием быстрого излечения является ношение специального компрессионного трикотажа определенной степени компрессии. Компрессионные гольфы, чулки или колготки уменьшают диаметр вен, нормализуя и усиливая кровоток по обходным венам — так называемым коллатеральным притокам тромбированной вены. Венозный застой исчезает, снижается риск развития эмболии легочной артерии. Использование эластичных бинтов — задача хлопотная и не всегда эффективная, так как правильно наложить повязку бывает очень трудно, а сбившиеся бинты могут ухудшить состояние ноги. Правильно подобрать необходимый именно вам трикотаж — и по длине и степени компрессии — может только опытный специалист, так же как и обмерить ногу для подбора трикотажа по размеру. Поэтому попытка сэкономить и купить первые попавшиеся «противоварикозные колготы» на местном рынке или в аптечном киоске в лучшем случае обернется бесполезной тратой денег.

Что касается специальных противосвертывающих, венотонических и других специфических лекарственных препаратов, которые обычно применяют для лечения венозных тромбозов, то их в послеродовом периоде можно применять только по назначению врача, так как некоторые из этих лекарств проникают в грудное молоко и могут негативно воздействовать на организм ребенка.

Основными медикаментами при тромбозах глубоких вен или при тяжелых, распространенных тромбозах подкожных вен являются антикоагулянты (лекарственные средства, тормозящие свертывание крови). Наиболее эффективные и безопасные из них — низкомолекулярные гепарины, которые снижают активность свертывающей системы, «разжижая» таким образом кровь и препятствуя образованию новых тромбов. Препараты этой группы можно применять для кормящих женщин, в отличие от других противосвертывающих лекарственных средств — так называемых непрямых антикоагулянтов. Самый известный из таких препаратов — Варфарин. Он незаменим при длительном лечении пациентов с тяжелыми венозными тромбозами, однако его нельзя принимать беременным женщинам в связи с неблагоприятным воздействием на плод. В грудное молоко Варфарин проникает в столь незначительном количестве, что не оказывает никакого действия на свертывающую систему младенца, поэтому прием этого препарата вполне совместим с грудным вскармливанием.

Нужно заметить, что назначение антибиотиков при тромбозах совершенно бесполезно, так как воспалительные явления в этом случае носят асептический характер, то есть не связаны с воздействием микроорганизмов. Именно поэтому при тромбозах с успехом применяются противовоспалительные препараты — Диклофенак, Вольтарен, Мовалис в виде мазей, гелей, таблеток или инъекционных форм. Нужно помнить, что при лактации и беременности применение этих лекарств крайне ограничено: оно возможно только при очень тяжелой форме заболевания и желательно при отмене грудного вскармливания.

Венотонические препараты также входят в стандарт лечения венозных тромбозов. Самые известные венотоники — Детралекс, Антистакс, Флебодиа. Грудное вскармливание является противопоказанием для приема этих лекарств.

Что касается физиотерапевтического лечения, то при лечении венозных тромбозов очень эффективны охлаждающие обертывания (криообертывания), лазеротерапия, электрофорез и фонофорез с различными гелями и растворами. Категорически запрещено применение любых видов массажа, всех волновых видов физиотерапии, горячих обертываний, ванн, компрессов.

Основные методы профилактики просты и эффективны. Их надо начать применять уже во время планирования беременности. Если на ваших ногах появились расширенные подкожные вены или «сосудистые звездочки» — обязательно обратитесь к флебологу, чтобы составить индивидуальную программу подготовки. Возможно, необходимо будет провести миниинвазивное вмешательство на измененных венах — то есть удаление пораженных, функционирующих вен через проколы особым инструментом. Если вы когда-нибудь уже переносили венозный тромбоз, непременно проинформируйте об этом своего гинеколога.

Постарайтесь перед беременностью узнать обо всех проблемах своего здоровья — посетите не только гинеколога, но и терапевта, ЛОР-врача (так как хронические инфекции также могут повлиять на процессы тромбообразования), при необходимости сходите к эндокринологу. Во время беременности больше двигайтесь, плавайте, посещайте гимнастические занятия для беременных, носите удобную обувь. Контрастный душ для ног очень эффективен для уменьшения нагрузки на вены, активизации крово- и лимфообращения, уменьшения отеков.

Для беременных, страдающих варикозным расширением вен, обязательным является ношение специальных компрессионных колготок или чулок, а в некоторых случаях (при многоплодной беременности или значительном повышении массы тела) необходимо дополнительно носить специальный бандаж. Если у женщины выявили варикозную болезнь, со второго триместра беременности возможен прием венотоников — Антистакса, Вазокета, Флебодии, Детралекса. Однако назначить их может только врач.

При проведении обследования у всех беременных определяется состояние показателей свертывающей системы, по которым можно определить риск появления тромбоза в ближайшее время. При выявлении высокой вероятности такого осложнения очень эффективно назначение инъекционных антикоагулянтов — Фраксипарина. Клексана, Фрагмина. Они безвредны для мамы и малыша и при этом значительно сокращают возможность образования тромба.

Момент родов — самый ответственный и опасный в плане развития различных, в том числе и тромбоэмболических, осложнений. Всем женщинам, у которых ранее был выявлен высокий риск тромбообразования, необходимо идти на роды (или на операцию кесарева сечения) только в специальных противоэмболических чулках или эластичных бинтах. Врачи при необходимости введут женщине определенные лекарства, которые будут тормозить чрезмерно активные процессы свертывания. После родов, если позволяет состояние молодой мамы, надо как можно раньше начинать вставать, ходить. Однако противоэмболические чулки в этом случае необходимо сменить либо на бинты, либо на привычный компрессионный трикотаж. Носить его надо после родов или в послеоперационный период не менее

Помните, что венозных тромбозов вполне можно избежать, если внимательно отнестись к своему здоровью еще до начала беременности.

Яна Новикова, врач-флеболог, канд. мед. наук,
научный сотрудник Института химической биологии
и фундаментальной медицины СО РАН, руководитель
Центра Флебологии ЦНМТИХБФМ, г. Новосибирск

источник

Во время беременности и родов женский организм претерпевает большие трудности, чем это может показаться на первый взгляд. У кого-то резервы позволяют выдерживать такую нагрузку, тогда весь период вынашивания проходит без особых проблем, а у других возникают многочисленные осложнения и последствия. Одно из наиболее опасных состояний, которое может развиться практически у каждой женщины при сочетании факторов, – тромбофлебит после родов. Его появление – результат генетической предрасположенности, состояния здоровья и воздействия внешних условий. Симптомы заболевания некоторое время могут протекать малозаметно, иногда маскироваться под другие патологии. Несвоевременно выявленный тромбофлебит, недостаточная его профилактика во время родов и после них могут стать причиной летального исхода.

