Меню Рубрики

У кого умерла мама при родах

4 января 2019 в 9:00
Марта Вишневская (имя изменено по просьбе автора) / Фото: pinterest.com / LADY.TUT.BY

Я решилась написать этот текст, потому что стала свидетельницей одной ситуации: две барышни обсуждали общую знакомую — мол, ей уже за сорок, а она все не замужем и детей нет.

Дело в том, что я знала эту женщину и то, что когда-то она была замужем. И ребенок у нее тоже был, только умер спустя несколько часов после рождения. Но кому это интересно? Мало кто из женщин признается или проговорится о том, что они вроде как тоже мамы, но не совсем. Потому что их дети умерли, едва появившись на свет.

Если честно, рассказывать о том, что у тебя умер ребенок в родах, отчего-то неловко. Как и шестнадцать лет назад, так и сейчас. Ты как будто проживаешь жизнь в каком-то неизвестном тебе статусе. Когда ты вроде стала мамой, но не совсем. И вроде как не имеешь права так называться. Ведь ты не качала своего ребенка на руках ночами. Не кормила грудью, не гуляла с коляской по парку. Все, что тебе досталось, — это прожить девять месяцев вместе с ним, пока ребенок находился внутри твоего живота, а потом получить свидетельство о смерти.

И хорошо, если ты вписала в бумажку то имя, которое выбрала, пока носила ребенка в себе. Может быть и так, что придумываешь его наспех, чтобы заполнить несчастный листок.

И ты со своим горем остаешься совершенно одна. Как женщина, как мама… Но вынуждена коммуницировать с огромным потоком людей, которые видели тебя с животом. На радостный возглас коллег: «Ну что, как назвали»? — отвечаешь скомканно: «Она умерла. Назвала так-то». И тонешь во взглядах, полных сочувствия и смущения. Пытаешься как-то спасти этот неловкий момент, сместить вектор на что-то другое вроде: «А погода сегодня чудесная! Как твои дела?». И ожидаешь, когда же собеседник аккуратно попрощается с тобой.

А потом рыдаешь на дне ванны, еле сдерживаясь, чтобы не полоснуть по венам бритвой. И, прогуливаясь по городу, отовсюду слышишь плач младенцев и замираешь, глядя на матерей, которые устало и счастливо поднимают детей на руки.

Ты ждешь, когда закончится этот период знакомых и друзей, которые в курсе твоей ситуации, чтобы перестать отвечать на вопросы. Чтобы замереть в коконе личной драмы и попытаться ее пережить. Чтобы не слушать: «Ну ничего, еще родишь», «Господу виднее».

Ты помнишь, как в роддоме тебя переселили в отдельную палату. Врачи понимали: той, у которой ребенок умирает в реанимации, не место среди мамочек. Тут надо деликатно. Кто знает, что будет через пять минут, через два часа, через сутки.

Через два дня мужской голос сообщит сухо: «Ваш ребенок умер». И тебе дадут один день, чтобы закрыться в палате и выплакаться. Принесут таблетки, чтобы пропало молоко. И еще одну — «для сна».

Благодаря таблетке «для сна» погрузишься в странное зыбкое состояние, и происходящее станет будто сном из мультфильма «Ежик в тумане», где ты бредешь в одиночестве и ищешь уже несуществующего человека.

До выписки будешь слышать, как ночами плачут младенцы, и, вслушиваясь в тихое плаксивое мычание, впервые не раздражаться детским криком.

Выписываешься тайно, выходя из роддома со справкой о смерти. Проходишь через главный вход с понурой головой, без цветов и поздравлений, с грудью, еще полной молока, и болью до краев души. С мутной головой от таблеток «для сна». Их действие продлится еще пару суток, а потом, когда похороны и родственники вокруг суетливой толпой, вдруг прекратится. И ты ощутишь, что такое быть оголенным проводом и бить током без разбору каждого, кто до тебя дотронется.

Запомнится с того дня лишь укол успокоительного от приятельницы-врача и гроб размером с походный рюкзак, опущенный в землю. А потом, дома, за поминальным столом будут разговоры о том, что зима выдалась холодная, «ты где праздновать Новый год будешь?» — полушепотом, чтобы ты вроде как не услышала.

Ты думала, что худшее — это все пережить. Окажется — нет. Худшее — это стать тем самым неопределенным статусом, когда поддерживать тему материнства в кругу знакомых будет очень неловко. Ты ведь в курсе: какие анализы надо сдавать, токсикоз, тяга к сладкому, слезливость и раздражительность, а потом — подготовка к родам. И сами роды — мучительные, но в предвкушении того счастья, когда забудется вмиг и боль, и унижение от самого процесса.

Ты вроде бы можешь поучаствовать в диалоге, но осекаешься: а стоит ли? Ведь придется признаваться в пережитом, а на это ты не способна. Как и врать, что, мол, подруга рассказывала. И ты выключаешь себя из этой жизни. Делаешь вид, что не в курсе, каково это — девять месяцев носить под сердцем ребенка и ожидать его рождения, проживая все этапы триместров.

И обязательно кто-то, кто не в курсе, скажет тебе: «Вот родишь — тогда поймешь». Или: «Ой, ты такая худая, но забеременеешь — поправишься». А ты ничего, молчишь и держишься за невидимый столб внутри тебя, за нечто уставшее внутри, что зовется душой.

Через какое-то время решаешься снова стать мамой. И от мысли, что придется пройти все это заново, становится плохо вплоть до панических атак.

На радостные возгласы и поздравления ты не реагируешь. Даже хамишь. Ну не можешь ты радоваться и прыгать, как дрессированная кошка, от того, что внутри тебя ребенок. И просишь заранее ничего не говорить, не покупать. И сама ты ничего не покупаешь. Ни кроватки, ни подгузников, ни распашонок.

«Суеверная что ли?» Тебя пытаются «зарядить позитивом», а ты думаешь только о том, как не разреветься и не сказать правду. О том, что не суеверие это, а знание, каково это — возвращаться в квартиру и не понимать, куда теперь деть упаковку подгузников, погремушку, нежные белые пинетки, связанные бабушкой. Ты находишься среди детских вещей и сходишь с ума, а ночами слышишь фантомные удары ножкой внутри живота и комкаешь рукой те самые пинетки белого цвета.

Все девять месяцев второй беременности тихо ревешь в ванной, чтобы не видел муж. Никому не говоришь, как тебе страшно. Что ты не знаешь, каково это родить — и обнять собственное дитя, в твоей памяти лишь человечек под колбой в проводах, а потом в гробу. Ни крика на память, ни ручки на ладони.

В роддоме другие беременные будут спрашивать: «Ребенок первый»? Остается только врать. Только каждый раз в этом вранье ты предаешь себя и ту девочку, у которой уже было имя.

А сколько женщин, так и не решившихся на вторые роды? Тех, кто смирился с обыденными замечаниями: «Будь ты мамой, поняла бы»… И снова, и снова хоронить дитя, которое, так случилось, прожило всего лишь несколько часов.

Однажды, когда думаешь, что призраки прошлого все-таки тебя отпустили и ты научилась врать, что мама одного ребенка, прошлое настигает.

Спустя несколько месяцев после похорон я поделилась произошедшим со своей учительницей, которая пережила тот же опыт. Хотелось поговорить, не притворяясь, обо всем этом — реанимации, реакции врачей, похоронах и груди, которая болела от бесхозного молока.

А через десять лет узнаешь — та учительница поделилась сомнениями с другим педагогом твоей школы: «Скорее всего, у нее ребенок не умер. Это она все придумала, потому что родила без мужа. А сама ребенка в детдом отдала. Она, когда все это рассказывала, не плакала. А была бы мамой, похоронившей дочь, рыдала бы».

Слухи рождаются быстрее, чем дети, и вот ты уже не мама, потерявшая дочь, а дрянь, которая сдала ребенка в детский дом. «Потому что не плакала» — такой аргумент без права оправданий. Ты сидишь, держишь в себе все это дерьмо, которое на тебя вывалили, чтобы ты знала о сплетнях (и хорошо, что сказали), и не понимаешь, почему люди настолько циничны. Даже те, кто вроде пережил то же самое, что и ты.

