Меню Рубрики

Роды дети с экстремально низкой массой тела

Наблюдение недоношенных детей, рожденных с экстремальный и очень низкой массой тела

Рождение недоношенного ребенка в семье, особенно глубоконедоношенного ( менее 32 недели гестации и/или менее 1500 г), всегда сопровождается большим стрессом и переживанием родителей и родственников, поэтому очень важно, чтобы после рождения малыш получал лечение и выхаживание в специализированном Перинатальном центре. После того, как ребенок будет готов к долгожданной выписке домой, очень важным является его дальнейшее профессиональное наблюдение в амбулаторных условиях.

Наше Научно-консультативное педиатрическое отделение обладает большим опытом по наблюдению таких детей. Наше отделение располагает всеми необходимыми специалистами, мощной лабораторной базой и методами функциональной диагностики, которые потребуются для решения проблем и разрешения всех сомнений по мере роста и развития недоношенного малыша. Именно мультидисциплинарный подход в определенные сроки является залогом гармоничного развития недоношенного ребенка.

Основными направлениями наблюдения недоношенного ребенка

  1. Оценка физического развития (динамика увеличения длины тела и массы тела, окружности головы). Глубонедоношенный ребенок оценивается на скорректированный возраст, то есть возраст, когда он должен был родиться. Скорректированный возраст легко самостоятельно определить, если вычесть из паспортного возраста (реальный возраст ребенка в неделях) количество недель, недостающих до 40 недель (например, если паспортный возраст 3 месяца, а ребенок родился в 32 недели, скорректированный возраст соответствует 1 месяцу). Соответствие физического развития ребенка скорректированному возрасту с дальнейшим «скачком роста» и приближение физического развития паспортному — является главным показателям здоровья недоношенного малыша.
  2. Правильная организация вскармливания недоношенного ребенка: грудное вскармливание с добавлением усилителя грудного молока (фортификатора), использование молочной смеси для недоношенного ребенка, время перехода на адаптированную молочную смесь, подбор лечебного питания (при наличии проблем), своевременное и последовательное введение продуктов прикорма — является очень важным вопросом для здоровья ребенка.
  3. Анемия недоношенных — частая проблема недоношенного ребенка, обусловленная преждевременным рождением, незрелостью и недостаточным накоплением железа, фолиевой кислоты и других микронутриентов в организме малыша. Своевременная профилактика и лечение данного состояния является важным условием для активного роста и правильного психомоторного развития ребенка.
  4. Бронхолегочная дисплазия (БЛД)- это заболевание, связанное с незрелостью легочной ткани вследствие недоношенности. БЛД может протекать легко, не требовать лечения, а только наблюдения и самостоятельно разрешаться к 3 годам. Но может протекать с клиническими признаками дыхательной недостаточности, обструктивным синдромом, что требует наблюдения и лечения у пульмонолога.
  5. Функциональные нарушения желудочно-кишечного тракта: колики, срыгивания, запоры, которые сопряжены с незрелостью нервной и ферментативной систем желудочно-кишечного тракта и часто самостоятельно проходят по мере роста ребенка, однако могут потребовать коррекции, если они связаны с другими беспокойствами (отсутствие прибавки в весе, отказом от еды и другие).
  6. Аллергические реакции — могут возникать при пищевой непереносимости отдельных компонентов смеси, прикорма и сопровождаются высыпаниями на коже, сухостью кожи и даже кожным зудом. Также проявлениями пищевой непереносимости могут колики, нарушения стула (диарея или запор, слизь и кровь в стуле).
  7. Дефицит витамина Д (рахит)- недоношенные дети являются группой риска по данному заболеванию, связанного с недостаточным поступлением витамина Д в организм в связи с высокими темпами роста ребенка. Назначение адекватной дозы витамина Д, помогут профилактировать данное состояние.
  1. Вакцинопрофилактика недоношенного ребенка – необходимый и ответственный этап в жизни недоношенного ребенка. В первые месяцы после рождения ребенок имеет противопоказания к вакцинации, исключение составляет иммунизация против респираторно-синтициальной вирусной инфекции ( это введение готовых антител- белков, которые помогают справиться с инфекцией), которая является причиной заболевания дыхательных путей недоношенного ребенка , тяжело протекать и требовать стационарного лечения вплоть до реанимационных мероприятий. Основные этапы вакцинации проводяться на амбулаторном этапе с учетом особенностей здоровья недоношенного малыша. Детям, имеющим диагноз: бронхолегочная дисплазия, помимо проведения иммунизации против респираторно-вирусной инфекции, которая состоит из 5 введений, важным является вакцинация против гемофильной и пневмококковой инфекции.
  1. Динамическое наблюдение невролога, офтальмолога – главные специалисты для недоношенного малыша, которые помогут предотвратить или своевременно выявить такие тяжелые состояния как ретинопатия недоношенных, отклонения в двигательной и психоречевой сфере.
  1. Консультация хирурга-ортопеда- является неотъемлемым в структуре наблюдения недоношенного ребенка. Своевременное выявление незрелости или дисплазии тазобедренных суставов, связанных с преждевременным рождением ребенка являются важными в первые месяцы жизни и легко поддаются коррекции. Паховые грыжи- одно из частых заболеваний недоношенного ребенка, обусловленного незрелостью, когда кольцо пахового канала остается открытым и при наличии таких располагающих факторов, как колики, запоры способствуют выходу петель кишечника через паховое кольцо. В таких случаях осмотр детского хирурга является обязательным.
  1. Консультация эндокринолога — может потребоваться, если в первые недели жизни недоношенный ребенок имел снижение или повышение уровня глюкозы крови, нарушение функции надпочечников, щитовидной железы. Многие из этих состояний являются транзиторными, то есть бесследно проходят, однако разрешить все сомнения поможет консультация эндокринолога. У недоношенных детей может встречаться такое заболевание, как остеопения- нарушение минерализации костной ткани, связанной с преждевременным рождением, данное состояние требует наблюдения и адекватного применения витамина Д, кальция и фосфора.

источник

Развитие технологий выхаживания детей с очень низкой и экстремально низкой массой тела при рождении привело к значительному снижению летальности. В то же время внедрение новых методов интенсивной терапии и реанимации новорожденных, включающих применение современной дыхательной аппаратуры, использование неинвазивных диагностических и лечебных процедур, современной медикаментозной терапии привело к появлению ряда болезней, которые не наблюдались вплоть до середины XX столетия. Это относится к такой специфической патологии недоношенных детей, как бронхолегочная дисплазия, ретинопатия недоношенных, некротический энтероколит, которые существенно ухудшают состояние ребенка как в острый период, так и в отдаленном периоде [1, 3].

Структура патологии у детей с очень низкой и экстремально низкой массой тела при рождении, перенесших реанимацию, изменяется в зависимости от совершенствования методов интенсивной терапии. Так, использование сурфактанта позволило уменьшить тяжесть синдрома дыхательных расстройств и частоту бронхолегочной дисплазии [4], однако частота неврологических расстройств у детей данной группы остается высокой, что требует дальнейшего совершенствования методов ранней диагностики и своевременной коррекции для улучшения прогноза их дальнейшего развития. В периодической литературе имеются единичные сообщения об изучении отдаленных результатов состояния здоровья глубоконедоношенных детей, кроме того, в последнее время остается дискутабельным вопрос по поводу сроков транспортировки глубоконедоношенного ребенка из отдаленных районов в специализированные центры, поскольку любая транспортировка, особенно маловесного ребенка, сопряжена с риском для здоровья, и любое неблагоприятное условие (шум, вибрация, звук и т.д.) может вызвать грубые изменения со стороны центральной нервной системы [2, 5].

В Пермском крае имеется 51 муниципальное образование первого уровня ‒ 42 муниципальных района и 6 городских округов с максимальной удаленностью от Перми на 350 километров. На территории Пермского края проживает более 700 тысяч детского населения. В 2011 году в крае родилось 36099 детей, из них доношенными являлись 34124 (94,5 %), недоношенными 1975 (5,5 %), среди недоношенных 227 (11,5 %) родились с ОНМТ, 95 (4,8 %) с ЭНМТ.

Цель работы: изучить катамнез детей, рожденных с очень низкой и экстремально низкой массой тела в период с 2000 по 2009 г. и дать оценку их состояния здоровья.

Материал и методы исследования

Отдаленные наблюдения были проведены у 64 детей из 216 обследованных в возрасте от 2 до 10 лет жизни, рожденных с ОНМТ и ЭНМТ. Все эти дети находились на лечении в отделении реанимации новорожденных Пермской краевой детской клинической больницы (ПКДКБ).

Проведен анализ медицинской документации 216 недоношенных детей с массой тела при рождении от 650–1488 грамм со сроком гестации при рождении от 26 до 34 недель, родившихся с ОНМТ и ЭНМТ в родильных отделениях участковых и центральных районных больниц Пермского края.

Результаты исследования и их обсуждение

Из 216 глубоконедоношенных новорожденных с ОНМТ и ЭНМТ, родившихся в родильных отделениях участковых и центральных районных больниц, в катамнезе обследовано 64 ребенка в возрасте от 2 до 10 лет жизни. С ЭНМТ наблюдали 8 детей из 64 рожденных (12,5 %), с ОНМТ 56 детей из 146 (87,5 %) выживших. При изучении анамнеза жизни данных детей установлено, что все они родились в родильных отделениях участковых и центральных районных больниц Пермского края, 80 детей (37,1 %) переведено в отделение реанимации и интенсивной терапии Пермской краевой детской клинической больницы (ПКДКБ) в первые сутки жизни, 136 детей (62,9 %) переведено в более поздние сроки ‒ на 2–22 сутки жизни. Транспортировка новорожденных осуществлялась бригадой реанимационно-консультативного центра (РКЦ) ПКДКБ. Все дети (100 %) перенесли транспортировку без выраженного ухудшения состояния и были госпитализированы в отделение реанимации ПКДКБ. По массе тела было выделено две группы: новорожденные с ЭНМТ – 20 детей (9,3 %), из которых выжило 12 (60 %), умерло 8 (40 %); в группу с ОНМТ вошло 196 пациентов (90,7 %), из них на следующий этап выхаживания с улучшением состояния переведено 146 детей (73,4 %), умерло 50 (26,6 %).

Результаты исследований показали, что у всех матерей (100 % случаев) имелись соматические заболевания (анемия, гипертоническая болезнь, эндемический зоб, вегетососудистая дистония, хронический гастрит), наличие урогенитальных инфекций отмечено в 77,1 % случаев и перенесенные во время беременности ОРВИ и отягощенный акушерский анамнез выявлен у всех женщин. Течение беременности, создающее риск гипоксии плода, установлено в 75,7 % случаев. Такая частота патологии беременности, по-видимому, обусловила наступление преждевременных родов в связи с расстройствами иммунно-эндокринного статуса и нарушений иммунобиологических отношений матери и плода в условиях хронической гипоксии.

Всем новорожденным, которые находились в отделении реанимации и интенсивной терапии, проводили комплексную этиопатогенетическую терапию, направленную на устранение проявлений полиорганной недостаточности, обеспечение адекватного газообмена, стабилизацию центральной и периферической гемодинамики и поддержание адекватной церебральной перфузии.