Это прижизненно образовавшийся сгусток крови. Тромб возникает вследствие активизации свертывающейся системы. В норме подобные образования возникают в любом месте при повреждении, достаточно вспомнить парез на пальце или трещину кожи где-нибудь. При патологии активация свертывающей системы может происходит в ответ на какие-то экстремальные состояния, например, после кровопотери или травмы в ходе оперативного вмешательства. Также сосуды могут быть повреждены изнутри, и это вызовет образование подобного сгустка крови.

Основу его составляют красные кровяные пластинки. Также значимый процент могут занимать лейкоциты (тогда он носит название белый тромб), эритроциты (в этом случае красный) или их смесь. Иногда встречаются гиалиновые формы, состоящие из разрушенных форменных элементов.

Образовавшись в сосудах, чаще всего в венах нижних конечностей, тромб может отрываться от стенки (или иногда он вовсе изначально флотирующий) и мигрировать с током крови в другие отделы организма. Чаще всего он «застревает» в микроциркуляторном русле легких, в таких случаях возникает тромбоэмболия артерий органа.

Тромбофлебит – образование тромба в венозных сосудах с возможной миграцией данного образования по всей кровеносной системе и нарушением работы некоторых органов вследствие его оседания в этом месте. Иногда это угрожающее жизни состояние. Теоритически возникновение тромба возможно абсолютно в любой вене, и чем она крупнее, тем вероятность грозных осложнений выше.

Существует следующая классификация патологии:

  • поверхностный тромбофлебит;
  • возникновение его в глубоких венах.

Любой вариант может протекать с инфицированием и нагноением. Тромбофлебит глубоких сосудов принято делить на патологию вен матки, малого таза, голени и бедра. Поражение других отделов встречается намного реже.

Послеродовый тромбофлебит имеет более высокий процент своей реализации в определенных клинических ситуациях. Задача врача – выявить подобные факторы и назначить своевременную профилактику в виде медикаментозного лечения, ношения компрессионного белья, определенной двигательной активности и т.п.

Период вынашивания и появления малыша самостоятельно являются провоцирующими моментами для развития тромбофлебита. Связано это с реологическими изменениями крови, в результате которых она становится более вязкой, особенно накануне родов. Увеличивающая в размерах матка сдавливает близлежащие сосуды, что нарушает отток крови от нижних конечностей, способствуя ее застою, прогрессированию варикоза и образованию тромбов. Всему этому благоприятствует и гормональный фон.

У всех женщин, которые до беременности или во время нее имели любые, даже незначительные проявления расширения вен, риск образования тромбов после родов повышен. В идеале варикоз лучше прооперировать еще до планирования зачатия, так как в большинстве случаев при вынашивании все симптомы усугубляются, особенно в третьем триместре.

В течение всей беременности таким женщинам рекомендуется носить компрессионное белье необходимого класса сжатия. Выбор следует проводить вместе с врачом.

Особую настороженность следует проявлять, если в анамнезе у них или близких родственников уже когда-то был тромбофлебит, особенно глубоких вен. В таких случаях лечение дополняется препаратами, нормализующими свертывание крови.

Всем беременным с проявлениями варикоза следует проводить ультразвуковое исследование сосудов ног на предмет выявления тромбов в них. Обнаружение подобных сгустков крови дает возможность предпринять все возможные меры по предупреждению прогрессирования заболевания. В некоторых случаях ставятся специальные кава-фильтры над патологическим участком, так тромб не может мигрировать дальше.

Читайте также:  Третье кесарево сечение через год отзывы

Физиологической во время родов является потеря до 10% от всего объема циркулирующей крови. Это около 500 мл. Массивная кровопотеря вызывает активацию свертывающей системы, что должно предотвращать ее прогрессирование. В некоторых ситуациях происходит срыв на этом этапе, возникает ДВС-синдром. При этом начинают образовываться тромбы во всех сосудах и органах. Чтобы это предотвратить, кровопотерю следует своевременно восполнять.

Во время любых оперативных вмешательств (ушивание ли это разрывов или процесс кесарева сечения) резко повышается риск образования тромбов ввиду травматизации тканей и активизации свертывающей системы крови. Чем объемнее, тем выше риск. Например, если сравнить кесарево сечение без и с удалением матки, то во втором случае вероятность тромбоза будет в разы больше.

Доказано, что с возрастом риск тромбофлебита увеличивается. Граница – 35 — 40 лет, после чего любое оперативное вмешательство сопровождается назначением антикоагулянтной терапии (противодействует чрезмерному свертыванию).

Нарушение метаболизма женщины, ведущее к избыточному весу, также влечет за собой риск тромбозов. Это обусловлено гиподинамией, особенно при беременности. Также при ожирении стенки сосудов травмируются продуктами обмена веществ и способствуют образованию тромбов. Курение усугубляют всю ситуацию: никотин влияет на реологические свойства крови, повышая ее вязкость.

Часто в третьем триместре беременности у женщин, особенно с факторами риска, развивается гестоз. Патология характеризуется триадой симптомов: отеки, повышение давления и нарушение работы почек. Претерпевают изменения и форменные элементы крови. Все это приводит к увеличение риска тробофлебита в несколько раз по сравнению со здоровыми женщинами.

Также факторами риска являются все заболевания сердца и сосудов. Особую опасность составляют аритмии, искусственные клапаны, пороки и т.п.

Любые злокачественные опухоли повышают риск тромбозов. На современном уровне развития акушерства и гинекологии часто женщины с онкологией удачно вынашивают беременность, но всегда необходимо быть настороженными в плане гиперкоагуляции. Сегодня не редкость роды после операций на шейке матки, после перенесенной меланомы и др.

Гиподинамия, в том числе в послеродовом периоде, увеличивает вероятность тромбофлебита вследствие застоя крови в венах ног. Длительный постельный режим может быть назначен после обширных разрывов или операций и других осложнений.