Понимаете, почему о мертвых детях лучше никому не рассказывать? Ты отчего-то всегда виновата. Всегда вынуждена оправдываться.

И ты берешь свидетельство о смерти и просишь мужа отвезти его в школу и положить той учительнице на стол. Со словами: «Пожалуйста, перестаньте распространять сплетни, что ваша бывшая ученица сдала ребенка в детский дом. Вот справка. Убедитесь». А потом испытываешь стыд за то, что пришлось все это делать.

Кто-то спросит: а зачем мне все это знать? Мир жесток, люди умирают, и это не новость. Я помню, как будучи беременной, поделилась с одной женщиной, что мне тяжело сейчас быть в положении. Потому что я уже была в этом статусе, но ребенок умер. И она сказала мне: «Ну и не надо было мне этого говорить. О таких вещах не сообщают».

Я все пытаюсь понять — почему? Почему женщины должны стесняться того, что они стали мамами без ребенка? Почему чувствуют себя виноватыми за то, что говорят правду?

Почему обязаны оберегать чувства других людей, но при этом сталкиваться с пренебрежением, с таким фидбеком, будто ты спекулируешь на жалости.

Да, иногда дети умирают, едва родившись, и, к сожалению, это происходит гораздо чаще, чем многие думают. Просто огромное количество женщин об этом не говорят, не признаются — они молчат. И многие даже не представляют, сколько знакомых женщин утаивают эту правду.

Но мы прячемся в обычной жизни, рассказывая все, как есть, лишь гинекологу. Потому что знаем, что, рассказав, снова почувствуем себя виноватыми, не такими, как все. Хотя вселенная сделала больно — тебе.

источник

Тридцать лет назад врачи сказали юной мамочке, что ее новорожденная дочка умерла. Но женщина все эти годы отмечала дни рождения малышки. Как оказалось, не зря.

Эта история произошла не у нас, не в России. Случилась она далеко, за океаном, в Соединенных Штатах. Тем не менее, она настолько пронзительная, что не рассказать ее просто нельзя.

Когда-то, давным-давно, юная девятнадцатилетняя Тина забеременела. Причем, уже во второй раз. У нее уже была маленькая дочурка. Девушка была рада второй беременности, в отличие от ее матери.

«Ты сама еще почти ребенок, живем небогато, как двоих детишек вытянем?», — примерно такие слова говорила родительница беременной Тине, всячески уговаривая дочку сделать аборт.

Но девушка твердо сказала, что будет рожать. И мама со своими дикими просьбами отстала, смирилась. Так, по крайней мере, дочери показалось. Но она ошиблась.

Несмотря на то, что беременность протекала нормально, Тина постоянно наблюдалась у врачей, и те никаких осложнений не видели, во время родов случилась беда.

Когда Тина немного пришла в себя после трудных родов, ей сказали, что родилась девочка. Но она скончалась буквально через несколько минут после появления на свет. И спасти ее не было никаких шансов. Девушка в слезах просила врачей принести ей дочку, чтобы попрощаться. Но ей отказали.

Тина тяжело перенесла эту потерю. Ей даже пришлось обращаться к специалисту, которая сказала, что время лечит любые раны. Но специалист оказалась не права. Тина не смирилась со смертью дочери. Девушка год из года отмечала день рождения своей маленькой Кристины. Такое имя она дала ей ещё до рождения.

Близкие Тины даже волноваться начали. А не сходит ли она с ума? Или все-таки материнское сердце что-то чувствовало? Ведь, забегая немного вперед, признаемся. Дочка Тины на самом деле была жива. Почему и как это получилось, чуть ниже. А пока о том, каким образом вскрылась правда.

С тех трагических родов со смертельным исходом прошло без малого тридцать лет. И все эти годы Тина не верила, что ее дочь могла умереть. И тогда ее старшая дочь Тиффани предложила вариант – мама сдает ДНК-тест и размещает его в социальных сетях, чтобы о нем мог узнать каждый желающий.

Женщина дочку послушалась и сделала так, как та предложила. И хотя в успех она особо не верила, неожиданно спустя несколько недель ей пришел ответ от одного из молодых… мужчин. Незнакомец утверждал, что его анализ ДНК полностью совпадал с ДНК Тины. А это могло значить только одно – они близкие родственники. Более того, парень родился в тот же день, когда появилась на свет Кристина.

Понятное дело, что Тина была и счастлива и шокирована одновременно. Хотя она после родов так и не увидела умершего ребенка, но врачи уверили ее, что это была девочка. Да и УЗИ на стадии беременности показывал тоже самое. Откуда же взялся мальчик?

А вот теперь самое время рассказать ту самую правду о родах. На свет на самом деле появилась девочка. Только у врачей к тому времени уже была договоренность с матерью Кристины. Роженице нужно было сказать, что малышка умерла. Когда дочку не удалось уговорить на аборт, родительница решила избавиться о нежелательного ребенка не мытьем, так катаньем.

Не наше дело судить тех людей в белых халатах, которые согласились на подобное преступление. Тем не менее, дело было сделано. Тина отправилась домой без малышки, но со своим горем. А родившейся Кристине окольными путями нашли приемную семью, в которой она и выросла.

А уже после того, как девушка стала взрослой, ей вдруг пришло в голову сменить пол. Кристина легла под нож хирурга, и встала уже мужчиной. Причем, мужчиной вполне себе успешным во всех смыслах. Встретил любовь, женился. Супруга ему ребенка родила. А потом судьба подарила ему встречу с настоящей матерью.

А Тина, уже отошедшая от шока, сегодня просто счастлива. Она нашла живым своего ребенка, пусть даже это оказался сын вместо дочки. К тому же он успел ее уже сделать и бабушкой. Так что, что теперь всю свою любовь она перенесла на внука, раз со своим вторым малышом ей когда-то понянчиться не довелось.

источник

как ваша жизнь? испытываете ли вы чувство вины? как к вам относятся ваши родственники?

Узнай мнение эксперта по твоей теме

Психолог, Консультант. Специалист с сайта b17.ru

Врач-психотерапевт. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Консультант. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Врач-психотерапевт. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

сценарий к сериалу пишешь?

У мужа бабушка его умерла при родах отца мужа

А вообще по правилам врачей мать спасают в первую очередь, значит ситуацию и правда была совсем критичная, вины ребенка нет

Какие однотипные вопросы всегда, даже уже троллить не хочется.

знаю одну девочку.ее воспитывают отец и мама отца.души в ней не чают.

Сомневаюсь, что тут кто-то из глухих аулов сидит. А в достаточно крупных городах смерть от родов — это единичные случаи чуть не раз в десятилетия, и то скорее не именно от родов, а от изначальной болезни, при которой рожать нежелательно, но врачей не послушала, или ооооочень редкий несчастный случай — опять же осложнения, болезнь, преступная халатность врачей. В ДТП намного чаще погибают, чем от родов. В городишке, где живут родители, одна женщина при родах умерла где-то год назад, так это была какая шумиха, врача под суд — так «хорошо» прокесарил, что занес инфекцию и пошло заражение. А из знакомых никого не знаю, у кого мать умерла от родов. В наше время в цивилизации это единичные случаи, и вероятность этого не больше, чем споткнуться ни с того ни с сего на ровном месте, удариться головой и умереть.

Знаю историю. Племянница моей знакомой года 2 назад умерла, рожая 4 ребенка. Ребенок здоров. Там кажется сильное кровотечение было. Не знаю почему не спасли. Роддом очень хороший. Муж остался один с 4 детьми. Все родственники помогают, конечно. А что делать.

При мне роженица умерла.Москва, Опарина, 2004 год.
Ребенок остался жив. Почему он должен испытывать вину? он не просил его рожать и никого убивать не планировал.