С целью стабилизации центральной гемодинамики и поддержания адекватного церебрального перфузионного давления осуществляли волемическую и катехоламиновую поддержку (дофамин, добутрекс, адреналин). Так, у 163 детей (75,5 %) применялся дофамин, у 89 (41,2 %) ‒ добутамин, титрование адреналина проводилось в редких случаях, в частности, при рефрактерном септическом шоке у 7 (3,2 %). Применение инотропных препаратов варьировалось от 1 до 26 дней, в стартовой дозе от 3 до 20 мкг/кг/мин.

Респираторную терапию проводили с использованием всех современных методов, применяемых в неонатологии. У 10 новорожденных (5 %) на фоне декомпенсированной дыхательной недостаточности и гипоксемии использовалась высокочастотная вентиляция легких (ВЧ ИВЛ).

Симптоматическая терапия включала в себя обезболивание, назначение антибактериальных, гемостатических и иммуномодулирующих препаратов. Основными препаратами, используемыми в реанимационном отделении, явились антибактериальные, противовирусные, противогрибковые препараты. Антибактериальные препараты применялись как в эскалационной схеме, так и в дескалационной схеме в зависимости от тяжести состояния ребенка, выставленного основного и сопутствующего диагноза. При неотягощенном инфекционном анамнезе у матери изначально использовалась комбинация цефалоспорины III поколения + аминогликозиды. Смена антибактериальных препаратов проводилась по всем критериям эффективности антимикробной защиты. За время лечения каждый ребенок с ОНМТ и ЭНМТ получил от 1–5 схем антибактериальных препаратов в различной комбинации. По частоте использования наиболее часто применялись цефалоспорины в сочетание с аминогликозидами.

Противовирусная терапия применялась у 136 детей (62,9 %), в последние 2 года противовирусные препараты мы применяем как с лечебной, так и с профилактической целью. Наиболее часто используемым препаратом является виферон. В последнее время в практику вошло использование иммуноглобулинов (иммуновенин, пентаглобин, назначаемых по общепринятым схемам). Противогрибковые препараты применялись у 59 детей с ОНМТ и ЭНМТ (27,3 %) с лечебно-профилактической целью, для профилактики антимикотический препарат назначался, если у ребенка длительное время фиксировался лейкоцитоз без явного очага инфекции, длительное время нахождения на ИВЛ, ЭНМТ при рождении. Основными препаратами явились дифлюкан, амфотерицин В.

В группе детей с ЭНМТ средняя масса тела при рождении составила 876,75 ± 14,21 г, на момент перевода ‒ 1321,87 ± 12,54 г, длина тела ‒ 34,87 ± 1,74 см. Оценка по Апгар на 1 минуте составила 3,25 ± 1,0 балл, на 5 минуте оценка незначительно изменилась и составила 4,25 ± 0,7 балла. В данной группе детей отмечалась более поздняя госпитализация в отделение реанимации (5 детей, что составило 62,5 %, были госпитализированы в сроке старше 7 суток жизни), что было связано с крайне тяжелым состоянием при рождении, и лечение такого ребенка проводилось на месте до стабилизации состояния и появления критериев транспортабельности. На ИВЛ было транспортировано 6 детей (75 %), на оксигенотерапии 2 (25 %). Существенные изменения в респираторной терапии появились со времен использования препаратов сурфактанта, все дети, транспортированные на кислородотерапии, получили эндотрахеально сурфактант по месту лечения, в связи с чем не потребовалось проведение инвазивной вентиляции легких.

При выписке из стационара каждый ребенок, родившийся с ЭНМТ, имел в среднем по 5,5 заболеваний. Основными диагнозами при выписке у детей, которых мы наблюдали, в катамнезе были: респираторный дистресс-синдром у 3 пациентов (37,5 %), бронхолегочная дисплазия и перинатальное поражение центральной нервной системы (ППЦНС) равнозначно у 2, что составило 25 %; неонатальный сепсис у 1 (12,5 %). Из наиболее частых осложнений встречались внутрижелудочковые кровоизлияния, перивентрикулярная лекомаляция, которые в дальнейшем и привели к инвалидизации ребенка.

Средняя масса тела детей, родившихся с ОНМТ, составила 1295,58 ± 34,72 г, на момент перевода 1526,73 ± 15,2 г. Койко-день в отделении реанимации ПКДКБ этих детей составил 18,9 ± 2,3 дня. Среднее количество заболеваний при выписке существенно не отличалось по сравнению с детьми, рожденными с ЭНМТ. Структура основных диагнозов при переводе была представлена следующим образом: внутриутробная пневмония различного генеза у 27 детей (18,5 %), респираторный дистресс-синдром – у 38 (26 %), ранний и поздний неонатальный сепсис – у 8 (5,5 %), недифференцированная локализованная внутриутробная инфекция – у 14 (9,6 %), ППЦНС – у 48 (32,8 %), бронхо-легочная дисплазия – у 6 (4,1 %).

Согласно группам здоровья, 6 детей (75 %) из восьми, рожденных с ЭНМТ, были отнесены к III группе, II и IV группа здоровья была выставлена 1 ребенку (12,5). Инвалидами детства были признаны 3 ребенка (37,5 %), основными причинами явились детский церебральный паралич (ДЦП) у 2 детей (25 %), ретинопатия тяжелой степени у 1 (12,5). Остальные дети (62,5 %) имели функциональные отклонения со стороны внутренних органов с благоприятным прогнозом заболевания, такие как БЛД легкой степени, частичная атрофия зрительных нервов, легкая задержка нервно-психического развития, патология раннего возраста в виде анемии, дефицита массы тела, офтальмопатологии.

Отдаленные результаты наблюдения 58 детей, рожденных с ОНМТ, показали, что основной причиной инвалидности явился ДЦП у 14 пациентов (70 % от общего числа инвалидности), эпилепсия и грубая задержка нервно-психического развития была признана причиной инвалидности соответственно у 2 детей (20 %), нейросенсорная тугоухость и ретинопатияV степени диагностированы равнозначно у 1 ребенка (5 %).

Распределение по группам здоровья выглядело следующим образом: II – 15 детей (25,8 %) III – 22 (37,9 %), IV – 15 (25,8 %), V – 4 (10,5 %). Таким образом, наиболее частой причиной инвалидности у глубоконедоношенныхдетей, рожденных с ОНМТ и ЭНМТ, является детский церебральный паралич.

В последнее время остается дискутабельным вопрос по поводу сроков транспортировки глубоконедоношенного ребенка из отдаленных районов в специализированные центры, поскольку любая транспортировка, особенно маловесного ребенка, сопряжена с риском для здоровья, и любое неблагоприятное условие (шум, вибрация, звук и т.д) может вызвать грубые изменения со стороны центральной нервной системы.

В первую группу вошло 14 детей, транспортированных в наше отделение в возрасте первых суток жизни из районов Пермского края в отделение при рождении в группе с ОНМТ (средняя масса 1276 ± 12,3 г) – 19 детей; в группе с ЭНМТ (средняя масса 876 ± 5,4 г) – 2 ребенка. Возраст детей от 2 до 9 лет (4,5 ± 1,3 года).

Оценка группы здоровья: II – 5 (23,8 %), III – 9 (42,9 %), IV – 7 (33,3 %) – основная причина инвалидности – детский церебральный паралич. Структура функциональных отклонений указана в табл. 1. Как следует из таблицы, наиболее частой патологией у детей, родившихся с очень низкой и экстремально низкой массой тела, явилась патология нервной системы, задержка нервно-психического развития, компенсированная гидроцефалия, не требующая хирургического лечения и без признаков нарушения витальных функций. Все такие дети проходят регулярную диспансеризацию врачом-психоневрологом с целью благоприятной адаптации. Со стороны сердечно-легочной системы имеются такие отклонения, как дефект межжелудочковой перегородки в мышечной части. Из болезней раннего возраста отмечается течение атопического дерматита. Со стороны легочной системы у детей встречается легкое течение БЛД, обструктивный бронхит. Со стороны органов зрения патология выявлена в виде косоглазия, миопии. К патологии иммунной системы были отнесены все длительно и часто болеющие дети.

Структура функциональных отклонений II и III группы здоровья, n = 7

источник

Извините за сумбур)
Тема недоношенных детей мне близка с 10 класса медицинской школы, когда я оказалась на практике в отделении реанимации новорожденных. Тогда это место мне казалось космическим кораблем — столько там офигительного оборудования… Огорчало меня только высокая смертность маленьких пациентов, хотя тут все было понятно — это республиканская больница, а значит там лежали самые тяжелые детки со всех районов республики. Медсестры там были тоже потрясающие — они выхаживали этих лялек буквально как своих.
К большому сожалению после пребывания на этой практике я передумала поступать на педиатрию и стала взрослым врачом, столько я там видела боли и страданий, что мне показалось — мое сердце не выдержит видеть боль детей каждый рабочий день. Спустя 7 лет, когда я оказалась в этом же отделении, уже будучи на 6 курсе медуниверситета меня разрывало от разочарования, потому что теперь я смотрела на эту же самую боль с единственным желанием помочь…
Практически на каждом цикле реанимации, либо акушерства нам наши профессора и доценты кафедры вдалбливали идею, что спасать деток с массой тела менее 1000гр кощунственно и по отношению к ним и по отношению к родителям, да и обществу в целом, приводя в пример высокую инвалидизацию, дорогостоящее выхаживание и генетический груз (дескать кого такие дети родят). И действительно вот какие данные по финансам

Научном центре акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН, выхаживание ребенка массой менее 1000 г до выписки его домой стоит не менее 500 000 рублей (учтена практически только стоимость медикаментов). Еще более высокие цифры приводят иностранные авторы: выхаживание ребенка массой менее 750 г обходится в 273 900 долларов США, а ребенка массой 750-999 г — в 138 800 долларов США [7]. В Швеции выхаживание ребенка с экстремально низкой массой тела в период проведения ему искусственной вентиляции легких обходится в 3000 евро в день, а дальнейшее выхаживание до выписки домой стоит еще 40 000 евро.
Вот такие данные даются по инвалидизации —

48 % детей с ЭНМТ имеют какое-либо тяжелое нейросенсорное или психомоторное нарушение.
Так, по данным Университета Калифорнии, среди детей, родившихся на 24-й неделе гестации, к году не имели инвалидизирующей патологии 28%, среди родившихся на 25-й неделе гестации — 47%, на 26-й неделе гестации — 63%. Тем не менее у выживших детей с экстремально низкой массой тела, не имеющих инвалидности, часты задержка психомоторного развития и нарушения интеллекта .
Что же касается генетического груза — тут никакой статистики нет, единственно для самих людей в будующем возрастает риск сердечно-сосудистых заболеваний

Экстремально низкая масса тела при рождении, определен, как вес при рождении менее 1000 г. Из всех недоношенных, дети с ЭНМТ — самые ранние по срокам беременности, их гестационный возраст — 27 недель и меньше.
Выживаемость коррелирует с гестационным возрастом (11.6 % — среди детей с массой В акушерских стационарах Российской Федерации ежегодно рождается более 3000 детей с экстремально низкой массой тела. (это из Российской статьи за 2005 год). Выхаживание этих детей требует высочайшей квалификации врачебного и сестринского персонала и огромных материально-технических затрат. Дети с экстремально низкой массой тела всегда рождаются в очень тяжелом состоянии. Они максимально подвержены всем возможным осложнениям, связанным с недоношенностью, их выхаживание относится к самой высокотехнологичной помощи, им требуется поддержка всех основных жизненно важных функций организма. Здесь

Читайте также:  Почему после родов месячные не регулярно идут месячные

есть то, что у нас с этими детишками делают — четкое руководство для неонатологов. По мне так это просто космические технологии — все что делают неонатологи и медсетсры в отделениях для таких вот новорожденных. Одним словом низкий им поклон за столько стараний)))) и при такой зарплате(((((

В целом получается, выхаживая таких деток государство двух зайцев ловит одновременно — это выжившие члены общества, возможно которые даже будут работать, другой — заключается, в том, что выхаживая таких деток медицина двигается вперед, совершенствуется и развивается.