В настоящее время все чаще выявляются различного рода генетические заболевания, которые могут становиться причиной бесплодия, невынашивания на разных сроках, а также тромботических осложнений. Все эти заболевания объединены в группу наследственных тромбофилий. Своевременная диагностика и лечение – профилактика грозных последствий.

Клиническая картина патологии зависит от того, на каком уровне тромб перекрыл кровоток. Необязательно, чтобы он здесь же и образовался, очень часто такой сосудистый сгусток мигрирует, например, из вен нижних конечностей. Чаще всего тромбофлебит развивается через 1 — 2 недели после родов.

Данный вариант протекает в наиболее легкой форме. Это обусловлено тем, что подкожные вены доступны для визуализации, их можно потрогать. При тромбофлебите сначала появляется боль на том участке, где расположен сосуд. Вена при пальпации уплотнена, болезненна, ее можно сравнить с натянутой веревкой. Кожа над ней гиперемирована, локально отмечается повышенная температура. Может появиться отек и увеличиваться регионарные лимфатические узлы. Иногда поднимается температура до 37 — 38 градусов.

Эта патология протекает более скрыто, ввиду чего диагностируется позднее, следовательно, и протекает сложнее.

Тромбофлебит глубоких вен голени и бедра характеризуется появлением внезапной боли в пораженной конечности, она носит распирающий характер. Вскоре обнаруживается отек тканей, который еще некоторое время нарастает. Паховая складка при этом может сглаживаться. При касании до икроножных мышц отмечается их болезненность. В дальнейшем появляется чувство «бегания мурашек», онемение. Поверхностные вены начинают расширяться, так как кровоток через них усиливается. Характерны температура и симптомы интоксикации.

Тромбофлебит тазовых вен протекает более скрыто. Клиника маскируется под «острый живот». Повышается температура тела, выражены симптомы интоксикации, женщина вялая, иногда нарушается сознание. Несвоевременная диагностика может привести к летальному исходу. При этом отмечается вздутие, боли внизу живота. При влагалищном исследовании отмечается изменения в параметральной клетчатке: обнаруживаются чувствительные извитые «змеи» вокруг матки, все прилегающие участки болезненны и уплотнены.

Тромбофлебит вен матки также характеризуется болями и тяжестью внизу живота. На фоне высокой температуры, интоксикации и перитониальных симптомов обнаруживается резко увеличенная матка или ее часть. На ней могут обнаруживаться выпячивания или плотные извитые тяжи. Количество лохий увеличено.

Обнаружение патологии при локализации процесса в поверхностных венах не представляет трудностей, этому способствует яркая клиническая картина. Тромбофлебит глубоких вен может маскироваться под другие патологии, например, под несостоятельность швов, если выполнялось кесарево сечение, или кишечную непроходимость, иногда симптомы похожи на сепсис. Помимо визуального осмотра и пальпации, следует при появлении каких-либо болей замерять окружность ноги в разных местах в сравнении со здоровой.

Также эффективно в диагностике тромбофлебита использовать ультразвуковое исследование сосудов с доплерометрией. Во время его проведения можно обнаружить даже малейшие нарушения кровотока, а также визуализировать месторасположение сгустка крови. Однако УЗИ малоинформативно при тромбофлебите глубоких вен таза, матки.

В отдельных случаях может помочь в диагностике МРТ (магнитно-резонансная томография), ЭКГ (например, при тромбоэмболии легочной артерии) и некоторые другие способы.

Рекомендуем прочитать статью об отеках ног после кесарева. Из нее вы узнаете о причинах появления отеков, препаратах для восстановления, эффективности методов народной медицины для снятия отеков после родов.

Лечение патологии может проходить как в амбулаторных, так и стационарных условиях, иногда используются и оперативные техники. Основные направления терапии:

  • Необходимо обеспечить покой пораженной конечности или всему телу. В случае, если развился тромбофлебит в матке или в венах малого таза, женщина находится некоторое время в реанимационном отделении.
  • Обязательно использование компрессионного белья (чулок или колготок) на протяжении всего лечения и некоторое время после. Степень сжатия должен определять только лечащий врач. Неправильно подобранное изделие может еще больше усугубить состояние. Вместо компрессионного белья может использоваться эластичный бинт, но он менее удобен и надежен в носке. Подобные консервативные мероприятия помогут избежать нарастания отека и застаивания крови в нижних конечностях.
  • Местно или системно используются антикоагулянты и антиагреганты – препараты, которыми можно повлиять на свертываемость крови. Во время грудного вскармливания и беременности можно использовать только гепарин. Инъекции его проводят в живот. Также при лактации разрешен варфарин.
  • Для уменьшения воспалительной реакции и для обезболивания назначаются нестероидные противовоспалительные средства. Например, диклофенак и подобные. Однако применение их при грудном вскармливании ограничено.
  • Назначают венотонизирующие крема и мази в качестве профилактики образования новых тромбов.
  • Также эффективно в комплексном лечении физиотерапевтические процедуры: электрофорезе, ультразвук и другие.
  • Антибактериальные препараты назначаются редко. Как правило, воспаление носит асептический характер и не требует подобной терапии.

Иногда возникает необходимость в установке кава-фильтров – специальных приспособлений, которые помещаются в вену. Они не мешают общему току крови, но препятствуют миграции тромбов выше места своего расположения. Чаще всего они устанавливаются в нижнюю полую вену. Но важно помнить, что любое новое оперативное вмешательство многократно увеличивает риск повторного тромбофлебита.

Редко используется хирургическое удаление тромба открытым путем или с помощью специальной аппаратуры. В последнем случае миниатюрный катетер вводится в здоровую вену и достигает тромбированного участка, после чего убирает там сгусток крови.

Тромбофлебит вен после родов – одна из самых серьезных и опасных патологий. Лечение заболевания длительное, комплексное, не всегда приводит к полному выздоровлению. Поэтому во всех случаях оперативных вмешательств и других манипуляций, а также у лиц группы риска должна проводиться на должном уровне профилактика данной патологии.

источник

Кровотечение в ходе выполнения кесарева сечения может быть обусловлено ранением сосудистого пучка или гипотонией матки. Повреждение восходящей ветви маточной артерии происходит при извлечении крупного плода, несостоятельности рубца на матке либо в результате недоучета топографического положения матки, т.е. разрез ротированной матки производят не в центре нижнего сегмента, а ближе к одному из ее ребер (чаще левому) и он переходит на сосудистый пучок.