Сомневаюсь, что тут кто-то из глухих аулов сидит. А в достаточно крупных городах смерть от родов — это единичные случаи чуть не раз в десятилетия, и то скорее не именно от родов, а от изначальной болезни, при которой рожать нежелательно, но врачей не послушала, или ооооочень редкий несчастный случай — опять же осложнения, болезнь, преступная халатность врачей. В ДТП намного чаще погибают, чем от родов. В городишке, где живут родители, одна женщина при родах умерла где-то год назад, так это была какая шумиха, врача под суд — так «хорошо» прокесарил, что занес инфекцию и пошло заражение. А из знакомых никого не знаю, у кого мать умерла от родов. В наше время в цивилизации это единичные случаи, и вероятность этого не больше, чем споткнуться ни с того ни с сего на ровном месте, удариться головой и умереть.

Читайте также:  Можно ли есть картошку кормящей маме в первый месяц после родов таблица

Единичные случаи? Это вы на ходу придумали? Только в Петербурге в 2013 году умерло 13 рожениц.

У меня одноклассница умерла в 20 лет, она на учет по беременности не вставала, я ее в городе встретила, вся в золоте, в шикарной шубе, т.е. не маргиналка с виду.
Первый раз обратилась в больницу уже когда схватки начались, оказалась, плохая свертываемость крови. Не спасли. Мама ее замуж только вышла, ей сорок с небольшим было, удочерили с мужем девочку.

У меня одноклассница умерла в 20 лет, она на учет по беременности не вставала, я ее в городе встретила, вся в золоте, в шикарной шубе, т.е. не маргиналка с виду.Первый раз обратилась в больницу уже когда схватки начались, оказалась, плохая свертываемость крови. Не спасли. Мама ее замуж только вышла, ей сорок с небольшим было, удочерили с мужем девочку.

А не умерло сколько? На фоне количества неумерших — да, единичные.

На свертываемость крови делают моментальный анализ при поступлении. Причина была в другом, ее вам не озвучили.

эх, лучшая моя подруга. рожала первого ребенка, и ничто не предвещало, в итоге отек мозга, кома, умерла через 50 дней (( было ей 23 года, светлая память

Это что? Очередная разводка, призывающая (пусть и не прямо) — не рожать.
Тут прямо пропаганда не рожать: прямо и завуалировано.
Не верю в такие темы.

эх, лучшая моя подруга. рожала первого ребенка, и ничто не предвещало, в итоге отек мозга, кома, умерла через 50 дней (( было ей 23 года, светлая память

Сейчас очень мало смертей при родах, все конечно относительно.
Я только один смертный случай знаю при родах, но в этом случае еще в ходе беременности было ясно, что женщина может умереть. Роженицу предупреждали, что детей она сможет не выносить и беременность чревата для организма (онкология), но пара очень долго ждала детей поэтому наверное они приняли это сложное решение. Двойняшки у женщины были, отец остался с двумя детьми (двойняшки). Как в дальнейшем у отца сложилась жизнь я не знаю, было это несколько лет назад. Я думаю сейчас дети должны быть в начальной школе.

те,кто пишет что это разводка- для вас все темы разводки. что тут разводного?? просто вспомнилась одна передача где женщина искала своих сестер и братьев по маме,которая умерла рожая ее. в свою очередь родные не смогли ее простить и так и не приняли в семью. женщина уже взрослая была.(программа ключевой момент,Украина)

И я б не приняла. Как ни смотри, а все время бы вспоминала, на нее глядя.
Мне так-то взрослый человек дороже, чем потенциальный( неизвестно, что там из того куска мяса вырастет).

Откуда Ваши цифры?»За последние 15 лет материнская смертность во время родов значительно снизилась во всем мире. Достигнуто 5-процентное сокращение количества смертей женщин в результате родов: с 430 до 400 случаев на 100 тыс. рожениц «http://www.zdrav.ru/articles/practice/detail.php? >

а что толку если сделали анализ? свертываемость от этого не улучшится.у меня такая проблема,знаю,предупреждали что могу крякнуть.

Т е повышают свертываемость при операции. Для этого и делается гемостазиограмма.

В каком смысле что толку? Снижают эту свертываемость при операции. Или вы думаете, диабетиков и людей с низкой свертываемостью не оперируют совсем? У меня обратная проблема, мне кровь
еще раз говорю ,свертываемось крови не так легко повысить.из за того что возьмут анализ она не повысится.мне повышали ее все беременность и безрезультатно.ездила к профессору на консультацию,она мне сказала если пойдет что то не так при родах,можешь умереть.Вы какая то туповатая женщина.это все равно что сказать:ну и что что рак,у него же взяли анализы?выявить проблему ,не значит моментально ее решить.

У меня одноклассница умерла в 20 лет, она на учет по беременности не вставала, я ее в городе встретила, вся в золоте, в шикарной шубе, т.е. не маргиналка с виду.Первый раз обратилась в больницу уже когда схватки начались, оказалась, плохая свертываемость крови. Не спасли. Мама ее замуж только вышла, ей сорок с небольшим было, удочерили с мужем девочку.

Только не надо про Россию, вы наверное в Англии не рожали. Я когда забеременнела, первое узи назначили на 12-ть недель! И это всем назначают. Если бы не мое любопытство, и внутреннее чутье, которое меня заставило на 6-й неделе пойти на узи в платную клинику, может я бы тоже копыта откинула. Так как в это же вечер меня в больницу положили. Мне трубу прорвало в 7 вечера того же дня, а оперировали только в 12-ть ночи. И это спасибо, у меня уже все узи результаты были из платной клиники, а так бы
Фиг знает еще сколько времени заняло. Во время операции 1.5 литра крови выкачали (внутренее крово-излияние было) . Суббота была, больница забита, тоже какую-то роженницу в критичном состоянии кесаревым спасали до меня. А я ждала своей очереди, чуть коньки не откинула. И это Лондон вам, блин. Бесплатная медицина.
И еще, я вот еще нигде не слышада, чтобы в Европе на сохранение клали во время угрозы выкидыша, может в платных клиниках, не знаю. Если бы меня на сохранение клали при последующей беременности, после внематочной, может быть ее и удалось бы сохранить, а тут опять выкидыш случился. И никого тут не волнует это, короче. Все таки в России к этому лучше относятся.

13 человек в современном городе это чудовищная цифра. Для примера, во всем мире в год умирает от 500 до 800 человек, это вместе со всей Африкой. Вот и считайте. Позорище, а не статистика для Питера. Вся наша гинекология страны — это позорище.

А по тебе. Моя одноклассница умерла во время кесарева. Не знаю что там конкретно случилось, но городок где она жила -очень маленький, 30 тыс. населения. Одна родовая больница. Я о подробностях не знаю, но знаю что она всю жизнь оочень худая была и всегда страдала малокровием. В так очень хорошая девушка была и очень красиво пела, на всех мероприятиях выступала в школе. Что сейчас с ребенком не знаю, так как я давно в России не живу и мало общаюсь с общими знакомыми.

В каком смысле что толку? Снижают эту свертываемость при операции. Или вы думаете, диабетиков и людей с низкой свертываемостью не оперируют совсем? У меня обратная проблема, мне кровь разжижают.

Моему мужу было 10 лет, когда мама поехала в роддом. В итоге, кесарево, не спасли ни маму, ни ребенка 🙁

Смерть матери в таких ситуациях происходит не во время родов, а из-за кровотечения после родов. Я сама чуть на тот свет не отправилась через неделю после рождения своего сынульки. Среди ночи проснулась от ощущения, что я каком-то липком болоте. Хорошо, сообразила, что скорую надо срочно вызывать. Спасибо мужу, что уложил меня до приезда врачей и сам собирал мне все вещи и документы. Как везли в больницу, кололи кровоостанавливающее, делали операцию уже смутно помню. Мне потом медсестра утром пришла ставить очередную капельницу и сказала, что я в рубашке родилась, ещё буквально полчаса и мой малыш остался бы сиротой.

Это что? Очередная разводка, призывающая (пусть и не прямо) — не рожать.Тут прямо пропаганда не рожать: прямо и завуалировано. Не верю в такие темы.

А может, это призыв относиться к рождению детей ответственно, а не нестись рожать сломя голову в 20 лет?