Если относится к детям как к не вещам — деля их на бракованных и хороших, то выжившие лялечки — это действительно ЧУДО.

Как вы относитесь к новому закону о выхаживании детей от 500грамм? Еще в 2011 году, если ребенок рождался с массой тела менее 1000грамм, то регистрация факта о его рождении была положена по закону только, если он проживет более 7 суток, теперь это будет относиться к деткам с массой тела менее 500 грамм. что само собой даст всплеск ухудшений показателей по смертности новорожденных, но с другой стороны подстегнет бюджет на дотации вопроса о выхаживании недоношенных.

источник

Целью исследования было оценить психомоторное развитие и заболеваемость острыми респираторными заболеваниями на первом году жизни детей, рожденных с низкой и экстремально низкой массой тела, перенесших неонатальную реанимацию. Несмотря на неблагоприятный

The aim of the study was to evaluate the psychomotor development and rate of morbidity with acute respiratory infections in the first year of life of children born with low and extremely low body weight. There was no significant difference between groups in the duration of hospitalization due to complications of acute respiratory infections, the need for antibiotic therapy, the duration of the disease after prescribing after the use of recombinant interferon alpha-2b with antioxidants despite the unfavorable premorbid background, motormental retardation in children with damage to the corticospinal tracts.

По данным мировой статистики ежегодно более пятнадцати миллионов детей рождается недоношенными, таким образом, каждый десятый ребенок появляется на свет раньше срока [1]. В соответствии с рекомендациями Всемирной организации здравоохранения, термин «экстремально низкая масса тела» (ЭНМТ) подразумевает массу тела менее одного килограмма, а «очень низкая масса тела» (ОНМТ) — от одного до полутора килограммов [2].

Современные достижения медицины, интенсивно развивающейся последнее время, способствовали заметному повышению выживаемости детей с весом менее полутора килограммов [3]. При этом для выживших детей остается высоким риск развития неврологических нарушений, острых и хронических заболеваний как в первый месяц жизни, так и в более отдаленные периоды. В связи с этим уровень психомоторного развития считается основным показателем здоровья ребенка на первом году жизни [4].

Благодаря повышению качества медицинской помощи недоношенным детям в настоящее время чаще встречаются дети с нормальным психомоторным развитием, чем с неврологическим дефицитом [5].

Сегодня также актуальны вопросы своевременной диагностики, лечения и реабилитации детей с перинатальными гипоксически-ишемическими поражениями центральной нервной системы, с учетом большой нейропластичности развивающегося мозга [6].

Магнитно-резонансная томография (МРТ) является самым информативным методом диагностики поражений головного мозга [7]. При этом получаемые результаты зависят от выбранного режима. Так, нейротрактография основана на диффузно-взвешенной МРТ, позволяет оценить проводящие пути головного мозга [8]. При выборе данного режима учитывают значения измеряемого коэффициента диффузии (ИКК) и фракционной анизотропии (ФА). Измеряемый коэффициент диффузии (от английского Apparent Diffusion Coefficient, ADC) является количественной характеристикой диффузии (движения молекул воды) в ткани. Фракционная анизотропия (от английского Fractional Anisotropy, FA) — это коэффициент, зависящий от количества и ориентации нервных трактов, оценивает упорядоченность трактов [9].

Как известно, у недоношенных новорожденных более высокий риск развития респираторных заболеваний, чем у доношенных. Причем у недоношенных, перенесших неонатальную реанимацию, еще выше риск иммунокомпроментации на первом году жизни [10]. Этому способствует незрелость интерфероновой системы у данного контингента детей. Назначение интерферона альфа-2b с антиоксидантами (альфа токоферола ацетат и аскорбиновая кислота) (Виферон®) увеличивает фагоцитарную активность макрофагов и повышает специфическую цитотоксичность лимфоцитов к клеткам-мишеням, что способствует снижению частоты и уменьшению тяжести клинических проявлений интеркуррентных заболеваний [11]. Ректальный путь введения интерферона альфа-2b совместно с активными антиоксидантами в форме суппозиториев (Виферон®) не перегружает желудочно-кишечный тракт и позволяет обеспечить быструю доставку активных компонентов в кровь и, соответственно, быстрое наступление терапевтического эффекта [11]. Для производства суппозиториев Виферон® применяется гипоаллергенная основа — масло какао, не используются красители, что позволяет минимизировать риски развития аллергии.

Целью настоящего исследования было оценить психомоторное развитие и заболеваемость острыми респираторными заболеваниями на первом году жизни детей, рожденных с низкой и экстремально низкой массой тела, перенесших неонатальную реанимацию.

Исследование проходило на базе Детской краевой клинической больницы города Краснодара в 2016–2017 гг., в него был включен 81 ребенок, рожденный с весом менее полутора килограммов и сроком гестации при рождении менее 32 недель, с перинатальными гипоксически-ишемическими поражениями нервной системы, прошедшие неонатальную реанимацию. Критериями исключения из нашего исследования явилось наличие генерализованной внутриутробной инфекции, воспалительных заболеваний головного мозга, пороков развития головного мозга, травматических перинатальных поражений головного мозга, врожденной гидроцефалии. Все родители подписывали информированное согласие и получали информационный листок с подробным описанием исследования.

В скорригированном возрасте 38–39 недель всем детям проводилась магнитно-резонансная томография головного мозга в стандартных режимах и режиме нейротрактографии. Областью интереса при проведении нейротрактографии было заднее бедро внутренней капсулы. После обработки полученных результатов нейротрактографии дети были разделены на группы: I — 22 ребенка с высокими значениями измеряемого коэффициента диффузии, но низкими значениями фракционной анизотропии (нарушение в миелинизации кортикоспинальных трактов), II — 59 детей с высокими значениями измеряемого коэффициента диффузии и фракционной анизотропии (интактные кортикоспинальные тракты). На этапе отделения выхаживания недоношенных новорожденных детей оценивались наличие профилактики респираторного дисстресс-синдрома (РДС), степень асфиксии при рождении, длительность кислородзависимости, неонатальная заболеваемость (наличие врожденной пневмонии, персистирующих фетальных коммуникаций, развитие некротического энтероколита, ранней анемии недоношенных, бронхолегочной дисплазии).

Детей наблюдали до скорригированного возраста 12 месяцев. Визиты были ежемесячны. При развитии каждого эпизода острого респираторного заболевания на первом году жизни к базисной терапии всем детям назначался интерферон альфа-2b с антиоксидантами (альфа токоферола ацетат и аскорбиновая кислота) (Виферон®) по схеме — с первого дня заболевания пять дней два раза в сутки по 1 суппозиторию по 500 000 МЕ, затем 5 дней два раза в день по 1 суппозиторию по 150 000 МЕ [12]. Для оценки эффективности терапии интерфероном альфа-2b с антиоксидантами (альфа токоферола ацетат и аскорбиновая кислота) (Виферон®) также были ретроспективно проанализированы амбулаторные карты 20 недоношенных новорожденных, рожденных с низкой и экстремально низкой массой тела, с перинатальными гипоксически-ишемическими поражениями нервной системы, перенесших неонатальную реанимацию, которым не проводилась нейротрактография, у которых при развитии каждого острого респираторного заболевания назначалась лишь базисная терапия (III группа). На протяжении первого года жизни оценивались заболеваемость острыми респираторными заболеваниями, необходимость назначения антибактериальных препаратов при острых респираторных заболеваниях, а также частота госпитализаций в связи с осложнениями острых респираторных заболеваний. Психомоторное развитие оценивалось по шкале Infant Neurological International Battery (INFANIB) при скорригированном возрасте 12 месяцев.

Статистическая обработка полученных данных проводилась с использованием параметрических статистических методов. Для оценки достоверности различий между группами сравнения рассчитывался t-критерий Стьюдента при сравнении относительных величин. Различия оценивались как достоверные начиная со значения p

М. П. Яковенко 1
Е. И. Клещенко,
доктор медицинских наук, профессор
Д. А. Каюмова, кандидат медицинских наук

ФГБОУ ВО КубГМУ МЗ РФ, Краснодар

Катамнез на первом году жизни детей, рожденных с низкой и экстремально низкой массой тела/ М. П. Яковенко, Е. И. Клещенко, Д. А. Каюмова.

Для цитирования: Лечащий врач №11/2017; Номера страниц в выпуске: 51-54

Теги: дети, здоровье, развитие, неврологический дефицит

источник

Интенсивная терапия и принципы выхаживания детей с экстремально низкой и очень низкой массой тела при рождении

Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации направляет методическое письмо «Интенсивная терапия и принципы выхаживания детей с экстремально низкой и очень низкой массой тела при рождении» для использования в работе руководителями органов управления здравоохранением субъектов Российской Федерации, главными врачами перинатальных центров, центров планирования семьи, родильных домов, а также для специалистов, в чьи функциональные обязанности входит оказание специализированной медицинской помощи новорожденным детям.

МЕТОДИЧЕСКОЕ ПИСЬМО

Методическое письмо подготовлено сотрудниками ФГБУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И.Кулакова» (директор — акад. РАМН Г.Т.Сухих) Минздравсоцразвития России: А.Г. Антоновым, О.А. Борисевич, А.С. Бурковой, О.В. Ионовым, Д.С. Крючко, А.А. Ленюшкиной, А.Ю. Рындиным; специалистами Департамента развития медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздравсоцразвития России О.С. Филипповым, О.В. Чумаковой, Ю.Е. Тереховой.

Под редакцией профессоров Е.Н. Байбариной, Д.Н. Дегтярева и директора Департамента развития медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздравсоцразвития России В.И. Широковой.

Заведующий кафедрой неонатологии ГБОУ «Российская медицинская академия последипломного образования» Минздравсоцразвития России, д.м.н., профессор М.С. Ефимов; заведующая отделом неонатологии ФГБУ «Ивановский научно-исследовательский институт материнства и детства имени В.Н. Городкова» Минздравсоцразвития России, д.м.н., профессор, заслуженный врач Российской Федерации Т.В. Чаша.

Переход на новые технологии выхаживания глубоко недоношенных детей, родившихся с экстремально низкой (ЭНМТ) и очень низкой массой тела (ОНМТ), является одной из приоритетных задач, поставленных перед практическим здравоохранением Правительством Российской Федерации.

Методическое письмо предназначено для специалистов, в чьи функциональные обязанности входит оказание специализированной медицинской помощи новорожденным детям.

Профилактика гипотермии является одним из ключевых элементов выхаживания критически больных и глубоконедоношенных детей.

При ожидающихся преждевременных родах температура в родильном зале должна составлять 26-28С. Основные мероприятия по обеспечению тепловой защиты проводятся в первые 30 секунд жизни в рамках начальных мероприятий первичной помощи новорожденному.

Объем мероприятий профилактики гипотермии различается у недоношенных детей массой тела более 1000 г (срок гестации более 28 недель) и детей массой тела менее 1000 г (срок геста-ции менее 28 недель).