Мерой профилактики данного осложнения является выполнение разреза матки строго по центру нижнего сегмента и дугообразно вверх; в ряде случаев (при рубцовых изменениях нижнего сегмента матки) возможно вскрытие матки в латеральных отделах по методу Дерфлера. При повреждении сосудистого пучка следует перевязать восходящую ветвь маточной артерии, а иногда при продолжающемся кровотечении возникает необходимость в перевязке внутренней подвздошной артерии или даже удалении матки.

При возникновении гипотонического кровотечения следует повторно ввести утеротонические препараты, произвести массаж матки, при необходимости наложить зажимы на магистральные сосуды (маточные, яичниковые артерии) и быстро ушить рану матки [Серов В.Н. и др., 1997]. Окончательно судить об эффективности данных мероприятий можно только при зашитой матке. В случае их неэффективности показано удаление матки — надвлагалищная ампутация, а при явлениях коагулопатии — экстирпация [Чернуха Е.А., 1990; Серов В.Н. и др., 1997].

Если кровотечение возникает в раннем послеоперационном периоде, то некоторые авторы допускают возможность осторожного выскабливания матки большой тупой кюреткой в расчете на то, что при этом будут удалены задержавшиеся дольки плаценты и децидуальная оболочка, которые явились причиной снижения тономоторной функции матки [Слепых А.С., 1986; Чернуха Е.А., 1990; Petiti T.J., 1985]. При неэффективности данных мероприятий показаны релапаротомия и удаление матки.

В ряде случаев затруднения при извлечении плода обусловлены предлежанием плаценты к линии разреза матки (placenta cesarea). В данной ситуации следует быстро отслоить плаценту до оболочек, вскрыть их и извлечь плод [Серов В.Н. и др., 1997]. Не рекомендуется рассекать плаценту и через нее извлекать плод, так как при этом новорожденный теряет много крови, что значительно осложняет течение раннего неонатального периода и обусловливает необходимость проведения ему гемотрансфузии.

Любое расширение объема операции в ходе выполнения кесарева сечения нежелательно и может быть проведено только по строгим показаниям: при миоме матки больших размеров (особенно с нарушением питания в узлах или при подслизистом расположении узлов), опухолях яичников, раке шейки матки [Слепых А.С., 1986; Серов В.Н. и др., 1989; Кулаков В.И. и Прошина И.В., 1996; Field Ch.S., 1988].

В этих клинических ситуациях объем оперативного вмешательства определяется характером сопутствующей патологии: при миоме матки производят удаление матки, а при доброкачественных опухолях яичников — резекцию их или удаление придатков матки. При выявлении во время беременности рака шейки матки показана экстирпация матки с придатками (простая или расширенная), в дальнейшем — сочетанная лучевая терапия. Если в ходе выполнения кесарева сечения обнаружена матка Кувелера, то после извлечения плода производят экстирпацию матки.

Наиболее часто абдоминальное родоразрешение расширяют, производя стерилизацию, что должно быть строго обосновано: врачебное заключение о наличии тяжелых заболеваний, повторное кесарево сечение (при котором извлечен живой здоровый ребенок), заявление женщины о ее согласии. Нежелательно расширение объема кесарева сечения за счет выполнения консервативной миомэктомии, так как при этом на матке образуются два рубца, что может привести к значительному ухудшению заживления рассеченной в нескольких местах стенки матки, т.е. намного увеличится риск развития несостоятельности шва на матке.

Консервативную миомэктомию можно производить только в крупных специализированных клиниках, имеющих опыт выполнения подобных оперативных вмешательств с тщательным дооперационным обследованием и подготовкой к вмешательству, адекватным ведением послеоперационного периода [Шмаков Г.С. и др., 1988; Кулаков В.И. и др., 1988].

Одним из наиболее тяжелых осложнений, возникающих во время выполнения кесарева сечения, является аспирационный синдром (синдром Мендельсона), развивающийся при регургитации желудочного содержимого с последующим попаданием его в легкие [Титова Т.В., 1986; Кулаков В.И., Прошина И.В., 1996; Серов В.Н. и др., 1997; Bassel G.M., 1985]. При этом желудочное содержимое разрушает альвеолярный эпителий, что приводит к уменьшению продукции сурфактанта, спадению альвеол и нарушению равновесия между вентиляцией и перфузией. Клиническая картина при этом синдроме характеризуется ларинго- и бронхоспазмом, острой дыхательной и сердечной недостаточностью, возникают цианоз, одышка, тахикардия, в легких выслушиваются сухие и влажные хрипы.

Наиболее эффективным методом лечения данного синдрома является бронхоскопия, при которой устраняют обструкцию дыхательных путей. Необходимо проводить продленную ИВЛ. Параллельно вводят глюкокортикоиды внутривенно и эндотрахеально. Профилактикой данного тяжелого осложнения являются применение антацидных средств (антацид, тагомет, циметидин) и обязательное опорожнение желудка перед проведением наркоза, в случае необходимости в желудок вводят зонд. При проведении вводного наркоза рекомендуют применять положение Фовлера (приподнятый головной конец).

В.И. Кулаков и И.В. Прошина (1996) с целью профилактики аспирационного синдрома предлагают использовать катетер Фолея, который вводят через нос на расстояние 20—25 см за второе физиологическое сужение пищевода, где раздувают манжетку катетера до фиксации ее в пищеводе. Таким образом, раздутая манжетка катетера препятствует попаданию желудочного содержимого в легкие, что, по мнению автора, является оптимальной мерой профилактики аспирационного синдрома.

Выраженный синдром аортокавальной компрессии может развиться накануне родов у 70 % беременных, а у 11 % из них он проявляется в виде «постурального шока». Факторами, способствующими возникновению данного синдрома, являются многоводие, многоплодие, длительная перидуральная анестезия. Клиническая картина при данной патологии характеризуется общей слабостью и затруднением дыхания беременной в положении лежа на спине, причем эти симптомы быстро исчезают при повороте женщины набок.

Мера профилактики данного синдрома — рациональное положение женщины на операционном столе, при котором производят смешение беременной матки влево. Это достигают путем наклона левого края стола на 15° или с помощью валика, который подкладывают под правую ягодицу пациентки: при этом матка перестает оказывать давление на нижнюю полую вену и брюшную аорту. После извлечения плода женщину переводят в горизонтальное положение.