Как правило, у тех кто рожает в таком возрасте, проблем как раз-таки нет, Это потом не могут ответственно забеременеть и ответственно разродиться.

а у меня сестра сводная есть. ее мать умерла во время родов-эмболия. Отец наш маме привез маленький кулек из командировки. Вот моя мама всю жизнь наверно вину будет чувствовать перед сестрой и той женщиной. мама постаралась заменить ей мать, благодаря любвиобилию нашего отца, у меня сестра есть.

Единичные случаи? Это вы на ходу придумали? Только в Петербурге в 2013 году умерло 13 рожениц.

А вообще по правилам врачей мать спасают в первую очередь, значит ситуацию и правда была совсем критичная, вины ребенка нет

У меня одноклассница умерла в 20 лет, она на учет по беременности не вставала, я ее в городе встретила, вся в золоте, в шикарной шубе, т.е. не маргиналка с виду.Первый раз обратилась в больницу уже когда схватки начались, оказалась, плохая свертываемость крови. Не спасли. Мама ее замуж только вышла, ей сорок с небольшим было, удочерили с мужем девочку.

У меня родственница чуть было не умерла от эклампсии, слава богу успели сделать экстренное кесарево и ее реанимировать. Но у нее вся беременность протекала с осложнениями: токсикоз, нефропатия. Последние дни она как раз уже в больнице лежала на сохранении, поэтому помощь во время приступа быстро была оказана, а так могли бы и не спасти.

У меня родственница чуть было не умерла от эклампсии, слава богу успели сделать экстренное кесарево и ее реанимировать. Но у нее вся беременность протекала с осложнениями: токсикоз, нефропатия. Последние дни она как раз уже в больнице лежала на сохранении, поэтому помощь во время приступа быстро была оказана, а так могли бы и не спасти.

Смерть матери в таких ситуациях происходит не во время родов, а из-за кровотечения после родов. Я сама чуть на тот свет не отправилась через неделю после рождения своего сынульки. Среди ночи проснулась от ощущения, что я каком-то липком болоте. Хорошо, сообразила, что скорую надо срочно вызывать. Спасибо мужу, что уложил меня до приезда врачей и сам собирал мне все вещи и документы. Как везли в больницу, кололи кровоостанавливающее, делали операцию уже смутно помню. Мне потом медсестра утром пришла ставить очередную капельницу и сказала, что я в рубашке родилась, ещё буквально полчаса и мой малыш остался бы сиротой.

а у меня сестра сводная есть. ее мать умерла во время родов-эмболия. Отец наш маме привез маленький кулек из командировки. Вот моя мама всю жизнь наверно вину будет чувствовать перед сестрой и той женщиной. мама постаралась заменить ей мать, благодаря любвиобилию нашего отца, у меня сестра есть.

На свертываемость крови делают моментальный анализ при поступлении. Причина была в другом, ее вам не озвучили.

Из командировки или из поездки в роддом?

И я б не приняла. Как ни смотри, а все время бы вспоминала, на нее глядя.Мне так-то взрослый человек дороже, чем потенциальный( неизвестно, что там из того куска мяса вырастет).

Здравствуйте, ищем для съёмок в программе о тайнах рождения того, чья мама умерла при родах. Пожалуйста, напишите на kap-anna@yandex.ru

И я б не приняла. Как ни смотри, а все время бы вспоминала, на нее глядя.
Мне так-то взрослый человек дороже, чем потенциальный( неизвестно, что там из того куска мяса вырастет).

Моя мама умерла родив меня, четвертую дочку. Оч хотела сына, я по характеру сильная, добиваюсь многого сама. Удочерили меня брат моего биологического папы, узнала это я только после того как родила второго сына и чуть не умерла, очень хотела родить но мой врач категоричен, перевязала мне трубы, после родов было кровотечение, ручная, операция!! Свет, руки, голоса но я осталась с сыном тут. И тут потихоньку до меня начинает доходить, спросила у сестры она честно мне рассказала, родители незнают что я знаю. Я их очень люблю, благодарна им, делаю все чтоб им было хорошо. Очень их люблю. И сестру и брата. И они мне самые РОДНЫЕ.

источник

В их доме прямо при входе видишь фотопортрет: улыбающаяся семья в обнимку – Пётр, Юлия и их дочь Вика, и надпись: «Любовь такая лишь раз бывает…» Он — 34-летний водитель-дальнобойщик, занимающийся грузоперевозками, она – учительница истории. Он родом из Новоскольского района, из многодетной семьи, она — коренная белгородка. Они прожили душа в душу больше 10 лет, построили двухэтажный дом, растили дочь и очень хотели ещё детей. В августе этого года Юлии Можайцевой исполнилось бы 32 года. Теперь её нет, а муж остался с тремя дочерьми на руках, две из которых – малютки-близняшки. В конце мая этого года Юлия умерла при родах в областном Перинатальном центре.

Прошло уже полтора месяца со дня смерти жены, а Пётр всё не находит себе места, не может нормально работать. Написал письмо в АиФ, чтобы хоть как-то отвести душу, подробно рассказал всё, что произошло, при встрече с корреспондентом «АиФ-Белгород».

— Мы очень хотели второго ребёнка, но у Юлии долго не получалось забеременеть, — вспоминает он. – Хотели даже ехать в Москву на ЭКО. Потом, в ноябре 2007 года, когда узнали, что Юлия ждёт ребёнка, были безумно счастливы. А когда ещё на УЗИ нам сказали, что будет двойня, были просто в восторге.

С врачом Перинатального центра Светланой Райковой они познакомились в марте 2008 года, решили, что наблюдать за Юлией и оказывать помощь в родах будет она. Два раза в апреле и в мае Юлия лежала на сохранении в Перинатальном центре. К концу мая у женщины появились отёки.

Поскольку первую дочь она рожала через кесарево сечение, и учитывая, что ожидается двойня, врач рекомендовала заранее лечь в стационар. 30 мая Юлии стало плохо, её поместили в реанимацию. На следующий день Пётр общался с ней по телефону и услышал, что ей лучше. Но в тот же вечер 31 мая, около 18 часов, она сообщила мужу, что ей снова хуже. Это был их последний разговор. Около 21 часа ему позвонила Райкова и поздравила с рождением двух девочек, вес которых 2380 кг и 2090 кг – нормальный для двойни. На вопрос о состоянии жены врач ответила, что Юлия в реанимации, и сказала, чтобы он пришёл на следующий день часам к 11-ти, принёс минералку без газа и лимон.

— В 6 утра 1 июня я звоню в роддом, спрашиваю о жене, а мне говорят: «Лучше приезжайте», — вспоминает Пётр. – Мы с тёщей тут же выехали. Нас никто из врачей не встретил, а охранник у ворот говорит: «Вы родственники женщины, которую повезли в морг?» Потом вышел какой-то незнакомый врач, сказал, что у жены не выдержало сердце.

А вот Светлана Райкова так ни разу с родственниками и не поговорила.
— Все нам объясняли, что произошло, все приносили соболезнования и извинения, кроме неё! — возмущается Пётр Можайцев. – Мне говорили, что она испугалась, растерялась, что, когда поняла, что уже поздно что-то изменить, вызвала всех врачей, и они ночью мчались в роддом кто на чём. Я не виню врачей, делавших вторую операцию, которые пытались её оживить. Столько везде говорят о Перинатальном центре, а о нашей трагедии – ни слова!

9-летняя дочь Вика теперь для отца – поддержка и утешение. Она как-то сразу повзрослела, а раньше была такая беззаботная. За малышками ухаживает сестра Петра, 36-летняя Наталья, оформила на себя отпуск по уходу за детьми до полутора лет. Помогают и другие родственники. Так что сказать, что Пётр остался брошен один на один со своей бедой, нельзя. Но сам он не знает, как жить дальше.

Читайте также:  Что можно выпить от головной боли после родов

— На похоронах мне говорили, мол, не раздавай юлины вещи до сорока дней, — говорит он. – Они не понимают, для меня это – как музей: откроешь шкаф, там её платья, духи, её запах, и кажется, будто она рядом.