У детей, родившихся на сроке гестации более 28 недель, также как и у более зрелых новорожденных, используется стандартный объем профилактических мероприятий: обсушивание кожных покровов и обертывание в теплые сухие пеленки. Однако учитывая значительно более высокий риск гипотермии у глубоконедоношенных детей, стандартные мероприятия требуют особой тщательности выполнения. Поверхность головы ребенка дополнительно защищается от теплопотери при помощи пеленки или шапочки. На остаток пуповины накладывается зажим, обработка остатка пуповины откладывается до поступления ребенка в отделение интенсивной терапии.

Для контроля эффективности проводимых мероприятий и профилактики гипертермии всем недоношенным детям рекомендуется проводить непрерывный мониторинг температуры тела в родильном зале, а также фиксировать температуру тела ребенка при поступлении в блок интенсивной терапии.

Профилактика гипотермии в родильном зале у недоношенных новорожденных. Дифференцированный подход в зависимости от массы тела/срока гестации. Правила и техника использования полиэтиленового мешка или пленки у детей с ЭНМТ.

Профилактика гипотермии у недоношенных детей, родившихся до завершения 28-й недели гестации, предусматривает обязательное использование пластиковой пленки (пакета).

Принципы и техника использования пластикового пакета (пленки) в родильном зале

Техника использования пластикового пакета (пленки) может различаться в зависимости от типа приспособления при условии соблюдения общих принципов:

  • Используется термоустойчивый пластик пищевого класса.
  • Обсушивание кожи ребенка после рождения не проводится.
  • Туловище ребенка полностью герметично оборачивается в пленку (пакет) в первые 30 секунд жизни. При использовании пакета стерильными ножницами заранее вырезается отверстие для головы ребенка.
  • Поверхность головы ребенка дополнительно защищается пеленкой (шапочкой).
  • Датчик пульсоксиметра присоединяется к правому запястью (предплечью) ребенка до помещения в пакет.
  • Все дальнейшие манипуляции, включая аускультацию, катетеризацию пупочных сосудов и прочие выполняются с минимальным нарушением целостности пленки (пакета).
  • Транспортировка новорожденного в блок интенсивной терапии проводится в пленке (пакете).

    Методы респираторной стабилизации

    Ранний СРАР/ РЕЕР

    Создание и поддержание непрерывного положительного давления в дыхательных путях является необходимым элементом ранней стабилизации глубоконедоношенного ребенка как при нахождении на спонтанном дыхании, так и на ИВЛ. Постоянное положительное давление способствует созданию и поддержанию функциональной остаточной емкости легких, препятствует ателекта-зированию, снижает работу дыхания.

    Методика СРАР в качестве самостоятельного метода респираторной поддержки применяется с профилактической целью с первых минут жизни у новорожденных гестационного возраста 27-32 недели при наличии регулярного спонтанного дыхания (в том числе — стонущего, сопровождающегося втяжением уступчивых мест) и ЧСС > 100 уд/мин. СРАР в родильном зале проводится при помощи биназальных канюль, назальной или лицевой маски (РЕЕР +4-5 см FiO2 0,21). У детей данного гестацион-ного срока под влиянием постоянного расправляющего давления в дыхательных путях в подавляющем большинстве случаев происходит стабилизация функциональной остаточной емкости легких и регресс выраженности респираторной симптоматики. При минимальной выраженности дыхательных нарушений целесообразность продолжения респираторной поддержки оценивается после перевода ребенка в отделение интенсивной терапии.

    Новорожденным, которым в первую минуту жизни потребовалось проведение масочной ИВЛ в связи с отсутствием спонтанного дыхания, нерегулярным дыханием, и/или брадикардией 100.

    Критериями неэффективности СРАР как стартового метода респираторной поддержки можно условно считать нарастание степени тяжести дыхательных нарушений в динамике в течение первых 10-15 минут жизни: выраженное участие вспомогательной мускулатуры, потребность в дополнительной оксигенации более 50-60%. Эти клинические признаки, как правило, свидетельствуют о тяжелом течении респираторных расстройств, что требует перевода ребенка на ИВЛ и введения сурфактанта.

    Новорожденным, потребовавшим интубации трахеи в родильном зале, следует проводить ИВЛ с созданием остаточного давления в конце выдоха РЕЕР +4-5 см Н2О. Вопрос о возможности ранней экстубации и перевода на СРАР рассматривается на основании оценки респираторного статуса после транспортировки ребенка из родильного зала в палату интенсивной терапии.

    Маневр «продленного раздувания легких»

    В случаях, когда у недоношенного ребенка с первой минуты жизни имеются показания для проведения ИВЛ, определенными клиническими преимуществами обладает маневр «продленного раздувания легких», выполняемый до начала традиционной искусственной вентиляции. Известно, что для наиболее эффективного расправления альвеол и формирования функциональной остаточной емкости легких у недоношенных первые вдохи требуют большего давления и продолжительности, чем последующие. Маневр «продленного раздувания» представляет собой «стартовый искусственный вдох» продолжительностью 15-20с с давлением 20 см Н2О.

    Маневр можно выполнить с помощью ручного или автоматического аппарата ИВЛ, при возможности у последнего задержать давление на вдохе на 10-15 секунд. Невозможно выполнить продленное раздувание с помощью дыхательного мешка.

    Техника выполнения:

  • Ребенок укладывается в положение для проведения ИВЛ маской.
  • Следует наложить маску на лицо ребенка в соответствии с правилом наложения дыхательной маски, либо ввести в правый носовой ход назофарингеаль-ную канюлю, заблокировать пальцем левой руки противоположную ноздрю, одновременно поддерживая рот ребенка закрытым.
  • Если используется аппарат ручной ИВЛ с Т-коннектором, то следует заблокировать пальцем клапан выдоха, создав давление на вдохе 20 см Н2О на 15-20 секунд. Необходимо убедиться, что стрелка манометра на всем протяжении данной манипуляции указывает на 20см Н2О, что говорит о герметичности контура и правильности выполнения действий. Если используется аппарат ИВЛ, оснащенный кнопкой задержки вдоха, то следует нажать на эту кнопку на 15-20 секунд.
  • Обязательным условием выполнения маневра является регистрация показателей ЧСС и Бр02 методом пульсоксиметрии, которая позволяет оценить эффективность маневра и прогнозировать дальнейшие действия.
  • Если у ребенка по истечении 15-20 секунд появилось регулярное спонатн-ное дыхание, показатели ЧСС более 100 и Sp02 возрастает, следует продолжить дыхательную терапию методом СРАР. Если после маневра регулярное спонтанное дыхание не появилось и /или отмечается брадикардия, следует начать ИВЛ через маску/ назофарингеальную канюлю.
  • Дальнейшие действия выполняются в соответствии с общим алгоритмом первичной реанимации.

    Особенности проведения ИВЛ в родильном зале

    Необходимыми условиями для эффективной ИВЛ у глубоконедоношенных новорожденных являются:

    — контроль давления в дыхательных путях;
    — обязательное поддержание РЕЕР +4-6 см Н2О;
    — возможность плавной регулировки доставляемой концентрации О2 от 21 до 100%;
    — непрерывный мониторинг ЧСС и Sр02

    Особенностью проведения ИВЛ маской у недоношенных является ограничение давления на вдохе. Стартовые параметры ИВЛ: PIP — 20 см Н2О, РЕЕР — 5 см Н2О, частота 40-60 вдохов в минуту. При неэффективности давление на вдохе может быть увеличено до 25 см Н2О у детей, родившихся на сроке 29-30 недель беременности и до 30-35 см Н2О у детей, родившихся на сроке более 30 недель беременности.

    Первые несколько вдохов обычно требуют более высокого среднего давления в дыхательных путях, чем последующие.

    Основным показателем эффективности ИВЛ является возрастание ЧСС > 100 уд/мин.

    Такие общепринятые критерии, как визуальная оценка экскурсии грудной клетки, оценка цвета кожных покровов у глубоконедоношенных детей имеют ограниченную информативность, так как не позволяют оценить степень ин-вазивности респираторной терапии. Так, хорошо видимая на глаз экскурсия грудной клетки у новорожденных с экстремально низкой массой тела с большой долей вероятности указывает на вентиляцию избыточным дыхательным объемом и высокий риск волюм-травмы.

    Верификация положения интуба-ционной трубки методом аускультации у детей с экстремально низкой массой тела может представлять определенные трудности вследствие малой интенсивности дыхательных шумов и их значительной иррадиации. Использование метода капнографии в родильном зале позволяет быстрее и надежнее, чем другие способы, подтвердить корректное расположение интубационной трубки.

    Терапия сурфактантом в родильном зале

    Обобщая рекомендации, изложенные в методическом письме Минздравсоцраз-вития россии от 21.04.2010 г. № 15-4/10/2 3204 «Первичная и реанимационная помощь новорожденным детям», терапия сурфактантом в родильном зале показана с профилактической целью (до реализации клинических признаков респираторного дистресс-синдрома) новорожденным менее 27 недель гестации, новорожденным 27-29 недель, матери которых не получили курс антенатальной стероидной профилактики рдС, а также с ранней терапевтической целью всем новорожденным менее 32-х недель гестации, потребовавшим интубации трахеи в родильном зале в связи с развитием дыхательных нарушений*.

      *В зарубежных источниках термин «профилактическое введение сурфактанта» подразумевает все случаи введения в первые 15 минут жизни. Европейские рекомендации по ведению РДС пересмотра 2010 года предусматривают профилактическое применение сурфактанта у детей менее 26 недель гестации, а также у всех недоношенных с клиникой РДС, потребовавших интубации в родильном зале.
      С профилактической целью должны использоваться препараты сурфактанта натурального происхождения. в россии для профилактики и лечения рдС препаратом выбора является порактант-альфа.

    Дозировка сурфактанта

    Для получения эффекта требуется введение не менее 100 мг/кг сурфактанта, хотя получены фармакологические и клинические данные, свидетельствующие о том, что сурфактант в стартовой дозе 200 мг/кг имеет более длительный период полужизни и оказывает более выраженный и быстрый эффект. в соответствии с Европейскими рекомендациями по ведению рдС у недоношенных пересмотра 2010 года, порактант-альфа в начальной дозе 200 мг/кг оказывает лучший эффект, чем порактант-альфа в дозе 100 мг/кг или берактант для лечения среднетяжелого и тяжелого рдСН.

    При наличии показаний наиболее эффективным считается введение сурфак-танта в первые 15 минут жизни ребенка. в родильном зале могут использоваться два основных метода введения: через боковой порт интубационной трубки (без размыкания контура ИвЛ) и при помощи катетера, вводимого в ЭТТ с размыканием дыхательного контура. техника введения при этом практически не различается.

    Читайте также:  Зачем при родах капают окситоцин после родов

    Техника введения сурфактанта в родильном зале

    ¦ Измерить длину ЭТТ.
    ¦ При использовании техники введения при помощи катетера — отрезать стерильными ножницами катетер на 0,51 см короче длины ЭТТ.
    ¦ Проверить глубину расположения Этт выше бифуркации трахеи; проконтролировать симметричность аускульта-тивной картины и отметку длины Этт у угла рта ребенка (от 6 до 7 см, в зависимости от предполагаемой массы тела).
    ¦ ввести сурфактант через катетер или боковой порт Этт быстро болюсно. Бо-люсное введение обеспечивает наиболее эффективное распределение сурфактанта в легких. У детей массой тела менее 750 г допустимо разделить препарат на 2 равные части, которые следует ввести одну за другой с интервалом в 1-2 минуты.
    ¦ Под контролем БрС^ снизить параметры ИвЛ. Снижение параметров следует проводить быстро, так как изменение эластических свойств легких после введения сурфактанта происходит уже в течение нескольких секунд, что может спровоцировать гипреоксический пик и венлитятор-ассоциированное повреждение легких. в первую очередь следует снизить давление на вдохе, затем (при необходимости) — концентрацию дополнительного О2 до минимально достаточных цифр, необходимых для достижения SpO2 91-95%. Как правило, после эффективного введения сурфактанта удается снизить давление на вдохе до 16-20 см Н20 (у крайне незрелых детей — до 14-16 см Н20), концентрацию О2 — до 21%.