Однако если сдавление нижней полой вены продолжается более 10 мин, то требуется провести интенсивную инфузионную терапию, направленную на восстановление центральной и периферической гемодинамики (в первую очередь введение реовазоактивных препаратов). Ни в коем случае не следует вводить катехоламины, так как они приводят к выраженной гипертензии и перегрузке кровообращения, которые проявляются острой сердечной недостаточностью.

Известно, что после кесарева сечения в 10—15 раз возрастает риск развития тромбоэмболических осложнений [Серов В.Н. и др., 1982, 1997; Айламазян Э.К., 1985; Репина М.А., 1986]. Факторами, способствующими их возникновению, являются хроническая венозная недостаточность, варикозное расширение вен нижних конечностей, перенесенные ранее тромбозы и тромбоэмболии, различные виды шока (при которых развивается ДВС-синдром), массивные гемотрансфузии, сочетание беременности со злокачественными опухолями матки, яичников, поджелудочной железы. Наиболее грозным и опасным для жизни осложнением является тромбоз сосудов головного мозга и легочной артерии.

Тромбоз сосудов мозга проявляется внезапной головной болью, помрачением сознания, спастическими парезами, вялыми параличами, очаговой симптоматикой (гемиплегия), мозговой комой. Начальными симптомами данного осложнения могут быть эпилептиформные припадки, кратковременная потеря сознания.

При тромбоэмболии легочной артерии отмечаются одышка, сухой кашель, возбуждение, боли в груди, кровохарканье. При осмотре больных выявляют цианоз губ, тахипноэ, поверхностное дыхание, тахикардию, аускультативно выслушиваются хрипы в легких.

Основными методами диагностики данного осложнения являются рентгенологическое исследование легких, ЭКГ, ангиопульмонография. Рентгенологически устанавливают наличие треугольной тени инфаркта (расположенной верхушкой к корню легкого, а основанием — к периферии), исчезновение нормального сосудистого рисунка периферических ветвей облитерированной артерии, приподнятую диафрагму на стороне поражения, наличие плеврального выпота. При электрокардиографическом исследовании выявляют признаки перегрузки правых отделов сердца: изменение комплексов S1—Q3— Т3, появление P-pulmonale, инверсия зубца T (в отведениях V1 и V2).

При ангиопульмонографии обнаруживают внутрисосудистый дефект наполнения, облитерацию периферических ветвей легочной артерии, отсутствие сосудистого рисунка на различных участках легочной ткани. Диагностику всех тромбоэмболических осложнений облегчает исследование системы гемостаза, при котором выявляют выраженную хронометрическую и структурную гиперкоагуляцию, гиперагрегацию тромбоцитов, уменьшение содержания антитромбина III.

При тромбоэмболии легочной артерии рекомендуют проводить тромболитическую терапию (стрептаза, стрептокиназа в дозе 2 000 000—3 500 000 ЕД в течение 2—3 сут) под контролем системы гемостаза. В дальнейшем эффект лечения закрепляют с помощью прямых (гепарин) и непрямых (пелентан, фенилин) антикоагулянтов и антиагрегантов (ацетилсалициловая кислота, курантил). Мерами профилактики тромбоэмболии в акушерской практике являются эффективное лечение заболеваний, протекающих с хронической формой ДВС-синдрома, предупреждение коагулопатических кровотечений; специфическая и неспецифическая профилактика у всех послеоперационных больных; гемостазиологический контроль в группах высокого риска.

Данное осложнение представляет опасность для жизни, так как является одной из основных причин возникновения шока и выраженных нарушений гемостаза [Бакщеев Н.С., 1977; Серов В.Н. и др., 1989, 1997]. Факторами, предрасполагающими к развитию осложнения, служат длительный гипертонус матки на фоне неадекватной стимуляции родовой деятельности, отслойка плаценты, многоплодная беременность, разрыв матки, зияние сосудов плацентарной площадки в ходе выполнения кесарева сечения.

Читайте также:  Операция на глаза как показание к кесареву сечению

В типичных ситуациях эмболия околоплодными водами развивается остро, обычно в I или II периоде родов, значительно реже — в последовом или раннем послеродовом периоде. При проникновении околоплодных вод в кровоток матери отмечаются зябкость, озноб, повышенная потливость, возбуждение, кашель, рвота, судороги.

Затем развиваются главные симптомы — загрудинные боли, цианоз, острая сердечно-сосудистая недостаточность, кровотечение и кровоточивость, кома. Большинство больных умирают в течение 2—4 ч (летальность достигает 80 %) на фоне необратимых изменений, обусловленных кардиогенным и геморрагическим шоком.

Важнейшим диагностическим мероприятием, без которого невозможно проведение эффективной интенсивной терапии эмболии околоплодными водами, является исследование системы гемостаза. При появлении первых клинических признаков эмболии обнаруживают гиперкоагуляцию и гиперагрегацию тромбоцитов и I фазу ДВС-синдрома. При дальнейшем развитии патологического процесса выявляют гипокоагуляцию, обусловленную коагулопатией и тромбоцитопенией потребления: гипофибриногенемию и тромбоцитопению, увеличение времени свертывания цельной крови; на тромбоэластограмме определяется резко выраженная хронометрическая и структурная гипокоагуляция, а нередко фиксируется просто прямая линия, что свидетельствует об абсолютной несвертываемости крови.

Основными мероприятиями в терапии эмболии околоплодными водами являются борьба с дыхательной недостаточностью, купирование проявлений шока, предупреждение и лечение геморрагических осложнений. С этой целью осуществляют ИВЛ, вводят электролиты, плазмозаменяющие препараты, нативную и свежезамороженную донорскую плазму, раствор альбумина, переливают теплую донорскую кровь. При резко выраженном фибринолизе используют трасилол, контрикал, гордокс.

Основными мерами профилактики данного тяжелого осложнения следует считать адекватную терапию возникших осложнений беременности, рациональное ведение родов, своевременное выполнение абдоминального родоразрешения с учетом показаний и противопоказаний, правильным выбором метода операции и необходимой предоперационной подготовкой.