Уезжая в командировку, Пётр вместо иконки берёт с собой фотографию жены.

— Она за мной ходила, как за малым ребёнком, — вспоминает он.- Когда уезжал, письма мне писала о любви и отдавала, когда возвращался. Никогда не повысила голос, ни со мной, ни с родителями ни разу – ни одного конфликта, жили в такой любви, что все завидовали.

«Никто не застрахован от смерти в родах»

— Случаи смертности, связанные с беременностью и родами, очень редки, но имеют особое социальное значение, это горе для семьи и близких людей, часто сиротами остаются дети, — говорит начальник управления медицинский проблем семьи, материнства, детства и демографической политики Наталья ЗЕРНАЕВА. — Смерть Можайцевой Юлии Вячеславовны в перинатальном центре областной клинической больницы, который является ведущим учреждением родовспоможения в области и где оказывается высококвалифицированная медицинская помощь женщинам с осложненными родами и тяжелыми заболеваниями, тяжело переживается всеми медицинскими работниками, причастными к ведению беременности и родов.

В департаменте здравоохранения и социальной защиты населения области была создана комиссия для выяснения причин, приведших к трагедии. В ходе служебной проверки были проанализированы все этапы оказания медицинской помощи. Течение беременности у Юлии осложнилось гестозом второй половины беременности, в связи с чем она была госпитализирована, получала лечение не в обычном отделении патологии беременных, а в реанимационном отделении перинатального центра.

Проводимая терапия позволила стабилизировать течение заболевания, однако вследствие начавшегося разрыва матки по рубцу (в первых родах было проведено «кесарево сечение») в сосудистое русло попали околоплодные воды. Эмболия околоплодными водами, подтвержденная гистологическим исследованием, является непредотвратимой причиной смерти. Бригада лучших специалистов с 23 часов 31 мая до 6 часов 1 июня пыталась сохранить жизнь Юлии, было сделано все возможное.

— Материнская смертность при такой патологии составляет 85 процентов, это общемировые показатели, — говорит заместитель главного врача областной больницы святителя Иоасафа по родовспоможению Лидия ВАСИЛЬЧЕНКО. – За последние 10 лет у нас в Перинатальном центре не было ни одного подобного случая, и все мы, конечно, очень переживаем и сочувствуем этой семье.

По словам Лидии Сергеевны, Светлана Райкова — врач с 10-летним стажем, приехала из Курска, работает в перинатальном центре с 2004 года. В данный момент, с того самого случая, она находится в отпуске, и, возможно, за пределами области.

— Я не хочу оправдываться, я понимаю родных, обвиняющих врача, но ведь врачи не всесильны, — говорит Лидия Сергеевна.

Наблюдение за малышками ведут непосредственно специалисты перинатального центра. Организовано специальное питание для младенцев. К сотрудникам перинатального центра применены меры дисциплинарного взыскания.

— Члены комиссии беседовали с родственниками Юлии, были объяснены все причины, приведшие к трагедии, — говорит Наталья Зернаева. — Однако горе семьи несоизмеримо ни с какими нашими объяснениями. Еще раз хочу принести извинения и глубокие соболезнования семье Можайцевой Юлии Вячеславовны от себя лично, всех медицинских работников. Простите нас!

… Мать Юлии Любовь Алексеевна, вспоминая со слезами, какая белая, без единой кровинки, была её дочь в гробу, говорит:

— Для врачей это просто случай. А нам как жить? Для нас всех это горе на всю жизнь.

источник

Разумеется, такое могло случиться и в США, и в Британии, и во Франции. Но случилось в СССР. В стране, где понятия о человеческом достоинстве, о личном комфорте, о гуманном обслуживании, в том числе и медицинском, были практически уничтожены. Где до сих пор показатели материнской смертности в три с лишним раза выше, чем в европейских странах.

Мужчин унижали в армии. Женщин — в родильных палатах. Роды — это был своеобразный обряд инициации, который проводила карательная советская гинекология.

Женщины передавали из уст в уста леденящие кровь истории о мучительных, болезненных и долгих родах, во время которых у них все обрывалось внутри (буквально). О том, как они лежали в палатах и орали благим матом, а к ним никто не подходил часами. Если и появлялась нянька, то лишь затем, чтобы обидеть: мол, че орешь, дура, не пугай людей, терпи. О том, что нельзя было приходить в роддом со своей одеждой. Что запрещалось иметь очки. Надевать трусы. Что рожениц, которых тошнило от боли, санитарки могли заставить убирать за собой — «вас много, а я одна!». Об общем отношении: рожающая женщина виновна уже потому, что залетела, а значит — трахалась, распутная, имела секс. Ну вот и отвечай теперь за это. Любишь кататься, люби и саночки возить.

Причем женщины, в большинстве, принимали эти правила игры. Не спорили, не писали потом жалоб. Старались перетерпеть и забыть.

Одна знакомая уже в наши дни рожала в государственной клинике, но по контракту. За три с половиной тысячи долларов США. По этому контракту ей была положена личная медсестра. Которая напрочь забыла о своих обязанностях. И когда явно начались осложнения, знакомую спасло лишь то, что при ней была подруга, которая заставила персонал прийти и что-то сделать.

В соседней же палате с полчаса надрывно орала молодая девушка. И вот та самая подруга, что оказалась вместо медсестры, нашла дежурную и попросила зайти к ней, проверить. Дежурная ответила что-то вроде «идитевжопу». Следующий кадр — минут через двадцать девушку из соседней палаты везли в реанимацию.

Эту рожавшую знакомую с контрактом оскорбляли все в той клинике (еще и за ее деньги). Да, она выбрала плохой роддом. И все же.

Самое интересное, что сразу после родов все вдруг стали с ней чертовски милы. И личная медсестра появилась внезапно.

Потому что это были не роды. Это было испытание. Ты должна пройти все муки и пытки. Такой женский персональный Перл Харбор.

Нельзя сказать, что эти варварские обряды справляли только в СССР. Патти Смит, певица, в автобиографии пишет о том, как ужасно с ней обращались, когда она в двадцать один год рожала в 1967-м в США. Ей пришлось узнать все, что думает персонал больницы о шалавах, которые беременеют без мужа.

Но уже давно американки и европейки рожают хоть без мужа, хоть из пробирки, хоть в пятьдесят лет — и это счастье, а не горе. Девушки не боятся ни двойни, ни тройни, ни возраста. Кесарево делают кому угодно по личной просьбе, а не в последнюю секунду, когда речь идет о жизни или смерти.

А в России гинекология до сих пор блюдет советские традиции.

Ладно, у нас есть чудесные врачи. Но речь о системе.

Считается, что обезболивание — плохо. И кесарево — тоже плохо. Несмотря на то что выросло уже несколько поколений детей, рожденных с помощью сечения.

Чтобы увидеть бездну, надо зайти на форумы для беременных. И сказать, что намереваешься родить в сорок лет с эпидуральной анестезией, а кроме того, не желаешь кормить ребенка грудным молоком.

И тебе немедленно пояснят, что только после десяти часов схваток, когда ты лежишь одна в холодной палате на грязных простынях, и после травмы внутренних органов и реанимации ты получишь право называться женщиной и матерью. А если не хочешь кормить грудью, ребенка у тебя вообще лучше отнять.

Да, в России мужчины бывают жестоки к женщинам.

Но нельзя не заметить, что и сами русские женщины очень жестоки друг к другу. Это совершенно общинная традиция. Иерархия с непременной дедовщиной (стоит ли сказать матерщиной?).

Всех удивляет какая-нибудь Елена Мизулина, чья фантазия выдает объективно антиженские законопроекты, но она сегодня всего лишь играет роль такой условной Главы Женской Половины. Она не чиновник, она — надзиратель на зоне.

Жестокость как основа иерархии, как принцип воспитания — это варварский устой тех времен, когда главной задачей было выживание в диких условиях. И это все еще работает в России.

Женщины здесь не поддерживают друг друга, а объединяются вокруг мужчин — и взаимодействуют по этим принципам.