    Дифференцированный подход к CPAP, ИВЛ и введению сурфактанта в родильном зале

    Выбор стартового метода респираторной поддержки зависит от первичного кардио-респираторного статуса недоношенного, а также от его гестационного возраста (см. табл.):

    Стартовый метод респираторной терапии в зависимости от гестационного возраста

    регулярное дыхание, нет

    брадикардии

    неэффективное дыхание

    (гаспинг, нерегулярное)/ отсутствие дыхания/ брадикардия

    Интубация, введение сурфактанта/ ИВЛ через ЭТТ

    Продленное раздувание/ ИВЛ маской, интубация, введение сурфактанта

    Продленное раздувание / ИВЛ маской

    СРАР при наличии дыхательных нарушений

    Продленное раздувание / ИВЛ маской

    Дальнейшие шаги выполняются в зависимости от динамики кардио-респираторного статуса и определяются в соответствии с общей схемой проведения первичной реанимации новорожденных.

    особенности мониторинга оксигенации крови и адекватность оксигенотерапии недоношенных новорожденных в родильном зале

    «Золотым стандартом» мониторинга в родильном зале при оказании первичной и реанимационной помощи недоношенным новорожденным является мониторинг показателей ЧСС и Sa02 методом пульсоксиметрии, а также регистрация и контроль СО2 в выдыхаемом воздухе калориметрическим методом или методом капнографии.

    Рекомендуется также проводить непрерывный мониторинг температуры тела (см. Профилактика гипотермии).

    Регистрация ЧСС и Sa02 методом пульсоксиметрии начинается с первой минуты жизни. Пульсоксиметрический датчик устанавливается в области запястья или предплечья правой руки ребенка («предуктально») при проведении начальных мероприятий (см. Профилактика гипотермии).

    После рождения ребенка соблюдение последовательности, при которой датчик вначале подсоединяется к ребенку, а затем — к включенному монитору, обеспечивает максимально быстрое выведение на экран показателей ЧСС и врй2.

    Пульсоксиметрия в родильном зале имеет 3 основные точки приложения:

    — Непрерывный мониторинг ЧСС начиная с первых минут жизни;
    — Предупреждение гипероксии ^р02 не более 95% на любом этапе проведения реанимационных мероприятий, если ребенок получает дополнительный кислород);
    — Предупреждение гипоксии ^р02 не менее 80% к 5 минуте жизни и не менее 85% к 10 минуте жизни).

    оксигенотерапия у недоношенных новорожденных в зависимости от срока гестации

    Изначально при нахождении ребенка любого гестационного возраста на спонтанном дыхании (в т.ч. при проведении СРАР) с ЧСС более 100 оксигено-терапия не показана.

    Начиная с конца 1-й минуты у детей с ЧСС более 100, вне зависимости от наличия респираторной поддержки следует ориентироваться на показатели пульсоксиметра (см. табл.) и следовать описанному ниже алгоритму изменения концентрации О2.

    Если ребенок с первой минуты жизни нуждается в ИВЛ, то у детей менее 28 недель гестации следует начинать с 30-40% О2, а у детей более 28 недель — с воздуха. ИВЛ проводится в течение одной минуты, после чего концентрация кислорода регулируется в соответствии с показателями пуль-соксиметра. Исключение составляют дети, у которых по истечении минуты адекватной ИВЛ ЧСС составила менее 60 в минуту. В этих случаях одновременно с началом непрямого массажа сердца концентрацию дополнительного О2 повышают до 100%.

    Целевые показатели оксигенации крови
    (по данным Sp02)

    глубоко недоношенных детей в первые 10 минут жизни:

    время от рождения

    целевые показатели SpC>2

    Алгоритм изменения концентрации дополнительного О2 под контролем показателей пульсоксиметрии.

    При нахождении показателей ребенка за пределами указанных значений, следует изменять (увеличивать/ уменьшать) концентрацию дополнительного О2 ступенчато на 10-20% каждую последующую минуту до достижения целевых показателей и/или ЧСС более 100.

  • Транспортировка новорожденных с ОНМТ и ЭНМТ из родильного зала в отделение интенсивной терапии проводится в пластиковой пленке, в транспортном инкубаторе под контролем пульсоксиметрии.
  • Транспортировка новорожденных с ОНМТ и ЭНМТ осуществляется не менее чем 2 медицинскими работниками.
  • На этапе транспортировки из родильного зала следует держать пакет, в который помещен ребенок с ЭНМТ, максимально закрытым.
  • Особое внимание следует уделять непрерывности поддержания остаточного давления в конце выдоха во время транспортировки.

    ПЕРВИЧНАЯ СТАБИЛИЗАЦИЯ СОСТОЯНИЯ ГЛУБОКО НЕДОНОШЕННЫХ ДЕТЕЙ С ЭНМТ И ОНМТ НА ПОСТУ ИНТЕНСИВНОЙ ТЕРАПИИ

    Перечень основных медицинских мероприятий по первичной стабилизации состояния детей с ЭНМТ и ОНМТ в первые 48 часов жизни представлен в нижеследующей таблице:

    Перечень медицинских мероприятий по первичной стабилизации в первые 48 ч жизни

    возраст в часах

    перечень мероприятий

    Термометрия (кожная и ректальная); Взвешивание (предпочтительно — в инкубаторе);

    Введение сурфактанта при наличии показаний (если не было выполнено в родзале);

    Профилактика гипервениляции, гипероксии (контроль газов крови в первые 30 минут после поступления, SpO2 90-95%);

    Сосудистый доступ: пупочный венозный катетер, по показаниям —пупочный артериальный катетер;

    Контроль АД в первые 30 минут после поступления; Инфузионная терапия (раствор глюкозы 4-6 мг/(кг/мин); Предотвращение потери воды с испарением (установка влажности в инкубаторе 80-90%);

    Снижение уровня сенсорной стимуляции до минимума (помещение в «гнездо», светоизолирующая накидка на инкубатор);

    Эмпирическая антибактериальная терапия (антибиотик пенициллинового ряда и аминогликозид);

    Малоинвазивный забор крови из венозного или артериального катетера на клинический анализ с подсчётом лейкоцитарной формулы, гемокультуру до назначения антибактериальной терапии.

    Стабилизация гемодинамики: мониторинг АД, введение вазопрессоров по показаниям. Оценка гемодинамического значения ОАП;

    Респираторная терапия: повторное введение сурфактанта (по показаниям); диагностическая рентгенография грудной клетки, верификация положения эндотрахеальной трубки, сосудистых катетеров; ИВЛ низким дыхательным объёмом 4-6 мл/кг; профилактика гипервентиляции, гипероксии. При наличии регулярного СД — ранняя экстубация с переводом на назальный CPAP;

    Назначение кофеина в дозе насыщения 20 мг/кг с переходом на поддерживающую дозу 5-10 мг/кг на 2-е сутки жизни;

    Поддержание баланса жидкости и электролитов: взвешивание каждые 12-24 ч; определение содержания электролитов каждые 12 часов, глюкозы — 4-8 ч; предотвращение потерь воды с испарением;

    Контроль гематологических показателей: повторный клинический анализ крови; СРБ, ПКТ, определение концентрации билирубина; проведение фототерапии при показателе более 70 ммоль/л. Трансфузия эритроцитов при гемоглобине менее 130;

    Профилактика инфекционных осложнений: уточнение адекватности проводимой антибиотикотерапии (на основании полученных клинических и лабораторных данных);

    Нутритивная поддержка: введение аминокислот с 12 часов жизни в дозе 1-2 г/кг и жировых эмульсий с 24-х часов жизни в дозе 1 г/кг;

    Охранительный режим: минимум сенсорной стимуляции (свет, шум, боль, тактильный контакт);

    Социальные контакты: посещение родителями;

    Выполнение эхограммы головного мозга;

    Создание термонейтрального окружения, при котором теплообмен осуществляется с минимальными затратами энергии и кислорода, является необходимым условием выживания новорожденных с ЭНМТ, так как резервы теплопродукции у них крайне невелики, а последствия гипотермии подчас катастрофичны.

    Для выхаживания детей с ОНМТ и ЭНМТ используются инкубаторы с функциями сервоконтроля температуры и влажности. Индикатором адекватной терморегуляции у недоношенного считается аксиллярная температура в пределах 36,3-36,9 С.

    Увлажнение окружающего воздуха является обязательным условием выхаживания НЭМТ. В первые недели жизни влажность необходимо поддерживать на уровне 95% (для крайне незрелых детей — до 95%). Далее показано ступенчатое снижение влажности под контролем динамики массы тела и электролитов сыворотки. Темп снижения влажности воздуха в кувезе во многом зависит от ГВ ребенка; режим и длительность дополнительного увлажнения представлены в нижеследующей таблице.

    После созревания эпидермального барьера, скорость которого находится в прямой зависимости от срока гестации и от температурно-влажностного режима выхаживания, дополнительное увлажнение инкубатора обычно не требуется. Следует помнить, что длительное поддержание высокой влажности в инкубаторе замедляет процесс созревания эпидермиса и создаёт условия для колонизации кожи госпитальными микроорганизмами.

    Режим и длительность дополнительного увлажнения воздуха в инкубаторе у новорожденных различного гестационного возраста:

    Гестационный возраст

    2 : 19-23 мм.рт.ст. (2,5-3 kPa) и spC2 = 65-70 %.

    В клиническом, рандомизированном исследовании было показано, что состояние 74% недоношенных новорожденных после рождения может стабилизироваться без применения дополнительного кислорода. Рутинное назначение кислорода недоношенным новорожденным при рождении заканчивалось значительным снижением — мозгового кровотока, продолжающимся в течение нескольких часов. Кислородный статус новорожденных изменяется очень быстро и, следовательно, адекватный мониторинг — это, по сути, непрерывный мониторинг.

    Пульсоксиметрия

    — удобный неинвазивный метод мониторинга, дающий непрерывную информацию о насыщении гемоглобина кислородом (sp02) и частоте пульса. Однако у этого метода есть существенные недостатки, о которых необходимо помнить. Степень оксигенации крови отражает величина напряжения кислорода в крови p02(a). sp02 зависит от напряжения кислорода в крови p02(a), и эту зависимость определяет кривая диссоциации оксигемоглобина (см рис.). Нормальные физиологические значения сатурации приходятся на пологую часть этой кривой, поэтому существенные изменения напряжения кислорода сопровождаются лишь незначительным изменением сатурации. Другими словами, sp02 дает лишь весьма приблизительное представление о концентрации кислорода в крови, что подтверждено обширными клиническими исследованиями.