источник

Дата публикации: 16.04.2015 2015-04-16

Статья просмотрена: 5149 раз

Прасмыцкий О. Т., Ялонецкий И. З., Грачев С. С. Тромбоэмболия легочной артерии в акушерской практике // Молодой ученый. — 2015. — №8. — С. 106-113. — URL https://moluch.ru/archive/88/17191/ (дата обращения: 07.09.2019).

Тромбоэмболические осложнения являются актуальной проблемой современного акушерства и гинекологии, поскольку занимают ведущее место в структуре материнской смертности и приводят к тяжёлым отдалённым последствиям. В статье рассматриваются этиология, патогенез, классификация, клиническая картина и современные подходы к профилактике и лечению тромбоэмболии легочной артерии у пациенток акушерского профиля.

Ключевые слова: тромбоэмболия легочной артерии, тромбофилии, тромбофлебит, беременность, тромболитическая терапия.

Тромбоэмболия лёгочной артерии (ТЭЛА) — это закупорка (окклюзия) артериального русла лёгких (ствола, правой или левой лёгочной артерии и/или их ветвей) тромботическими массами различного калибра, сформировавшимися в венах большого круга кровообращения (тромбоз глубоких вен (ТГВ) ног и илео-кавального сегмента, таза, т. е. в бассейне нижней полой вены, редко — в бассейне верхней полой вены), реже — в правом предсердии или в правом желудочке сердца. [10]. В результате чего развиваются спазм ветвей легочной артерии, острое легочное сердце, уменьшение сердечного выброса, снижение оксигенации крови и бронхоспазм [6,7]. Однако, в 50 % случаев причина развития тромбоэмболических осложнений остаётся неустановленной, такие тромбозы называют идеопатическими [3,8]. Для тромбоэмболических осложнений характерны тяжелое течение и высокая летальность [3,8]. В развивающихся странах смертность по причине тромбоэмболии легочной артерии занимает третье место после сердечнососудистых заболеваний и онкологической патологии [3,6,8]. Отмечается рост тромбоэмболических осложнений при различных заболеваниях, увеличение частоты послеоперационных и посттравматических эмболий. Ранняя диагностика данных осложнений и своевременно начатая антикоагулянтная терапия снижает летальность от данной патологии в 4–6 раз [1,2,5,7,8].

Тромбоэмболические осложнения являются актуальной проблемой современного акушерства и гинекологии, поскольку занимают ведущее место в структуре материнской смертности [5,8] и приводят к тяжёлым отдалённым последствиям [1,5,7,8]. До 85 % женщин, перенёсших тромбоз глубоких вен во время беременности, в последующем страдают хотя бы одним из признаков посттромбофлебитического синдрома: хронической лёгочной гипертензией, трофическими язвами [5,7]. Беременность повышает риск возникновения тромбозов в 5–6 раз, что подтверждается присутствием всех трёх факторов триады Вирхова: замедление тока крови, повреждение стенки сосуда, изменение реологических свойств крови [1,6,12,14]. Многие авторы указывают, что сам по себе процесс гестации создает в материнском организме предпосылки к тромбоэмболическим осложнениям. Беременность обусловливает изменения кровотока в венах бедренно-подвздошного треугольника. Давление беременной матки приводит к нарушению венозного оттока и увеличению венозного давления в среднем на 10 мм рт.ст. Увеличение уровня гестагенов во время беременности, так же способствует развитию венозного стаза [7,12,14,22]. В конце первого триместра беременности появляется венозный стаз, который формирует протромботический потенциал. В конце беременности отмечается гиперкоагуляция, что способствует тромбообразованию в венах малого таза и нижних конечностей. По данным некоторых авторов, до 20–24 % беременных женщин имеют эмбологенный тромбофлебит. [3,4,6,8,10,11,12,17]. Уже к 25–29 неделе беременности на 50 % снижается скорость венозного кровотока, а к 36 неделе она становится минимальной и восстанавливается только к 6 неделе после родоразрешения [3,4,6,12]. При естественных родах и при операции кесарево сечение всегда присутствует повреждение вен таза. Значительную роль в развитии тромбоза играют врождённые и приобретённые тромбофилии [5,8]. Повышают риск развития тромбоэмболических осложнений и инфекции TORHC-группы (Т — токсоплазмоз (toxoplasmosis); О — другие инфекции (others); R — краснуха (rubella); С — цитомегаловирусная инфекция (cytomegalovirus);H — герпес (herpes simplex virus)), и прежде всего инфекция простого герпеса [10].

Согласно современным представлениям в акушерской практике у беременных и родильниц выделяют следующие факторы риска: кесарево сечение, особенно по ургентным показаниям; оперативное родоразрешение; поражения вен малого таза; роды до 36 недель; группа крови А(ІІ); многоплодие; возраст старше 35 лет; ожирение; много родов в анамнезе; преэклампсия; варикозное расширение вен нижних конечностей; гнойно-воспалительные заболевания; сепсис; длительный (больше 4 суток) постельный режим до операции; дегидратация и повышение гематокрита вследствие многоразовой рвоты беременных, гастроэнтерита, бесконтрольного лечения слабительными средствами; длительная иммобилизация или фиксированные положения ног в автомобиле, самолете (больше 6 часов); катетеризация центральных вен; использование оральных контрацептивов; экстрагенитальная патология (ревматические пороки сердца; сердечная недостаточность; фибрилляция предсердий; сахарный диабет; полицитемия; злокачественные новообразования; неспецифические воспалительные заболевания кишечника; нефротический синдром; гомоцистеинурия); химиотерапия; гиперкоагуляции (мутация фактора V Leiden; дисфибриногенемия; повышение уровня VIII фактора (дефицит антитромбина, дефицит протеинов С и S, нарушения синтеза тканевого активатора плазминогена)); врожденные тромбофилии (дефицит антитромбина ІІІ; дефицит С-протеина; дефицит S-протеина; антифосфолипидный синдром). ТЭЛА наиболее часто встречается в послеродовом периоде [3,17,20]. Более 80 % всех случаев происходит после операции кесарево сечение на 5–7-е сутки послеоперационного периода. К этому времени завершается формирование эмбологенного тромбоза. С учетом расширения диапазона физических нагрузок вполне вероятно нарушение непрочной связи тромба с венозной стенкой или его фрагментация, что и приводит к ТЭЛА. [10,20]. Наиболее частой причиной развития тромбоэмболии легочной артерии является тромбоз вен в бедренно-подвздошном треугольнике [4,5,12,18,20]. Для стратификации риска венозной тромбоэмболии мы рекомендуем использовать категории риска материнской венозной тромбоэмболии во время беременности, после родов и после кесарева сечения (адаптировано из French Thrombophilia and Pregnancy concensus conference, 2003) по Грищенко О. В. с соавторами [10].