Женщины-политики, которых мы знаем, — это ставленницы мужчин. Известные русские женщины нашего времени — это всегда чьи-то жены (или дочери).

Женщина интересна другим женщинам, только если она красива, хорошо одевается и у нее богатый муж (или папа), который может оплачивать ее красоту.

В основе женское русское сообщество — это гарем, внутри которого происходят свои интриги, склоки, где дружат против других. В России часто так бывает, что любовница и жена общаются — их союз держится на взаимной обиде на мужчину (до той поры, пока мужчина не выберет одну из них либо не бросит обеих).

И понятно, что в таком устройстве материнство должно стать подвигом. Чтобы собрать больше медалей за заслуги перед мужчиной. Родила легко и приятно — ну и какая ты героиня после этого? А если еще и немедленно вышла на работу и вернула форму, то это вообще не считается.

И если женщина во время родов набрала лишний вес и при этом не отсиживается дома в ужасе перед общественным суждением, то другие женщины будут порицать ее, не жалея на это ни сил, ни времени. Видимо, это тоже гаремное переживание — умение радоваться тому, что «соперница» (даже гипотетическая) больше (или временно) непривлекательна для мужчины.

Ну вот и получается, что русская женщина живет вовсе не для себя. Что все ее чаяния и амбиции устремлены на мужчину.

Поэтому женщины друг друга и не любят — даже в XXI веке они верят не в себя, а только в Мужчину Всемогущего. Который позволяет им всем сразу себя обожать и с удовольствием смотрит на женские бои, устроенные в его честь.

источник

Семён Горбунов один воспитывает четверых детей. Его жена Алия успешно родила троих малышей дома, но четвёртая беременность закончилась трагически. Семён говорит, что это страшная трагедия для его семьи.

«Нашей мамы не стало… Кто же виноват и как теперь жить?». Такое сообщение появилось на одном из челябинских форумов.

17 мая 2011 года роженица из Миасса ждала появления на свет четвертого малыша. Но увидеть его она так и не успела. 32-летняя Алия Горбунова умерла на операционном столе во время кесарева сечения.

— Все время кажется, что это страшный сон, и сейчас я проснусь, увижу свою любимую сладко сопящей на моем плече, — сдерживает слезы Семен Горбунов. — Но время идет, а я все не просыпаюсь. В это невозможно поверить, ведь по дороге в роддом жена чувствовала себя хорошо. А через два часа ее не стало.

Беременность протекала легко
Семен уверен, что трагедии можно было избежать, если бы не халатность врачей. Ведь беременность у женщины протекала легко, ее ничего не беспокоило, лишь давление иногда поднималось. Врачи советовали чаек попить на травах. Правда, и в больницу предлагали лечь. Но повышенное давление не сильно беспокоило женщину, и она отказалась. Роженица исправно ходила на консультации, сдавала все анализы. За пять дней до родов УЗИ не показало никаких патологий. А после трагедии в медицинской книжке Аллы вдруг появились записи со страшным диагнозом «гестоз» и направления на обследования…

По словам мужа, во время беременности это слово даже не упоминалось медиками. Но врачи говорят, что сделали все возможное для спасения женщины.

– Нужно начать с того, что женщина на учете не состояла. Уже трижды рожала дома. Всего дважды явилась к врачам на 34 и 35 неделях беременности. Врачи ей сразу поставили диагноз «гестоз». Были показания к госпитализации и лечению. Но женщина написала отказ, – говорит главный акушер-гинеколог Миасса Наталья Мальцева. – Когда женщина пришла к нам, ее состояние сразу оценили как тяжелое. В больницу она поступила с кровотечением, при котором есть большая вероятность гибели как младенца, так и самой роженицы. После осмотра женщины врачи решили оперировать ее и сделали кесарево сечение. Давление роженицы резко упало. Ей поставили диагноз «эмболия околоплодными водами», кардиопульмональный шок. Это очень тяжелая и неуправляемая ситуация, которая приводит практически к стопроцентному летальному исходу.

От денег многодетный папа отказался
Без мамы остались четверо детей: старший 12-летний сын, две дочки десяти и пяти лет и новорожденный Максимка. Они больше не услышат ее сказок перед сном и не смогут крепко к ней прижаться. Многодетный папа сразу сказал детям, что мама стала ангелом и улетела на небо. Сынишка мужественно держится, старшая девочка долго плакала, а младшенькая еще не поняла, что случилось. Семен работал сантехником, сейчас взял отпуск по уходу за ребенком, ведь кто-то должен следить за малышами. Воспитывать детей помогает бабушка — мама Семена — и подруги жены. Очень много неравнодушных южноуральцев поддерживают мужчину. Челябинцы собрали для детей большую посылку с одеждой, игрушками, детскими смесями… Предлагали деньги, но мужчина от них отказался.

— Другим они намного нужнее. Сейчас пособия по уходу за новорожденным оформляю и пенсию по потере кормильца. Деньги небольшие, но прожить на них можно, — говорит Семен Горбунов. — А вот за доброе слово, заботу и внимание к нам — большое спасибо. Прислали много красивых вещей, даже наряды на взрослую девушку есть. На вырост будет. Дети ведь быстро взрослеют.

Алия Горбунова всегда боялась врачей и больниц, именно поэтому каждый её ребенок появлялся на свет в стенах её дома. Четвертый малыш был рожден в больнице, но мама Алия его так и не увидела. На могиле Алии Горбуновой сегодня лежат свежие розы…

источник

26 августа прошлого года примерно в два часа ночи в областном перинатальном центре скончалась 36-летняя Елена Ерохина. Женщина сама смогла родить сына, подержать его на руках, сказать акушерке, что у нее родился настоящий богатырь, и даже дать ребенку имя Саша. Как она могла после этого внезапно умереть — до сих пор остается тайной для ее родных. Возможно, на вопросы родственников Елены уже в ближайшее время ответит следователь следственного управления по Железнодорожному району Анна Пронина, в производстве которой находится это уголовное дело. Но почему то родственники умершей женщины не верят, что хоть кто-то ответит за жизнь их любимой дочери, заботливой жены и ласковой мамы двоих малышей — Леночки Ерохиной.

Мама Лены, Наиля Хвостенкова, по горькой иронии судьбы 50 лет проработала в областной больнице — в той самой в стенах которой умерла ее любимая дочь. Всегда трудно говорить с человеком, который находится в столь безнадежном горе, в отчаянье, граничащим с истерикой.

— Вы знаете, я даже спустя восемь месяцев удивляюсь, почему я до сих пор дышу, вижу деревья, траву, слышу голоса и даже хожу на работу. Я все время хочу умереть! Хочу к Лене! Не накладываю на себя руки только потому, что жду возмездия. Я уверена, что в смерти моей дочери виноваты врачи, которые проявили преступную халатность. Надеюсь, что суд вынесет им справедливое решение. Леночку это, конечно, не поднимет, но ведь должна же быть в мире хоть какая то справедливость?!

История этой семейной трагедии начиналась со счастья. 36-летняя Лена Ерохина обрадовала своего мужа 46-летнего Дениса новостью о своей второй беременности. К тому времени у супругов уже подрастал 5-летний Егорка, но супруги мечтали о дочурке. Будущая мама сразу же перестроила полностью свою жизнь: много гуляла, правильно питалась и старалась быть всегда только в позитивном настроении. А Денис, вдохновленный прибавлением в семействе, стал в усиленном темпе достраивать коттедж в Кременках. Очень ждала появление внучки и бабушка Наиля.

Как и положено, в ранние сроки Елена встала на учет в Заволжскую женскую консультацию, к врачу Серебряковой. Беременность протекала абсолютно нормально, никаких опасных патологий ни у мамы, ни у малыша врачи не диагностировали.

— Единственное, что на протяжении всей беременности огорчило мою дочь, — рассказывает Наиля Хвостенкова, — это то, что УЗИ на последних сроках беременности показало, что она ждет второго сына. Лена даже всплакнула немного лежа на кушетке. Но потом вытерла слезы, улыбнулась и сказала, что они с Денисом на этом не остановятся. Остановили врачи! Отправили в преисподнюю! (женщина не может сдержать слез).