    Поскольку токсичность определяется уровнем p02, на пульсоксиметрию, в отличие от транскутанного измерения tcp02, нельзя полагаться для выявления гипероксии. Кроме того, (насыщение гемоглобина кислородом) -относительная величина. Поэтому судить о транспорте кислорода кровью по sp02 можно лишь при нормальной концентрации общего гемоглобина и отсутствии дисгемоглобинов (карбоксигемоглобина, метгемоглобина и др.). В условиях анемии, например, 100% sp02 может сопровождаться глубокой гипоксией тканей. Практически все современные пуль-соксиметры дают неверные результаты при наличии в крови дисгемоглобинов. Кроме того, пульсоксиметрия не дает информации — о pC02-

    Высокая частота ложных тревог снижает внимание персонала и может привести к тому, что реакция на серьезное ухудшение состояния будет несвоевременной.

    В современных пульсоксиметрах используется алгоритм обработки сигнала Masimo SET, позволяющий нивелировать погрешности, вызванные двигательными артефактами, венозной пульсацией и недостаточной периферической перфузией.

    Один из основных недостатков пульсоксиметрии — неспособность адекватно отражать степень гипероксии. Это объясняется тем, что при высоких цифрах РаО2 кривая диссоциации гемоглобина имеет пологий ход. По этой причине показателю SрО2= 95% могут соответствовать значения РаО2 в артериальной крови от 60 мм рт ст до 160 мм рт. ст, что потенциально опасно в плане возникновения недиагносцированной гипероксии.

    При интерпретации данных, полученных при пульсоксиметрии, во избежание ошибок, необходимо:

    —оценивать данные применительно к конкретной клинической ситуации;
    —учитывать вероятные технические артефакты и погрешности;
    —обращать внимание на форму плетизмограммы и наличие на ней патологических зубцов и дополнительных волн;
    —при несоответствии клинического статуса и показателей прибора определить оксигенацию в артериальной крови инвазивно;
    —у пациентов, находящихся в отделениях реанимации в критическом состоянии, пульсоксиметрия не должна оставаться единственным методом для определения оксигенации крови.

    Мониторинг CO2 в конце выдоха (EtCO2) — капнография

    Основной принцип капнографии заключается в том, что молекулы СО2 поглощают инфракрасное (ИК) излучение со специфическими длинами волн. Кап-нограф имеет специальные фотодетекторы, которые настроены на эти волны и позволяют вычислить содержание СО2 в образце выдыхаемого воздуха.

    В современных капнографах используется излучатель, генерирующий сфокусированный поток ИК-излучения, что позволяет применять маленькие ячейки для проб выдыхаемого воздуха, что, в свою очередь, повышает точность измерений.

    Этот метод в настоящее время может использоваться даже у недоношенных новорожденных с ОНМТ и ЭНМТ, поскольку мертвое пространство современных датчиков капнографии уменьшено (0,5 мл). Капнография может использоваться только у новорожденных не требующих респираторной поддержки или у интубированных пациентов, но не может быть применен у новорожденных на nCPAP. К тому же этот метод не позволяет оценить оксигена-цию, т.к. не измеряет p02.

    Оценивая форму капнографической волны можно быстро диагностировать гипо- и гипервентиляцию, перегиб или смещение эндотрахеальной трубки, ее обструкцию или отсоединение пациента от респиратора. У неинтубированных новорожденных причиной внезапного исчезновения волны и снижения EtC02 до нуля может быть апноэ, поверхностное дыхание (вентиляция мертвого пространства), полная обструкция ВДП, перегиб или смещение назальной канюли.

    Транскутанный мониторинг pO2 и pCO2

    Транскутанное измерение p02 и pC02 основано на нагревании кожи под электродом, что увеличивает диффузию газов через неё. Увеличение температуры повышает парциальное давление газов в зависимости от температуры электрода. Электрод измеряет парциальное давление газов в подлежащей ткани, а не парциальное давление газов в артериальной крови.

    Транскутанное p02 предоставляет информацию о доставке кислорода к коже. Величины зависят не только от артериального кислородного статуса, но также и от состояния периферического кровообращения. У гемодинамически нестабильного пациента tcp02 отразит изменения циркуляторного статуса. Одна из первых физиологических реакций на нарушение циркуляции — периферическая вазоконстрикция, направленная на поддержание давления крови. Поэтому перфузия кожи часто ставится под угрозу прежде, чем ухудшается кровоснабжение центральных органов.

    Снижающиеся в динамике величины tcp02 — ранние маркеры нарушения циркуляции, приводящие к ухудшению доставки кислорода к тканям.

    Транскутанный мониторинг pCC2

    Поскольку различие между артериальными и венозными величинами pC02 незначительно и углекислый газ диффундирует через ткани легче, чем кислород, циркуляторный статус оказывает меньшее влияние на tcpC02, чем на tcp02. Величины tcpC02, скорректированные на 37°C с учетом интенсивности метаболизма, обычно близки к артериальным величинам pC02.

    Транскутанный мониторинг tcp02/tcpC02 должен применяться у новорождённых всегда, когда есть риск внезапных изменений вентиляции (pC02) или оксигенации (p02), например, при следующих состояниях:

    —асфиксия, кровоизлияния в герминативный матрикс, менингит или родовая травма;
    —респираторный дистресс-синдром (РДС);
    —персистирующая легочная гипер-тензия или пневмоторакс;
    —проведение заместительной терапии экзогенными сурфактантами;
    —проведение новорожденным различных видов искусственной вентиляции и других видов дыхательной поддержки, в том числе назального СРАР и неинвазивной ИВЛ;
    —во время отлучения от вентиляции или изменения ее стратегии;
    —после экстубации.

    Особенности практического применения транскутанного мониторинга

    Транскутанный комбинированный электрод объединяет кислородный датчик Кларка и датчик углекислого газа Северингауза. После быстрой автоматической калибровки, электрод подсоединяется к пациенту. Непрерывный мониторинг возможен после короткого времени стабилизации показаний электрода. Это обстоятельство создает некоторые сложности использования транскутанного мониторинга p02 и pC02 по сравнению с использованием пульс-оксиметра. Поэтому важно соблюдать инструкцию по применению приборов.

    Традиционно существует настороженность относительно транскутанных электродов, поскольку они могут вызвать чрезмерное нагревание кожи и ожог, а также некроз вследствие давления на кожу. Эти риски могут быть устранены или минимизированы при использовании следующих советов: чем тоньше кожа (т.е., чем меньше зрелость новорожденного), тем ниже должна быть температура электрода. Например, для взрослых и детей старшего возраста рекомендуется температура электрода 44°C. Температура электрода 43,5°C считается достаточной для доношенных новорождённых, температура 42°C используется, в основном, у недоношенных новорожденных с очень низкой и экстремально низкой массой тела (см табл.) Чем ниже температура, тем меньше риск ожога кожи. При более низких температурах электрода потребуется более длительное время для стабилизации показателей, а различие между артериальным и транску-танным парциальным напряжением кислорода будет больше.

    Необходимо менять расположение электрода каждые 3-4 часа; у пациентов с тонкой, нежной кожей — каждые два часа, возможно, каждый час. Это можно осуществить, если закрепить одновременно два или три фиксирующих кольца на коже ребенка, меняя положение электрода после каждой калибровки. Таким образом, воздействие на кожу будет минимизировано. Однако каждые 12-24 часа фиксирующее кольцо должно быть удалено с кожи, что определяется ее состоянием.

    Во время нахождения электрода на коже ребенка не должно быть никакого прямого давления на него. Ребенок не должен лежать на электроде. Обе вышеупомянутые ситуации могут привести к неправильным показаниям электрода и вызвать ожог или некроз кожи.

    В редких случаях использование транскутанных мониторов у новорожденных не желательно. К ним относятся некоторые дерматологические проблемы или отек кожи, как, например, при водянке.

    Рекомендуемая температура электрода и время измерения для TCM 4/40

    Масса тела при рождении

    Рекомендуемая температура датчика

    Время измерения

    Метаболический коррекционный фактор

    Для измерений в неонатологии некоторые доктора рекомендуют изменять метаболический коррекционный фактор на транскутанном мониторе со стандарта -4 или -5 mmHg (-0,5 или -0,65 kPa), на -8 или -10 mmHg (-1 или -1,3 kPa) по причине разницы в структуре и кровоснабжении кожи новорожденных и более старших детей. Особенности структуры кожи новорожденных объясняют причину, почему транскутанный tсрСО2 и, особенно, транскутанный йрО2 имеют значительно более сильную корреляционную связь с артериальными pC02/02(а) у новорожденных, чем у взрослых.

    Примечание: у пациентов с функционирующим артериальным протоком и сбросом крови справа налево tcp02 будет выше на верхней части грудной клетки, чем на нижней части туловища. У этих пациентов датчик должен быть размещен на нижней части спины, на животе или бедре.

    Время, необходимое для стабилизации показателя tcpC02 после аппликации датчика на коже новорожденного при условии удовлетворительной гемодинамики пациента, составляет приблизительно от 3 до 7 минут; чтобы получить надежные показания tcp02 необходимо от 10 до 20 минут. Функция дополнительного нагрева кожи

    (SmartHeat), в течение 5 минут повышающая температуру датчика на 1°C относительно установленной, может незначительно уменьшить это время, но рекомендуется применять лишь новорожденным массой тела более 1000 граммов. Показатели tcp02/tcpC02 считаются надежными, если они не меняются более чем ± 2 mmHg в течение 1 минуты.

    Расположение датчиков у новорожденных

    У новорождённых очень тонкая кожа, которая позволяет размещать датчик даже на спине (см рис.). В то же время, она более уязвима для воздействия высокой температуры. Поэтому важно или снижать температуру датчика или менять его расположение на коже более часто, особенно у новорожденных с очень низкой и экстремально низкой массой тела. Следует обязательно протереть датчик и фиксирующее кольцо и снова наполнить его контактной жидкостью перед использованием. Фиксирующие кольца должны использоваться не более 12-24 часов, в зависимости от состояния кожи казателей tcp02 и tcpC02 по результатам анализа газов артериальной крови. В результате показатели tcp02/tcpC02 приближаются к реальным значениям в артериальной крови, однако это не означает, что прибор показывает именно артериальные p02 и pC02. Корректировка осуществляется чисто арифметически, поэтому ее необходимо обновлять при следующем анализе проб артериальной крови.

    Наиболее объективным методом мониторинга газового состава крови является комбинация чрезкожного измерения tcp02 и определения уровня насыщения гемоглобина кислородом (пульсоксиметрия) с периодическим взятием проб артериальной крови для определения концентрации газов и лак-тата. Пульсоксиметрия обеспечивает быструю реакцию на изменения в поглощении и транспорте кислорода. Величина tcp02 предоставляет информацию о доставке кислорода к тканям. Пробы артериальной крови необходимы для коррекции показателей, измеренных неинвазивно, и формирования более четкого представления о газовом гомеостазе пациента.

    — не следует применять калибровку in vivo у гемодинамически нестабильных пациентов, т.к. разница между чрескожными значениями и концентрацией газов в артериальной крови может значительно колебаться;
    — можно применять калибровку in vivo по значениям капиллярной (артериализованной) крови, но следует учитывать значительное отличие показателей p02 и pC02 капиллярной и артериальной крови.
    — иногда применяется калибровка in vivo по значениям венозной пробы, но она проводится только для параметра pC02, т.к. показатели p02 артериальной и венозной крови отличаются значительно.