Острая тромбоэмболия проявляется яркой симптоматикой только при окклюзия более 30–50 % легочного артериального русла. Клиническая картина определяется гемодинамическими нарушениями, дыхательной недостаточностью и гипоксией. Крупные и/или множественные эмболы приводят к резкому возрастанию сосудистой резистентности легочного русла, и значительному увеличивается преднагрузки на правые отделы сердца. У одних пациентов это может привести к остановке сердца. У других в такой ситуации могут развиться системная гипотензия, шок и смерть от острой правожелудочковой недостаточности. В случае адекватности срабатывания компенсаторных механизмов пациент погибает не сразу, но при отсутствии лечения быстро прогрессируют вторичные гемодинамические нарушения, особенно при рецидивировании тромбоэмболий в ближайшие часы.

Существенно ухудшают компенсаторные возможности и ухудшают прогноз заболевания сердечно-сосудистой системы. В более легких случаях гемодинамические нарушения менее выражены и клинически проявляются кровохарканьем, плевритом и другими симптомами инфаркта легкого [10].

До настоящего времени мы пользуемся клинической классификацией ТЭЛА (МКБ-10):

1) По остроте развития патологического процесса: острая; подострая; хроническая (рецидивирующая).

2) По объему поражения сосудов: массивная (сопровождающаяся шоком/гипотензией); субмассивная (сопровождается дисфункцией правого желудочка без гипотензии); немассивная (нет гемодинамических нарушений или признаков правожелудочковой недостаточности).

3) По наличию осложнений: с развитием инфаркта легкого; с развитием легочного сердца; без упоминания о легочном сердце.

4) По этиологии: связанная с глубоким венозным тромбозом; амниотическая, связанная: с абортом, внематочной беременностью, беременностью и родами; идиопатическая (без установленной причины).

В новом руководстве Европейского общества кардиологов (2008) термины «массивная», «субмассивная», «немассивная» признаны некорректными. Предлагается стратификация пациентов на группы высокого и невысокого риска, а среди последних выделяются подгруппы умеренного и низкого риска. Высоким риском считается риск ранней смерти (смерти в стационаре или в течение 30 суток после ТЭЛА), превышающий 15 %, умеренным — до 15 %, низким — менее 1 %. Для определения риска рекомендуется ориентироваться на три группы маркеров: клинические, маркеры дисфункции правого желудочка и маркеры повреждения миокарда. Для группы высокого риска характерны: шок или гипотензия в течение 15 мин, вне связи с аритмией, гиповолемией или сепсисом; признаки дисфункции правого желудочка в виде ЭхоКГ-маркеров его дилатации, гипокинезии или перегрузки, дилатации правого желудочка по результатам спиральной компьютерной томографии (КТ). Для высокого риска характерны также повышение уровня в крови мозгового натрийуретического пептида, повышение давления в полостях правых отделов сердца по результатам катетеризации сердца. Повреждение миокарда характеризуется положительным тестом на тропонин T или I. В группе умеренного риска гемодинамика относительно стабильна, имеются маркеры дисфункции правого желудочка и повреждения миокарда. У больных с низким риском смерти на фоне стабильной гемодинамики не определяются признаки дисфункции правого желудочка и повреждения миокарда [10].

Вероятность ТЭЛА можно оценить по шкале M. W. Roges и P. S. Wells (2001) или, так называемой, Женевской шкале (G. le Gal et al., 2006) [5].

ТЭЛА характеризуется неспецифической клиникой и схожестью с другими заболеваниями. Тем не менее в 90 % случаев предположение о ТЭЛА основывается на клинических симптомах. Все симптомы подразделяются на общие, функциональные, болевые и застойные [3,8,11,13,16]. Эти симптомы формируют симтомокомплексы, развивающиеся при ТЭЛА. К ним относятся: острая сердечно-сосудистая недостаточность, острая коронарная недостаточность, острая асфиксия, церебральный синдром, абдоминальный синдром, аллергический синдром. [3,8,10,11]. Наиболее частыми симптомами ТЭЛА являются инспираторная одышка, тахикардия (более 100 уд./мин.), боль в грудной клетке, кровохарканье, лихорадка (более 38,50C), сухой кашель. Выслушиваются хрипы в легких. Отмечается возбуждение и чувство «страха смерти», потливость, бледность или цианоз, падение АД, обморок [1,3,4,5,6,8,10,11,12,17,22,23].

Изменение состояния пациента при ТЭЛА происходит внезапно. Он становится беспокоен или апатичен. При окклюзии мелких ветвей легочной артерии может отмечаться лишь общая слабость, без клинических проявлений [17,20]. Пациенты могут жаловаться на стеснение в груди, чувство сдавления в сердце. Типичным является развитие быстро прогрессирующей тахикардии. Характерно резкое падение артериального давления. Кожа может приобретать бледный или сероватый оттенок. При массивной ТЭЛА внезапно появляется цианоз шеи и верхней половине туловища. При окклюзии мелких ветвей легочной артерии цианоз возникает только на губах и крыльях носа. По мере развития острой правожелудочковой недостаточности развиваются диспноэ или тахипноэ. Наблюдается набухание шейных вен и патологическая пульсация в эпигастрии. Над мечевидным отростком аускультативно выслушивается систолический шум и «ритм галопа». Над легочной артерией выслушивается акцент II тона, однако, из-за физиологической умеренной гипертензии в малом круге кровообращения, у беременных значение этого симптома нивелируется. Важным признаком при ТЭЛА является кровохарканье, которое обычно появляется на 3–7 сутки и указывает на развитие инфаркта легкого [3,8,10,11]. В зоне эмболии возможно развиватие экссудативного реактивного плеврита, который проявляется острой болью в груди, усиливающейся при дыхании и кашле. Раздражение эмболом нервных окончаний в стенке легочных артерий вызывает нестерпимую боль. При тяжелых расстройствах гемодинамики нарушается микроциркуляция, в результате чего присоединяются острая почечная недостаточность и церебральные нарушения (гипоксемия, судороги, рвота, сонливость, обмороки, кома). На 2–5 неделе после ТЭЛА может развиваться аллергический синдром, включающий в себя появление кожной сыпи, зуда и эозинофилии [3,8,11,19]. При инфаркте легкого может отмечаться желтуха, чаще — у больных с сердечной недостаточностью или вследствие гипербилирубинемии, вызванной разложением гемоглобина в очаге инфаркта [3,8,10,11,19]. Дебютом ТЭЛА у беременных может стать кратковременный обморок или потеря сознания, которые могут быть недооценены как симптом тромбоэмболии. Ведение беременных при ТЭЛА или при высоком риске ее развития осуществляется по определенному алгоритму, который включает в себя: выделение групп риска развития ТЭЛА и проведение ее профилактики, диагностику ТЭЛА при появлении клинических симптомов, комплексное лечение пациенток с ТЭЛА, решение вопроса о возможности вынашивания беременности, ведение беременности и родоразрешения [6,13,18].