Читайте также:  Как у вас начались схватки в третьих родах

В середине августа Елена должна была рожать. Поскольку первого сынишку Егорку, она родила в областном перинатальном центре, то решила, что и второй на свет должен появиться там же. Так как сама Наиля проработала в областной больнице много лет, к тому же заведующей рентгенологическим отделением работает ее двоюродная сестра — получить направление на роды в областной перинатальный цент для дочери ей не составило труда.

— Будь проклято то направление. Я уверена, что если бы Леночка рожала в другом родильном доме, то она осталась бы жива, — уверена сейчас убитая горем мать.

Срок родов приближался, но никаких предвестников беды Елена не ощущала. 14 августа она самостоятельно поехала ложиться в перинатальный центр. Однако заведующий отделением патологии Харитонов встретил будущую мать не ласково.

— Харитонов говорил с ней очень грубо. Сказал, что мест нет, велел ехать домой и приезжать в понедельник. Лена с сумками поехала обратно домой в Заволжье, — со слезами на глазах вспоминает Наиля.

В понедельник в отделение патологии Елену Ерохину положили в отделение патологии только благодаря связям ее тети. Но зато ей выделили отдельную ВИП-палату, где она и стала дожидаться рождения своего второго сына. Однако время шло, но ничего не происходило.

— Харитонов приходил на осмотр, трогал ей живот и уходил, игнорируя все её вопросы. Мы уже просто не знали, что и думать. Это сейчас я уже понимаю, что врач ждал от нас платы за отдельную палату и всячески оттягивал время родов. И это несмотря на то, что Лена по всем показателям находилась в группе риска. Только потом нам стали передавать, сколько стоит лечение у Харитонова, и операция «кесарево сечение» — сумма от 40-60 тыс рублей. Но мы-то, дураки, этого не понимали тогда.

Наиля опять начинает навзрыд рыдать и долго не может успокоиться. Видимо мысль о том, что жизнь ее дочери стоит столь ничтожной суммы сводит ее с ума уже многие месяцы. Неожиданно несчастная мать начинает вспоминать о том, что уже в родильном доме дочь часто говорила о смерти, словно предчувствуя, что идет обратный отсчет ее жизни.

— У Леночки в отделении акушеркой работала ее приятельница, она её много раз спрашивала: «Я не умру?». Такой же вопрос она задавала всем врачам. Все ободряли ее, говорили, что все будет нормально. Она знала, что не выйдет из этого хваленого перинатального центра живой! Знала!

Смертельная развязка наступила 26 августа. Заведующий отделением Харитонов в 5 вечера ввел роженице стимулирующий гель и, перепоручив ее дежурному врачу Князевой, спокойно отправился домой. После начала схваток Лена еще позвонила мужу и маме сказала, что все идёт нормально, и ей сделали эпидуральную анестезию. Это были последние слова Елены Ерохиной самым родным людям. Муж Денис до сих пор бережет в телефоне ее последние смс-сообщения, в которых она ему пишет, что уже скоро на свет появится их сынишка.

«Они просто убили мою дочку»

Все, что происходило дальше, отражают только сухие медицинские документы и пояснения врачей. Елена Ерохина родоразрешилась мальчиком весом 3,9 кг, малыш был сразу приложен к груди. По словам врачей, счастливая мама сказала, что он настоящий богатырь, и назвала его Сашей.

После этого, судя по всему, врачи оставили Елену в одиночестве и отправились отдыхать, хотя по правилам рядом с родильницей на протяжении нескольких часов должен находиться врач. Видимо Леночке не повезло, что рожала она ночью. По словам Наили Хвостенковой, врачи просто не увидели начавшиеся у ее дочери кровотечение. Когда они начали оказывать помощь время было уже упущено. Елена Ерохина, по словам врачей, потеряла 4 литра крови, и было принято решение удалить у нее детородные органы.

— Гинеколог Князева поняв, что не может ничего сделать сама, из отделения гинекологии вызвала свою коллегу Арапову. Та, пока проснулась, пока дошла до родильного дома, прошло достаточно большое количество времени. Потом непонятно, что они делали вообще с моей девочкой. Подумайте, они непонятно для чего два раза убирали матку у нее и снова вкладывали в брюшную полость. Я уверена, что даже студенты-практиканты сделали бы все лучше. Никогда не забуду, свои ощущения, после того, как увидела свою девочку в морге. Лежит, как будто спит, волосы рассыпаны по плечам, глазки закрыты, а на боку два огромных неровных шва. Позже уже в другом морге на Сурова мне сказали, что Лену доставили без матки, без мочевого пузыря, с повреждением головы и левой голени. Они просто убили мою дочку, и после этого спокойно живут.

После этих слов мы долго сидим молча. Наиля пытается успокоиться, а я просто не знаю что сказать.

— Наиля Касимовна скажите, а какой была Леночка?

— Она была очень красивая, великодушная и всем все прощала. Понимала людские слабости. Всегда торопилась жить: и машину ей надо было научиться водить, и подруг поддержать, и мужу угодить и сына порадовать. Бежала, бежала и остановилась…

— Вы находите хоть какое то утешение во внуках? Они ведь частичка вашей дочери.

— Нет, никакого утешения. Маленького Сашу принять не могу, хоть и жалко его. Перестала совсем общаться с сестрой, с племянницей. Моя душа умерла вместе с Леной.

— Зять говорит, вчера всю ночь плакал, к маме хотел. Говорит, папа давай купим, фонарик и посветим вверх, мама же на облачке, может мы ее увидим?

Адвокат Нина Костина, которая представляет интересы умершей Елены Ерохиной уверена, что дело дойдет до суда. «На сегодняшний день мы ждем заключение судебно-медицинской экспертизы, которая проводится в Оренбурге. Мои прогнозы, что дело спуститься в суд, будем надеяться на справедливое решение. По-человечески мне искренне жаль молодую женщину, ее деток. Без сомнения — это ужасная трагедия»

Владимир Харитонов, экс-заведующий отделения патологии областного перинатального центра, явно не горит желанием обсуждать смерть Лены: «Я не хочу говорить на эту тему. Да, Ерохина умерла, после этого я стал простым дежурантом. Что вы хотите от меня? Суд выявит виновных. Не надо мне об этом напоминать, она итак у меня все время перед глазами. Зачем вы мне звоните?! Ее мать достала меня».

источник

Из жизни «Поцеловал ее в последний раз». 30-летняя мать троих детей умерла при родах. Ее муж винит врачей центра, где умерло уже больше десятка новорожденных

Андрей и Екатерина Ким около двух лет назад случайно познакомились, стали встречаться. У Кати после смерти мужа осталось трое детей, но Андрея это не смутило. 29 апреля 2017 года окрыленные молодожены отгуляли свадьбу и выглядели абсолютно счастливыми.

Медовый месяц был Геленджике. Как 30-летняя Катя шутила, «поехали туда за девочкой». Так и случилось. Четыертые роды женщину не пугали: всех своих троих детей она рожала у одной и той же акушерки в перинатальном центре в Бежице. Катя и Андрей заранее договорились с медиками на платные роды.

По словам Андрея, беременность у его жены протекала нормально. 4 апреля у Кати стал тянуть низ живота. Муж отвез ее в перинатальный центр на консультацию. Врач успокоила, что спешить не надо — мол, головка ребенка еще высоко, зачем из нормального состояния делать патологию… 5 апреля многодетной маме стало хуже, поднялась температура до 40 градусов. О своем состоянии она сообщила врачу. Та посоветовала выпить жаропонижающее, а утром приехать в больницу с вещами.

Однако 6 апреля Катю не госпитализировали, как обещали, хотя осмотрели ее уже и гинеколог, и терапевт. Беременная жаловалась на боль в правом подреберье, но врач списала это на то, что ребеночек крутится и, возможно, защемил нерв. Медработники сказали, что это обычное ОРВИ, и беспокоиться не о чем, отправив женщину домой.