    Читайте также:  Возможность забеременеть после родов если нет месячных

    Участки кожи новорожденного пригодные для фиксации датчика

    Калибровка датчика in vivo

    Данный вид калибровки рекомендуется применять с целью коррекции по-

    Референтные значения КОС, pO2 и pCO2 артериальной, смешанной венозной и венозной крови у новорожденных детей, измеренные инвазивным способом представлены в нижеследующих таблицах

    Референтные значения КОС, газов капиллярной крови у новорожденных:

    Референтные значения КОС, pO2 и pCO2 артериальной, смешанной венозной и венозной крови у новорожденных детей:

    артериальная кровь

    смешанная венозная кровь

    венозная кровь

    p02 (mm Hg) снижается с возрастом

    Избыток оснований (дефицит/избыток)

    Разница показателей КОС, pO2 и pCO2 артериальной и венозной крови у новорожденных:

    венозная кровь

    Если ребёнку проводят вспомогательную ИВЛ и есть необходимость частых исследований газового состава артериальной крови, целесообразно установить пупочный артериальный катетер. Следует помнить, что постановка пупочного артериального катетера у детей с ЭНМТ и ОНМТ требует навыка и должна выполняться опытным неонатологом. Обязательным условием применения пупочных катетеров является немедленная (в течение часа) рентгенологическая верификация положения катетера.

    Средняя продолжительность функционирования пупочных катетеров у новорождённых с ЭНМТ составляет 3 суток. В случаях, когда риск инвазивной манипуляции превышает пользу (недостаточная квалификация врача, высокий риск геморрагических осложнений, крайне малый калибр периферических сосудов), время функционирования пупочного катетера может быть продлено до 7 суток при условии правильного положения, достоверного ретроградного тока крови и отсутствия признаков воспаления периумбиликального кольца. Следует помнить, что к концу первой недели жизни резко возрастает опасность ассоциированных с катетером инфекций. Перед извлечением венозного пупочного катетера производится постановка транскутанной венозной линии через периферические вены верхних или нижних конечностей (правильное положение конца катетера — место впадения верхней или нижней полой вены в правое предсердие), которая сочетает преимущества пролонгированной инфузии с низким риском инфицирования.

    Периферический сосудистый доступ для забора крови на лабораторные анализы, проведения лекарственной и инфузионной терапии используется ор-ганиченно, поскольку такой подход способствует защите целостности кожного покрова, уменьшению болезненности манипуляций и соответствует концепции охранительного режима.

    В первые дни жизни наиболее оправдан сосудистый доступ через сосуды пуповины, так как он технически прост, малотравматичен, обеспечивает возможность неинвазивных заборов крови и инфузии любых сред.

    Новорождённые с ЭНМТ и ОНМТ предрасположены к значительным потерям жидкости вследствие повышенного испарения через кожу и респираторный тракт, низкой концентрационной способности почек, сниженной толерантности к инфузии растворов глюкозы, вследствие чего часто возникает гипергликемия и осмотический диурез. Возникающая в результате гипертоническая дегидратация — один из основных факторов риска ВЖК.

    Согласно литературным данным, величина транзиторной потери массы тела у глубоконедоношенных новорождённых варьирует в пределах 5-25% и зависит не столько от степени зрелости, сколько от условий выхаживания и объёма инфузионной терапии. В повседневной практике следует стремиться к тому, чтобы максимальные потери массы тела у детей с ЭНМТ в первую неделю жизни не превышали 10-15%.

    Долженствующий объём жидкости в первую неделю жизни детей с ЭНМТ рассчитывают, исходя из предполагаемой величины неощутимых потерь, диуреза, потерь воды со стулом. Ориентировочные потребности в жидкости детей с ЭНМТ (см. табл.) на первой неделе жизни, выхаживание которых проводят в условиях кувеза, представлены в табл. Начиная со 2-3-й недели жизни к этим цифрам прибавляют 15-30 мл/кг на обеспечение прибавки массы тела.

    Основная причина повышенной потребности в жидкости детей с ЭНМТ в первые дни жизни — большая величина неощутимых потерь жидкости, причина которых — увеличение соотношения площади поверхности тела к весу и несостоятельная барьерная функция эпидермиса.

    Величина неощутимых потерь жидкости напрямую зависит от гестацион-ного возраста (чем меньше гестационный возраст, тем больше неощутимые потери жидкости) и от пост-натального возраста (по мере созревания барьерной функции кожи величина неощутимых потерь жидкости снижается).

    Неощутимые потери жидкости, обусловленные, в первую очередь, испарением с кожи, в меньшей степени — со слизистой дыхательных путей, в течение первой недели жизни могут достигать 57 мл/(кг/ч).

    Ежесуточная потребность в жидкости существенно изменяется, если имеется дополнительный источник патологических потерь жидкости, имеются факторы, изменяющие величину неощутимых потерь жидкости, диурез превышает 2,5-5 мл/(кг/ч).

    Ориентировочные потребности детей с ЭНМТ в жидкости:

    Количество выводимой жидкости,
    мл/(кг/сут)

    Количество необходимой жидкости мл/кг/сут

    1-е
    сутки жизни

    2-3
    сутки жизни

    4-5-е
    сутки жизни

    6-7-е
    сутки жизни

    Неощутимые потери жидкости

    При недостаточной влажности окружающего воздуха потребность в жидкости и объём необходимой инфузионной терапии у новорождённых с ЭНМТ возрастают.

    Как и у других категорий новорождённых, для оценки водно-электролитного баланса у детей с ЭНМТ в обязательном порядке оценивают почасовой диурез, динамику массы тела и уровень сывороточного натрия (наиболее чувствительный индикатор гипертонической дегидратации).

    В первую неделю массу тела ребёнка следует измерять каждые 12 ч, хотя в отдельных клинических ситуациях (крайняя степень тяжести состояния ребёнка при отсутствии встроенных в кювез весов) может послужить поводом для отказа от частых взвешиваний при условии адекватного увлажнения воздуха и контроля почасового диуреза.

    Сывороточный уровень электролитов у новорождённых с ЭНМТ подвержен резким значительным колебаниям, что требует регулярного (каждые 24-48 ч) контроля и своевременной коррекции. Сразу после рождения скорость клубоч-ковой фильтрации и фракционная экскреция натрия снижены, вследствие чего возникает олигурия. В первые 2448 ч новорождённые с ЭНМТ, как правило, не нуждаются в назначении препаратов калия, натрия и хлора.

    Обобщенные рекомендации по проведению полного парентерального питания новорожденным с ЭНМТ и ОНМТ

    При проведении парентерального питания еще совсем недавно доминировала стратегия так называемой «традиционной дотации нутриентов», предусматривающая начало поступления аминокислот со 2-3 суток жизни с последующим добавлением жировых эмульсий и постепенное (в течение первой недели жизни) достижение конечных целевых значений поступления всех нут-риентов, не отвечающее затратам недоношенного ребенка на пластические и энергетические нужды. Возникающий при этом дефицит нутриентов способен привести к задержке роста и нарушению формирования ЦНС.

    Чтобы избежать указанных недостатков и добиться внутриутробной скорости роста у глубоконедоношенного ребенка, в последние годы используется стратегия «форсированной дотации нут-риентов», основные принципы которой изложены ниже.

  • У новорожденных в стабильном состоянии дотацию аминокислот начинают в 1-е сутки в стартовой дозе 1,5-2 г/кг/сут. Прибавляя по 0,5-1 г/кг/сут, достигают уровня 3,5-4 г/кг/сут. У новорожденных с сепсисом, асфиксией, выраженными нарушениями гемодинамики, декомпенсированным ацидозом начальная доза аминокислот составляет 1 г/кг/сут, темпы прибавки — 0,25-0,5 г/кг/сут под контролем КОС, показателей гемодинамики, диуреза. Абсолютными противопоказаниями для начала и продолжения инфузии аминокислот являются: шок, ацидоз с рН менее 7,2, гиперкапния рСО2 более 80 мм рт.ст.
  • Для оптимального усвоения белка каждый грамм вводимых аминокислот по возможности обеспечивают энергией из соотношения 25 небелковых ккал/г белка, оптимально — 35-40 ккал/г белка. В качестве энергетического субстрата используется комбинация глюкозы и жировых эмульсий 1:1.
  • Стартовая скорость внутривенной инфузии глюкозы должна составлять 46 мг/кг/мин, что соответствует скорости эндогенной утилизации глюкозы у плода. Если возникает гипергликемия, скорость поступления глюкозы снижают до 4 мг/кг/мин. При сохраняющейся гипергликемии необходимо проконтролировать наличие поступления аминокислот в адекватной дозировке и рассмотреть возможность уменьшить скорость инфузии жировой эмульсии. Если гипергликемия персистирует, начинают инфузию инсулина со скоростью 0,05-0,1 ЕД/кг/час одновременно с повышением скорости введения глюкозы до 6 мг/кг/мин. Скорость инфузии инсулина регулируют каждые 20-30 минут до достижения сывороточного уровня глюкозы 4,4-8,9 ммоль/л.
  • Верхний предел количества вводимой внутривенно глюкозы — 16-18 г/кг/сут.
  • У детей с ЭНМТ в стабильном состоянии дотация жира может быть начата на 1-3 день жизни (как правило, не позднее 3-х суток) в дозе 1 г/кг/сут, для крайне незрелых новорожденных — с 0,5 г/кг/сут. Дозу увеличивают ступенчато на 0,25-0,5 г/кг/сут до достижения 3 г/кг/сут. Ступенчатое повышение дозы жиров не увеличивает их переносимость, однако позволяет мониториро-вать уровень триглицеридов, отражающий скорость утилизации субстрата. В качестве индикатора может также использоваться тест на прозрачность сыворотки. У новорожденных в критическом состоянии (сепсис, тяжелый РДС), а также при уровне билирубина более 150 мкмоль/л в первые трое суток жизни дозировка жировых эмульсий не должна превышать 0,5-1 г/кг/сут. Любые изменения в дотации жира в этих случаях должны мониторироваться измерением сывороточного уровня триглицеридов. Жировые эмульсии назначаются в виде пролонгированной инфузии 20% раствора равномерно в течение суток. Максимальная доза вводимых внутривенно жиров составляет 4 г/кг/сут.
  • Целевые показатели дотации белка и энергии при полном парентеральном питании у детей с ЭНМТ составляют: 3,5-4 г/кг аминокислот и 100-120 ккал/кг энергии.
  • Полное парентеральное питание у детей с ЭНМТ всегда по возможности должно сочетаться с минимальным эн-теральным питанием.

    Энтеральное питание

    Общепринятым при выхаживании детей ЭНМТ является принцип раннего (оптимально — в первые 24 часа) «минимального» энтерального (трофического) питания, назначаемого в объеме, не превышающем 5-25 мл/кг/сут. Доказано, что даже небольшие объемы питания способны оказывать позитивное влияние на функциональное созревание желудочно-кишечного тракта, не увеличивая при этом риск развития энтероколита. Преимуществами раннего «минимального» энтерального питания перед поздним являются: уменьшение длительности полного парентерального питания, выраженности признаков холестаза и лучшая толерантность новорожденного к пищевой нагрузке в течение неонатального периода.

    Признаки, свидетельствующие о готовности ребенка с ЭНМТ к энтераль-ному питанию, включают в себя: отсутствие вздутия живота, наличие перистальтики, отсутствие желчи в желудочном содержимом, отсутствие признаков желудочного кровотечения.

    Противопоказаниями к раннему началу энтерального питания являются: шок, желудочное кровотечение, подозрение на атрезию пищевода и другиепороки развития, несовместимые с эн-теральным вскармливанием.