Методы исследования при тромбоэмболии легочной артерии разделяют на 3 группы: обязательные, верифицирующие и уточняющие [6,8]. Обязательные исследования (контроль АД, регистрация электрокардиограммы, рентгенография органов грудной клетки, эхокардиография, анализ газов крови, определение Д-димеров в крови, тропонина Т и I, МВ-фракции креатинфосфокиназы) проводятся всем пациентам с подозрением на ТЭЛА [8,12,18,20]. Верифицирующие исследования (ангиопульмонография, спиральная компьютерная томография и вентиляционно-перфузионная сцинтиграфия легких) позволяют определить локализацию, характер и объем эмболии. Уточняющие исследования (чреспищеводная эхокардиография, УЗИ вен нижних конечностей, тазовых вен, нижней полой вены, импедансная плетизмография вен нижних конечностей, контрастная флебография, флебосцинтиграфия с Tc99m) выявляют источник эмболизации легочной артерии [3,7,8,13].

При подозрении на ТЭЛА у беременных диагностику необходимо начинать с определения уровня Д-димеров и ЭКГ [7]. Однако уровень Д-димеров у беременных не является специфичным маркером ТЭЛА, так как при беременности он повышается до 1000 мкг/л [5,6,7,8,12,16,19,20]. Диагностически значимо нарастание Д-димеров до 2000 мкг/л и более наряду с клиническими проявлениями ТЭЛА [8,20]. Электрокардиография позволяет диагностировать признаки перегрузку правых отделов сердца и ишемию миокарда [5,7,8,9,13]. Для массивной тромбоэмболии характерны нарушения метаболических процессов в правом желудочке, которые проявляется тахикардией, блокадой правой ножки пучка Гиса, экстрасистолией, мерцанием и трепетанием предсердий. ЭКГ-признаками острого легочного сердца у пациентов с ТЭЛА являются: отклонение электрической оси вправо; выявление патологического зубца Р-pulmonale (в отведениях III, AVF, V1,V2); неспецифические изменения комплекса RS-T (в отведениях III, AVF, V1, V2); блокада правой ножки пучка Гиса; экстрасистолия, тахикардия [5,8,10,11,12,17,23]. Рентгенологические признаки ТЭЛА малоспецифичны и выявляются только у 40 % пациентов и помогают исключить другие причины одышки и боли в грудной клетке [4,5,6,7,9,16,17,19]. К ним относятся: выбухание легочного конуса; резкое расширение корня легкого; расширение тени сердца вправо; картина «ампутации ветвей легочной артерии»; снижение прозрачности ишемизированного легкого; обеднение легочного рисунка (симптом Вестермарка); наличие треугольной тени инфаркта (признак Хамсера); высокое и малоподвижное стояние купола диафрагмы на стороне поражения; плевральный выпот [4,6,7,8,12,17]. ЭхоКГ имеет большое значение и используется для дифференциальной диагностики ТЭЛА с другой патологией сердечно-сосудистой системы [13]. Для ТЭЛА характерны: гипертрофия, дилатация и гипокинезия правого желудочка; трикуспидальная регургитация; тромбы в легочном русле или сердце; признаки легочной гипертензии; перикардиальный выпот; парадоксальное движение межжелудочковой перегородки; утолщение передней стенки правого желудочка и межжелудочковой перегородки в ранние сроки развития ТЭЛА. [5,6,8,13]. Исследование газового состава крови у пациенток с ТЭЛА позволяет выявить гипоксию и гипокапнию, однако у 15 % газовый состав артериальной крови может оставаться нормальным [5,6,8,10,11,12,13]. При повышении уровня Д-димеров применяется компрессионная ультрасонография вен нижних конечностей. Выявление проксимального тромбоза глубоких вен является достаточным критерием для назначения антикоагулянтной терапии без дальнейшей диагностики [5,6,11,22]. Спиральная компьютерная томография применяется при отсутствии результатов предыдущих исследований. Она помогает визуализировать тромбоэмболы в легочных артериях до субсегментарного уровня легочных артерий [5,16,17,23]. Метод вентиляционно-перфузионной сцинтиграфии не инвазивен и высоко информативен. Он основан на внутривенном введении меченных технецием (Tc99m) частиц макроагрегатов альбумина и позволяет выявить участок легких с нарушенным кровоснабжением — «холодный очаг». [5,6]. Для ТЭЛА характерно выявление гипоперфузии легких на фоне нормальной вентиляции (перфузионно-вентиляционное несоответсвие) [5]. Ангиопульмонография является одним из самых информативных методов диагностики легочных эмболий, так как позволяет верифицировать дефект наполнения сосуда и его «ампутацию» в результате закупорки тромбом, что позволяет определить точную локализацию даже малых тромбов до 1–2 мм в субсегментарных артериях. Однако, его применение ограниченно в связи с высоким риском осложнений и значительной лучевой нагрузки на плод [3,5,6,8,12,20].

При ТЭЛА у беременных и после родов стратегия лечения зависит от степени риска и по некоторым позициям отличается от стандартной. Лечение подтвержденной тромбоэмболии разделяется на симптоматическое и специфическое [5,6,9]. В рамках симптоматической терапии: проводятся реанимационные мероприятияя оксигенотерапия, при необходимости — искусственная вентиляция легких (при нарастающей гипоксемии, paO2 * — 2500 Ед + увеличение дозы титрования на 2 Ед/кг в час.

источник