— Мы тогда с женой даже немного поругались. Я был очень удивлен, что ее на таком сроке и с температурой отправляют домой, но она так верила этому врачу, а мне было тревожно, — продолжает Андрей. — Мы купили все лекарства, которые выписал врач, но они не помогли. Температура снова поднялась.

Супруги надеялись, что женщину положат в больницу 7 апреля. Андрей отвез троих детей Кати к бабушке. Но когда вернулся домой, Катя сказала, что и сегодня ее не возьмут: свободных боксов, куда ее можно поместить, пока нет, поэтому придется подождать день-два. Встревоженный муж хотел вызвать «скорую помощь», но Катя снова сказала, что врач знает, что делает.

— В ночь я пошел таксовать — надо было денег заработать, чтобы заплатить врачу. Обычно я работаю до 5−6 утра, а тут в 2 ночи мне стало страшно за Катю. Когда вернулся, жена не спала, ей было плохо. Мы лежали до утра, я ее обнимал ее и гладил животик. В 8 утра поехали в больницу, по дороге жена мне сказала, что хочет назвать дочку Карина, а до этого мы хотели либо Евой либо Софьей, спорить я не стал. Поцеловал Катю, как оказалось, в последний раз, — вспоминает Андрей.

Потом супруга позвонила и попросила привезти лекарства. Однако забрать их не спустилась: вместо этого к Андрею вышла врач. Тогда она и сообщила, что у его жены запущенная пневмония, но обнадежила, что они обязательно спасут и ее и ребенка. А около двух часов дня мужчине позвонили из больницы и печально сообщили, что Кати больше нет, но новорожденная дочка в полном порядке.

— Врач извинялась и просила никуда не жаловаться. Я задавал потом врачам вопросы, но так и не получил на них ответов. Мне до сих пор не понятно, почему жене стали делать кесарево сечение, хотя она всех детей рожала сама и готовилась к естественным родам. Почему малышке сразу стали давать антибиотики, а Кате нет? — спрашивает он.

13 июня супруг Андрей Ким написал заявление в прокуратуру о привлечении к ответственности медицинских работников. Сейчас

— Сейчас я не могу верить врачам, — говорит мужчина- Не знаю, как с этим дальше жить. В моей жизни все перевернулось. Хочу лишь одного — добиться справедливости, чтобы за смерть моей любимой жены ответили виновные.

К слову, у медиков перинатального центра другая версия событий. Руководитель брянского перинатального центра Александр Кулаченко утверждает, что 6 апреля Екатерина Ким обратилась к докторам с жалобой на насморк и небольшую температуру. Как сообщает паблик «Плохие новости», ее осмотрели и гинеколог, и терапевт, предложив госпитализацию. Однако пациентка якобы настояла, чтобы ее отпустили лечиться домой. Он уверен: у женщины была простуда, которая молниеносно переросла в пневомнию. На снимках, сделанных 8 апреля, легкие женщины были полностью воспалены, гноились. Состояние оценивалось как очень тяжелое и ближе к полудню консилиум врачей центра решил срочно спасать ребенка с помощью кесарева сечения. Девочку спасли, но через 30 минут У Екатерины Ким произошла остановка сердца. Вскрытие тела этот диагноз подтвердило.

Кстати, Александр Кулаченко уже фигурировал в сводке криминальных новостей. В его перинатальном центре в Бежице с 8 марта по 1 июня 2017 года умерли 11 младенцев, что является очень большим показателем смертности новорожденных. Правда, в Брянской городской больнице считают, что смертность в роддоме находится на обычном уровне. Александр Кулаченко заявил «Комсомольской правде», что сотрудникам центра «удалось выходить 25 детей с низкой и экстремально низкой массой тела». Прокуратура тогда возбуждала уголовное дело по статье «Халатность». Брянский активист Александр Куприянов (автор серии роликов под названием «#ДокторПравда»), снял видео со свидетельствами трех женщин — Олеси Сафоновой, Елены Губачевой и Алены Годуновой.

источник

Тридцать лет назад врачи сказали юной мамочке, что ее новорожденная дочка умерла. Но женщина все эти годы отмечала дни рождения малышки. Как оказалось, не зря.

Эта история произошла не у нас, не в России. Случилась она далеко, за океаном, в Соединенных Штатах. Тем не менее, она настолько пронзительная, что не рассказать ее просто нельзя.

Когда-то, давным-давно, юная девятнадцатилетняя Тина забеременела. Причем, уже во второй раз. У нее уже была маленькая дочурка. Девушка была рада второй беременности, в отличие от ее матери.

«Ты сама еще почти ребенок, живем небогато, как двоих детишек вытянем?», — примерно такие слова говорила родительница беременной Тине, всячески уговаривая дочку сделать аборт.

Но девушка твердо сказала, что будет рожать. И мама со своими дикими просьбами отстала, смирилась. Так, по крайней мере, дочери показалось. Но она ошиблась.

Несмотря на то, что беременность протекала нормально, Тина постоянно наблюдалась у врачей, и те никаких осложнений не видели, во время родов случилась беда.

Когда Тина немного пришла в себя после трудных родов, ей сказали, что родилась девочка. Но она скончалась буквально через несколько минут после появления на свет. И спасти ее не было никаких шансов. Девушка в слезах просила врачей принести ей дочку, чтобы попрощаться. Но ей отказали.

Тина тяжело перенесла эту потерю. Ей даже пришлось обращаться к специалисту, которая сказала, что время лечит любые раны. Но специалист оказалась не права. Тина не смирилась со смертью дочери. Девушка год из года отмечала день рождения своей маленькой Кристины. Такое имя она дала ей ещё до рождения.

Близкие Тины даже волноваться начали. А не сходит ли она с ума? Или все-таки материнское сердце что-то чувствовало? Ведь, забегая немного вперед, признаемся. Дочка Тины на самом деле была жива. Почему и как это получилось, чуть ниже. А пока о том, каким образом вскрылась правда.

С тех трагических родов со смертельным исходом прошло без малого тридцать лет. И все эти годы Тина не верила, что ее дочь могла умереть. И тогда ее старшая дочь Тиффани предложила вариант – мама сдает ДНК-тест и размещает его в социальных сетях, чтобы о нем мог узнать каждый желающий.

Женщина дочку послушалась и сделала так, как та предложила. И хотя в успех она особо не верила, неожиданно спустя несколько недель ей пришел ответ от одного из молодых… мужчин. Незнакомец утверждал, что его анализ ДНК полностью совпадал с ДНК Тины. А это могло значить только одно – они близкие родственники. Более того, парень родился в тот же день, когда появилась на свет Кристина.

Понятное дело, что Тина была и счастлива и шокирована одновременно. Хотя она после родов так и не увидела умершего ребенка, но врачи уверили ее, что это была девочка. Да и УЗИ на стадии беременности показывал тоже самое. Откуда же взялся мальчик?

А вот теперь самое время рассказать ту самую правду о родах. На свет на самом деле появилась девочка. Только у врачей к тому времени уже была договоренность с матерью Кристины. Роженице нужно было сказать, что малышка умерла. Когда дочку не удалось уговорить на аборт, родительница решила избавиться о нежелательного ребенка не мытьем, так катаньем.

Не наше дело судить тех людей в белых халатах, которые согласились на подобное преступление. Тем не менее, дело было сделано. Тина отправилась домой без малышки, но со своим горем. А родившейся Кристине окольными путями нашли приемную семью, в которой она и выросла.

А уже после того, как девушка стала взрослой, ей вдруг пришло в голову сменить пол. Кристина легла под нож хирурга, и встала уже мужчиной. Причем, мужчиной вполне себе успешным во всех смыслах. Встретил любовь, женился. Супруга ему ребенка родила. А потом судьба подарила ему встречу с настоящей матерью.

А Тина, уже отошедшая от шока, сегодня просто счастлива. Она нашла живым своего ребенка, пусть даже это оказался сын вместо дочки. К тому же он успел ее уже сделать и бабушкой. Так что, что теперь всю свою любовь она перенесла на внука, раз со своим вторым малышом ей когда-то понянчиться не довелось.

источник