    Наличие прокрашивания желудочного содержимого желчью или зеленью без других признаков непереносимости питания не является противопоказанием к началу и наращиванию объема энтерального питания.

    Допустимый объем остаточного содержимого желудка определяется как объем, поступающий в течение одного часа капельного кормления (или 50% объема одного кормления). Измерение объема остаточного содержимого при капельном кормлении проводится через 1 час с момента прекращения инфузии.

    Пролонгированное капельное поступление пищевого субстрата имеет при вскармливании детей с ЭНМТ преимущества перед болюсным питанием. Поступление молока распределяется равномерно в течение суток без перерыва или — с одно- двухчасовыми перерывами между кормлениями. Канюля шприца при проведении капельного питания должна быть приподнята на 45 градусов для предотвращения потери жиров.

    Оптимальным субстратом для энтерального питания ЭНМТ является натив-ное материнское молоко. Среди преимуществ нативного молока можно отметить: более быструю эвакуацию из желудка, лучшее всасывание жиров, большую частоту стула, снижение риска возникновения сепсиса и некротизирую-щего энтероколита, лучшее психомоторное и интеллектуальное развитие новорожденных. Необходимым условием использования нативного материнского молока у детей с ОНМТ и ЭНМТ является его мультикомпонентное обогащение.

    При отсутствии материнского молока рекомендуется специализированная смесь для недоношенных.

    В последние годы широкое распространение получила двухэтапная система искусственного вскармливания глубоконедоношенных новорожденных,

    которая предусматривает повышенное поступление нутриентов у детей самого низкого гестационного возраста и массы тела менее 1800г с последующим переходом на менее богатое нут-риентами питание соответственно убывающим потребностям. Двухэтап-ная система предусматривает наличие двух специализированных смесей -стартовой для детей до 1800г и последующей — для детей от 1800г. Применение последующей смеси по показаниям может пролонгироваться до 6-12 мес жизни, пока ребенок не достигает 25-й перцентили по показателям физического развития для своего возраста. При длительном применении специализированной последующей смеси у недоношенных детей к возрасту 1 года отмечаются более высокие показатели минерализации костной ткани.

    Широкое применение смесей на основе гидролиза белка в настоящее время не доказало значимых клинических преимуществ у детей с ОНМТ и ЭНМТ. Использование смесей — гидро-лизатов у детей с ОНМТ и ЭНМТ допустимо лишь в том случае, если такой продукт специально разработан для вскармливания недоношенных.

    Примерный протокол энтерального питания новорожденных с ЭНМТ

    Начало энтерального питания — в первые 24 часа жизни;
    Приоритет вскармливания материнским молоком, альтернатива— смесь для недоношенных;
    Стремление к достижению полного объема энтерального питания в возрасте 3-х недель жизни.

    Рекомендации для новорожденных массой тела легких и реализации РДС. _

    Алгоритм респираторной поддержки детей с ЭНМТ

    Снижение параметров СРАР осуществляется постепенно. Основное правило: сначала следует снижать концентрацию кислорода, а потом уже начинать снижение давления ступенчато на 1 см Н2О. При достижении давления 2 смН2О и FiO2 21% и при стабильном состоянии ребенка в течение 2 часов респираторная поддержка снимается. При необходимости ребенок переводится на масочную подачу О2, для поддержания уровня сатурации 91-95%. Противопоказанием к методу СРАР являются синдром утечки воздуха и шок. Для лечения апноэ недоношенных СРАР устанавливается с давлением 2 см Н2О и концентрацией О2 -21%.

    Уход за детьми на СДППД

  • Необходимо использовать носовые канюли максимально возможно большего размера.
  • Шапочка должна закрывать лоб, уши и затылок.
  • В процессе лечения следует менять канюли на канюли большего размера в процессе роста ребенка, или если его ноздри стали широкими, или при невозможности поддерживать в контуре устойчивое давление.
  • Канюли должны плотно входить в носовые отверстия и держаться без всякой поддержки. Они НЕ должны давить на нос ребенка.
  • Нельзя санировать носовые ходы из-за возможной травматизации слизистой и быстрого развития отека носовых ходов. Если в носовых ходах имеется отделяемое, то следует ввести по 0,3 мл физиологического раствора в каждую ноздрю и затем санировать через рот. Для проверки проходимости носовых ходов следует закапать по 1-2 капли физ. р-ра в каждую ноздрю. При нормальной проходимости физ. р-р уходит в носоглотку легко, без препятствий.
  • Пространство за ушами следует ежедневно осматривать и протирать влажной салфеткой.
  • Пространство около носовых отверстий должно быть сухим во избежание воспаления.
  • Носовые канюли следует менять ежедневно.
    ¦ Баня и контур должны меняться еженедельно.

    Традиционная ИВЛ

    Проведение ИВЛ у детей с ЭНМТ основано на концепции минимальной инва-зивности. Эта концепция, в свою очередь, основана на двух положениях. Первое -использование стратегии «защиты легких», а второе — по возможности быстрый перевод на неинвазивную респираторную терапию.

    Стратегия «защиты легких» заключается в поддержании альвеол в расправленном состоянии на всем протяжении дыхательной терапии. С этой целью устанавливается РЕЕР 4-5 см Н2О. Второй принцип стратегии «защиты легких» заключается в дотации минимально достаточного дыхательного объема, что предотвращает волютравму. Для этого следует подбирать пиковое давление под контролем дыхательного объема. Для корректной оценки используется дыхательный объем выдоха, так как именно он участвует в газообмене. Пиковое давление подбирается таким образом, чтобы дыхательный объем выдоха был 4-6мл/кг. Порядок проведения ИВЛ

    После установки дыхательного контура и калибровки аппарата ИВЛ следует выбрать режим вентиляции.

    У недоношенных предпочтительно использовать триггерную ИВЛ, в частности, режим assist/control. В этом режиме каждый вдох будет поддерживаться респиратором. Если самостоятельного дыхания нет, то режим А/С автоматически становится режимом принудительной вентиляции — IMV при установке определенной аппаратной частоты дыхания.

    В редких случаях режим А/С может оказываться избыточным для ребенка, когда несмотря на все попытки оптимизировать параметры, ребенок имеет стойкую гипокапнию из-за тахипноэ. В этом случае можно перевести ребенка в режим SIMV и установить желаемую частоту респиратора.

    Поскольку у маловесных пациентов преимущественно используются интуба-ционные трубки малого диаметра, то актуальной становится проблема высокой аэродинамической резистентности дыхательных путей. Для снижения аэродинамического сопротивления интубационной трубки следует ее подрезать и оставлять не более 1-2 см от края губ ребенка. Кроме того, в этой ситуации целесообразно использовать вместо ИВЛ ограниченной по давлению (Pressure limited), вентиляцию с контролем по давлению (Pressure control). При вентиляции в режиме pressure control скорость потока автоматически определяется аппаратом и варьирует в зависимости от инспиратор-ной потребности пациента. Это облегчает вдох и снижает работу дыхания у маловесных пациентов.

    После того как режимы выбраны, до подключения ребенка к аппарату устанавливаются стартовые параметры ИВЛ.

    Стартовые параметры ИВЛ у маловесных пациентов:

    FiO2 — FiO2 — 0,3-0,4 (обычно на 510% больше чем при СРАР);
    Tin — 0,3-0,4 сек;
    РЕЕР — + 4 — 5 см вод. ст.;
    ЧД — В режиме assist/control (A/C) частота дыхания определяется пациентом.

    Аппаратная частота устанавливается 30-35 и является лишь страховкой на случай апноэ у пациента.

    В режиме SIMV и IMV устанавливается частота физиологическая — 40-60 в минуту.

    PIP обычно устанавливается в диапазоне 14-20 см вод. ст.

    Поток — 5-7 л/минуту при использовании режима «pressure limited». В режиме «pressure control» поток устанавливается автоматически.

    После подключения ребенка к аппарату ИВЛ проводится оптимизация параметров:

    FiO2 устанавливается таким образом, чтобы уровень сатурации был в пределах 91-95%. При наличии в аппарате ИВЛ функции автоматического подбора FiO2 в зависимости от уровня сатурации у пациента ее целесообразно использовать для профилактики гипоксических и гипроксических пиков, что в свою очередь является профилактикой бронхолегочной диспла-зии, ретинопатии недоношенных, а так же структурных геморрагических и ишемических повреждений головного мозга.

    Время вдоха является динамическим параметром. Время вдоха зависит от заболевания, его фазы, от частоты дыхания самого пациента и некоторых других факторов. Поэтому при использовании привычной тайм-циклической вентиляции время вдоха желательно устанавливать под контролем графического мониторинга кривой потока (см. нижеследующий рис.).

    Подбор времени вдоха по кривой потока:

    Устанавливать время вдоха следует так, чтобы на кривой потока выдох являлся бы продолжением вдоха. Не должно быть паузы вдоха в виде задержки кривой на изолинии, и в то же время выдох не должен начинаться раньше, чем закончится вдох. При использовании вентиляции, цикличной по потоку время вдоха будет определяться самим пациентом в случае наличия у ребенка самостоятельного дыхания. Такой подход имеет некоторое преимущество, так как позволяет глубоко недоношенному пациенту самому определять комфортное время вдоха. В этом случае время вдоха будет варьировать в зависимости от частоты дыхания пациента, его инспираторной активности. Вентиляция, цикличная по потоку, может использоваться в ситуациях, когда у ребенка присутствует самостоятельное дыхание, нет выраженной экссудации мокроты и отсутствует склонность к ателектазированию.

    При проведении вентиляции, цикличной по потоку, необходимо мониторировать фактическое время вдоха пациента. В случае формирования неадекватно короткого временя вдоха, такой пациент должен быть переведен в режим тайм-циклической ИВЛ и вентилироваться с заданным, фиксированным временем вдоха. Оптимизация Pip проводится таким образом, чтобы дыхательный объем выдоха был в диапазоне 4-6мл/кг. При наличии в аппарате ИВЛ функции автоматического подбора пикового давления в зависимости от дыхательного объема пациента, ее целесообразно использовать у тяжелых пациентов с целью профилактики ИВЛ ассоциированного повреждения легких.

    Синхронизация ребенка с аппаратом ИВЛ

    Рутинная медикаментозная синхронизация с респиратором приводит к худшим неврологическим исходам. В этой связи необходимо стараться синхронизировать пациента с аппаратом ИВЛ адекватным подбором параметров. Подавляющее большинство пациентов с экстремально и очень низкой массой тела при правильно проводимой искусственной вентиляции не требуют медикаментозной синхронизации с аппаратом ИВЛ. Как правило, новорожденный форсированно дышит или «борется» с респиратором, если аппарат ИВЛ не обеспечивает ему адекватную минутную вентиляцию. Как известно, минутная вентиляция равна произведению дыхательного объема на частоту. Таким образом, синхронизировать пациента с аппаратом ИВЛ можно, увеличив частоту респиратора или дыхательным объем (Пр), в случае если последний не превышает 6-мл/кг. Выраженный метаболический ацидоз также может являться причиной форсированного дыхания, что требует коррекции ацидоза, а не седации пациента. Исключением могут являться структурные церебральные повреждения, при которых одышка имеет центральный генез.Если регулировкой параметров не удается синхронизировать ребенка с респиратором, назначают обезболивающие и седативные препараты — тримеперидин, фентанил, диа-зепам в стандартных дозах.

    Регулировка параметров ИВЛ Схематичная регулировка параметров в зависимости от газового состава крови:

    источник